Сейчас

+10˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+10˚C

Пасмурно, без осадков

Ощущается как 8

2 м/с, зап

758мм

85%

Подробнее

Пробки

4/10

Нехорошая квартира

582
ПоделитьсяПоделиться

Страшно представить, что чувствует человек, когда, купив квартиру и еще переживая эйфорию от долгожданной покупки, он узнает, что на его дом претендуют другие люди. Когда после пяти лет судебных тяжб законом признаются его права на квартиру, а спустя месяц этот же закон «истребует» жилище в пользу тех самых других людей. Такой судебный перевертыш может доконать кого угодно. Даже подполковника запаса ФСБ, который, как пишет газета «Ваш Тайный советник», волею судьбы оказался в самом эпицентре этой парадоксальной жилищной истории.

Алексей Алексеевич Мартьянов с женой переехал в Петербург из Новосибирска в декабре 1997 года. К тому времени здесь уже жил их единственный сын Сергей, который обзавелся своей семьей. Продав квартиру в Новосибирске, собрав кое-какие сбережения, супруги Мартьяновы купили в Питере квартиру на улице Пестеля, бывшую некогда коммуналкой, у петербуржца Лихачева. Спустя почти год Алексей Алексеевич обнаружил в двери записку, в которой участковый милиционер приглашал к себе Сергея.

Алексей Алексеевич отправился к инспектору вместо сына. В кабинет к майору милиции вошел мужчина лет тридцати, представился как Владимир Кремнев и сразу спросил: «Вы знаете, что ваша квартира находится под арестом?»

А далее Кремнев поведал душераздирающую историю о том, как его мать, подвергшись разбойному нападению, была вынуждена отказаться от этой квартиры на улице Пестеля. Он потребовал заплатить за квартиру, и тогда все вопросы решатся сами собой.

Кремнев дал время на раздумье, сказав на прощание, что перезвонит. А Мартьянов в шоке отправился домой. В этот же день, связавшись с риэлтером, оформлявшим сделку купли-продажи, он сделал срочный запрос в ГБР, чтобы окончательно еще раз подтвердить свое право на квартиру. Это был больше подстраховочный шаг - для морального успокоения, ведь изначально квартира была «чистой», выражаясь языком агентов по недвижимости. Ни арестов, ни иных обременений. Прямая продажа. Продавец - Лихачев. Покупатель - Мартьянов. О бабушке, пострадавшей от бандитов, никто слыхом не слыхивал. Поэтому все притязания на эту квартиру внезапно объявившегося Кремнева и его матери казались полным бредом.

После временного затишья события начали развиваться стремительно. Прошло два года с тех пор, как на горизонте объявился Кремнев, когда Мартьяновым пришла повестка в Дзержинский суд. С большим удивлением Мартьяновы узнали о том, что на квартиру наложен арест и судебное решение о выселении практически не за горами.

С этого дня история квартиры на улице Пестеля стала обретать все новые и новые подробности. Выяснилось, что в течение нескольких лет Владимир Кремнев работал под руководством Павла Задорина, занимающегося обменом и продажей квартир в Москве и Санкт-Петербурге. Коммерсанты расселяли старые коммуналки, ремонтировали квартиры и выставляли их на продажу. Для оформления сделок использовались документы родственников.

Так, на Валентину Дмитриевну Кремневу (ту самую «пострадавшую от бандитов беззащитную женщину») была оформлена квартира на улице Пестеля. В этот же день она продала якобы принадлежащую ей квартиру в Москве на Туристской улице, а за месяц до этого на ее имя была приобретена еще одна квартира в Петербурге - на улице Науки и вскоре обменена на московскую квартиру на Туристской улице. Как видим, бабушка (а вернее, ее сын, действуя по ее доверенности) активно продавала, меняла и покупала квартиры как в Питере, так и в Москве.

Но Задорин начал подозревать Кремнева в обмане, что и подтвердила специально устроенная проверка. Кремнев задолжал своим компаньонам большие деньги и для того, чтобы уйти от долгов, организовал жалобу своей матери в правоохранительные органы. Якобы Валентина Дмитриевна Кремнева продала квартиру Павлу Задорину под «влиянием насилия и угроз в адрес близких родственников».

Было возбуждено уголовное дело по статье 147 УК РСФСР «Разбойное нападение». Задорина и еще нескольких его компаньонов арестовали. Уголовное дело было вскоре прекращено по амнистии. В законном порядке Задорину были возвращены деньги, автомобиль и драгоценности, которые были предметом якобы преступного посягательства.

Вопрос о реальном возврате квартиры не стоял, так как на тот момент Задорин воспользовался своим правом собственника и продал ее Лихачеву, у которого через год ее купил Алексей Мартьянов, так называемый добросовестный правообретатель.

Но Дзержинский районный суд решил иначе, взяв за основу субъективные впечатления (!) Валентины Кремневой. Цитирую выдержку из решения суда: «Поскольку Задорин заявлял себя кредитором Кремнева, истица имела основания полагать именно ответчика источником и причиной конфликта, переросшего, по ее мнению, в ситуацию, опасную для жизни и здоровья близких ей лиц в случае материальных претензий ответчика». Утверждение Валентины Кремневой о насильственных действиях со стороны Задорина строится исключительно на ее показаниях, не нашедших подтверждения в рамках уголовного дела. Так как суд, переквалифицировав действия Задорина с разбойного нападения на самоуправство, уже признал отсутствие в его действиях насилия в отношении Валентины Кремневой. Тогда как злой умысел ее сына - клеветнические действия - объективный и доказанный факт. Кстати, этот факт из внимания суда был выпущен совсем.

В конце концов Дзержинский суд вынес двоякое решение: он не признал требования Кремневой неправомерными, но отказал ей в иске, ссылаясь на истечение срока исковой давности. А через два месяца на свет появилось определение кассационного суда, в котором результативная часть уже истребовала у Мартьяновых квартиру на улице Пестеля, а за Валентиной Кремневой признавалось право собственности на эту злополучную квартиру.

Но Дзержинский районный суд, а затем и судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда при рассмотрении этого дела совершили такие грубые процессуальные ошибки (например, суд абсолютно проигнорировал интересы прописанной в квартире несовершеннолетней девочки, внучки Алексея Мартьянова), что позволяет говорить о тенденциозности судей. Все творящееся вокруг квартиры наводит на вполне очевидную мысль: в споре за квартиру на улице Пестеля принимают участие вполне авторитетные доброхоты.

Ирина Обрезаненко
Полный текст статьи можно прочитать в свежем номере газеты «Ваш тайный советник», который появился на прилавках в понедельник.

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

Комментарии 0

Пока нет ни одного комментария.

Добавьте комментарий первым!

добавить комментарий

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close