18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
18:57 24.09.2018
Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга

«Гран-при» Михайловского: Медали пришлось давать авансом

Два дня в Михайловском театре шел смотр воспитанников хореографических училищ России под названием «Гран-при». Это придуманный театром благотворительный проект в поддержку балетного образования. Лучшие участники получили денежные премии, все школы-участницы - гранты. Во второй день прошел еще и концерт звезд балета. Но праздник нынче не был безоблачным. Обозначились серьезные проблемы – не у организаторов, у российского балетного образования.

«Гран-при» Михайловского: Медали пришлось давать авансом

Два дня в Михайловском театре шел смотр воспитанников хореографических училищ России под названием «Гран-при». Это придуманный театром благотворительный проект в поддержку балетного образования. Лучшие участники получили денежные премии, все школы-участницы - гранты. Во второй день прошел еще и концерт звезд балета. Но праздник нынче не был безоблачным. Обозначились серьезные проблемы – не у организаторов, у российского балетного образования.

На самом деле в этом событии два совершенно разных сюжета: проблемы хореографического образования – и деятельность Михайловского театра.

«Гран-при» проводится в третий раз, и директор театра Владимир Кехман, который, конечно, и определяет всю политику Михайловского, уже заявлял о том, как важно профессиональное образование для балета и как сам балет важен для престижа страны. То есть, по сути, предложил перевести балетное образование из цеховых проблем в государственные. И получил отклик: в этом году по поводу «Гран-при» приветствия и напутствия его театру прислали не только главы петербургской администрации, но даже  главы правительства.

Что до самого смотра, в нем, кроме Московской Академии хореографии, участвовали четыре колледжа: Пермский, Красноярский, Новосибирский и – впервые – Башкирский, имени Р. Нуреева. Воспитанники Академии русского балета им. А.Я. Вагановой, которые в предыдущие годы получали первые места, на этот раз по необъясненным причинам призов не оспаривали, выступив лишь в концерте. В результате вопрос о высшей награде можно было даже не обсуждать: у москвичей, показавших длинную сюиту из балета «Арлекинада», уверенных, профессионально подготовленных, с крепкими солистами и обученным кордебалетом, конкурентов не было. Рядом со старательными и напуганными провинциальными детьми, которые были младше и танцевали лишь короткие номера, они выглядели супер-профессионалами, тем более что главную мужскую партию исполнял не ученик, а двадцатилетний стажер. Дети же (из других городов) отчаянно волновались, отчаянно спотыкались и, казалось, были приглашены только для того, чтобы оттенить столичную школу, любые недостатки которой на таком фоне выглядели несущественными.

Что же решило жюри? А вот что. Смотр – благотворительный? Благотворительный. Заметьте, смотр, а не настоящий конкурс, его приоритет – поддержка, а не награды. Поэтому решено было все равно раздать все призы – в качестве колоссального заблаговременного аванса и акта надежды. Гран-при получила москвичка Ксения Рыжова, первую, вторую и третью премии – соответственно Марина Волкова, Юрий Кудрявцев и Полина Рясная, все из Красноярского колледжа, выглядевшего лучше прочих. Специально придуманным дипломом «за сценическое обаяние» было отмечено трио из Башкирии (мальчик Тагир Тагиров действительно был артистичен и вдохновенен). Ну, и отдельный приз Художественного совета был выдан взрослому московскому стажеру, кубинцу Марио Лабрадору, который, естественно, всех перетанцевал, но получать Гран-при не имел права по возрасту.

И все же общий уровень, если не считать Москвы, был огорчительно низкий. Странно даже подумать, что среди выступавших были воспитанники, например, пермского и новосибирского училищ, из которых в свое время выходили крупные артисты. Да еще оба дня перед началом показывали фильм с кадрами из прошлого Вагановского училища, включая юного Барышникова, так что и критерий был предъявлен, и точка отсчета задана. Тем печальнее было сравнивать историю и реальность.

Впрочем, наша Вагановская академия себя не уронила. Когда она во второй день, вне конкурса, вышла на сцену и исполнила балет Начо Дуато «Мадригал», не входящий в репертуар ни одного из отечественных театров, перед зрителями предстала готовая молодая, энергичная труппа, охваченная единым динамическим порывом. То, что они показали, выводило учебный процесс за рамки скучной обязательной программы, которая в школьном исполнении всех остальных выглядела рутинной архаикой. (Единственный современный номер – работа альтернативного красноярского хореографа Снежаны Здор, исполненная Юрием Кудрявцевым, не в счет, потому что свидетельствует скорее о знакомстве с экспериментами, нежели о включенности школы в мировой художественный процесс). Таким образом, отказ АРБ выставить солистов на конкурс и в то же время беспроигрышное выступление в массовом – без солистов – балете, который сам по себе интересен для русского зрителя, оказался удачным ходом, позволяющим продемонстрировать достижения школы и ее уровень в целом – и в то же время скрыть проблемы, которые могли бы обнаружиться, выйди студенты в сольных классических номерах. Так что, избежав опасных моментов, вагановцы стали бесспорными нетитулованными победителями смотра.

Что же касается «взрослого» концерта, то из иностранцев в нем принимали участие любимые петербуржцами Лючия Лакарра и Марлон Дино (Баварский балет), а из наших – Ирина Перрен, Леонид Сарафанов и Наталья Осипова с Иваном Васильевым; то есть, трое из шести были те, кого Михайловский театр за последний год переманил к себе из крупнейших компаний. Для Осиповой и Васильева это было первое выступление в новом статусе, и они выбрали для детского праздника не «ударный», но шуточный номер: «Па-де-де Россини» в постановке Леонида Якобсона. Это хореографическая юмореска, жанровая сценка, иронически трактующая классический танец и сочиненная задолго до того, как в России увидели знаменитые работы  Роббинса или Килиана в подобном жанре. В исполнении Осиповой и Васильева здесь прозвучала еще и самоирония: лукавая девочка с бантиками и мальчик-простак начинают смешное адажио, где артистам с их темпераментом и полетами, казалось бы, и не развернуться, но потом в вариациях они все же показывают себя: смотрите, все вращения и прыжки на месте, но не принимайте всерьез это пока что маленькое выступление. По-видимому, главным стартом ребят будет участие в большом балете, в настоящей работе. Тонкая и нежная Лакарра и ее партнер в который раз показали «Пленницу» Ролана Пети из балета о Прусте, и, кажется, впервые – гораздо более живой номер Джеральда Арпино, «Light Rain», с индийскими мотивами, современным рисунком и гипнотической энергетикой. Наконец, Перрен и Сарафанов достойно исполнили фрагмент балета Дуато «Без слов» из репертуара театра.

И все же идея прямой связи школьного балета и балета звезд пока не читается. Быть может, если Кехману и вправду удастся в будущем пригласить в «Гран-при» лондонскую-миланскую-парижскую школы, о чем он обмолвился во время недавнего видеомоста, все встанет на свои места. Но тогда и Перми, и  премированному ныне Красноярску придется на этом смотре совсем уж трудно, потому что это будет уже другая история: история о международном уровне двух балетных Академий России. И Владимиру Кехману надо будет решать непростую задачу: как совместить эту эффектную, представительную историю и благое намерение - поддержку и развитие всей нашей балетной педагогики, чье состояние пока не слишком презентабельно.

Инна Скляревская,
«Фонтанка.ру»
Фото: пресс-служба Михайловского театра/Стас Левшин
 

«Гран-при» Михайловского: Медали пришлось давать авансом

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...