Сейчас

-7˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

-7˚C

Ясная погода, без осадков

Ощущается как -10

0 м/с, штиль

780мм

82%

Подробнее

Пробки

1/10

«Человеческая жизнь стоит выше, чем спорт». Ожидали ли депутаты-спортсмены, голосуя за независимость ЛНР и ДНР, что это приведет к изоляции российского спорта

31629
автор фото Сергей Михайличенко / «Фонтанка.ру» / архив
автор фото Сергей Михайличенко / «Фонтанка.ру» / архив
ПоделитьсяПоделиться

Российский спорт оказался в полной изоляции всего за несколько дней. «Фонтанка» поговорила с депутатами Госдумы и бывшими спортсменами Вячеславом Фетисовым и Светланой Журовой, которые принимали участие в голосовании за независимость ЛНР и ДНР, после которого всё и началось.

За признание независимости ЛНР и ДНР проголосовали депутаты-спортсмены из «Единой России» Ирина Роднина, Антон Шипулин, Светлана Журова, Николай Валуев, Сергей Чепиков, Вячеслав Фетисов, Дмитрий Пирог, Анатолий Карпов, Артур Таймазов. «Фонтанке» удалось поговорить с двумя из них — Журовой и Фетисовым. Мы спросили у них, как теперь российский спорт будет жить в условиях полной изоляции и чувствуют ли они свою ответственность за это.

Вячеслав Фетисов, двукратный олимпийский чемпион по хоккею, депутат Госдумы


Вячеслав Фетисов
Вячеслав ФетисовФото: с сайта council.gov.ru
ПоделитьсяПоделиться

— Как вы относитесь к тому, что сейчас происходит с российским спортом?

— Я плохо отношусь к этой ситуации. Не знаю, на каком основании эти все решения были приняты. Не думаю, что олимпийская хартия позволяет это делать, попирая права спортсменов. Спорт вне политики. Он и был создан как раз во время всяких разборок, чтобы остановить войны, разборки, дать возможность людям соревноваться. То есть основной принцип олимпизма здесь попирается, мне кажется. Кстати, ведь именно в Санкт-Петербурге избрали нового президента федерации хоккея, который запретил сейчас принимать участие в международных турнирах нашим хоккеистам. Вот таким образом он отблагодарил нас. Не думаю, что у какой-то международной федерации есть сегодня в уставе или в положении пункты о подобных запретах. Поэтому всё, что нужно делать сейчас нашему спортивному руководству, — это собрать аргументы и идти в спортивный арбитраж, может, даже в суд по правам человека. Здесь напрямую попираются права спортсменов.

— А есть ли шанс, на ваш взгляд?

— Пробовать надо. Есть шанс не только отстоять свою позицию. У нас будет площадка, где мы можем объяснить, почему Российская Федерация приняла то или иное решение. Если бы я был руководителем российского спорта, я бы 100 процентов пошел бы и доказывал. Мы играли и в период холодной войны. Правда, были бойкоты в 80-м и 84-м годах. Тоже там попирались права наших спортсменов. А сейчас вот так просто взять и запретить нашим мальчишкам играть в Канаде на юниорском чемпионате мира — это какая-то запредельная история, для меня по крайней мере. Я имею право судить, потому что провел всю свою жизнь в спорте. Мне кажется, это тот самый случай, когда спорт полностью сдался политике. А это не предполагают сами олимпийские принципы.

— Вы какие-то исторические аналогии видите?

— Аналогии? Я не хочу проводить аналогии. Я просто могу привести вам наглядный пример. Югославию бомбили страны НАТО. В это время проводились соревнования. И никакой реакции не было, ни МОКа, ни международных федераций. Это один из аргументов защиты.

— Если представить самый плохой сценарий, что все эти санкции с нами надолго. В каком виде вообще будет существовать наш спорт в условиях полной изоляции?

— У нас большая страна, будем проводить внутренние соревнования. Уберем неимоверные контракты с иностранцами, вложимся в развитие детского спорта. Рано или поздно конфликт закончится. Сейчас непростое время, можем перегруппироваться. Дать семьям, которые не могут сегодня купить клюшку детям, возможность играть в хоккей, ну и много чего. Поэтому в любой ситуации надо искать положительные моменты. Надо создавать условия в том же хоккее, чтобы не было клубов-олигархов, чтобы у всех были равные возможности, чтобы была конкуренция здоровая. Я уже об этом говорю последние 10 лет. И вот пришло время равных возможностей.

— Просто если ты играешь с сильнейшими на международном уровне, ты сам становишься сильным. А мы, получается, будем…

— Я думаю, что это пройдет. Не так, может, быстро, как хотелось бы. Пройдет. В СССР у нас был сильный внутренний чемпионат и по футболу, и по хоккею, и по баскетболу, и по волейболу. Они приезжали и выигрывали Олимпийские игры и чемпионаты мира. Еще раз: надо просто пересмотреть все условия. Важно переформатироваться и стать сильнейшими, за счет в том числе и наших исторических опытов и возможностей.

— Как можно создать равные условия?

— Этот очень просто сделать. Собираем все деньги, которые платят клубам-олигархам, в Лигу и одинаково делим между всеми. И не дискредитировать ни Дальний Восток, ни Сибирь, ни Поволжье. На 5 лет ближайших дать такие равные возможности. Вот и посмотрим, что получится. Я верю, что это даст фантастический результат.

— Считаете ли вы трагедией для молодого поколения спортсменов то, что они рискуют вообще остаться без олимпиад даже под нейтральным флагом?

— С какой стати? Если мы позицию свою обоснуем, не думаю, что будут такие долгосрочные решения. Надо биться.

— Когда вы в числе других депутатов голосовали за независимость ДНР и ЛНР, вы ожидали, что это всё приведёт к такому результату?

— Мы про спорт говорим. Хорошо?

— Так я про спорт и хотел спросить…

— Давай закончим. Мне уже некогда больше. Спасибо.

Светлана Журова, олимпийская чемпионка по конькобежному спорту, депутат Госдумы


Светлана Журова
Светлана ЖуроваФото: с сайта er.ru
ПоделитьсяПоделиться

— Всё, что сейчас происходит с российским спортом, похоже на катастрофу. Вы как оцениваете всю эту ситуацию?

— Во-первых, в очередной раз мы видим двойные стандарты. Америка за это время неоднократно проводила военные операции, и что-то я ни разу не слышала, чтобы их спортсменов хотя бы переводили в нейтральный статус. Заметьте, МОК понимает, что он находится в юридических клещах и может только рекомендовать не принимать российских спортсменов якобы из-за вопросов безопасности. Но это всё равно напоминает национализм. И этого не должно быть, мы же искореняем это. Да, сейчас происходит военная операция, но это же не значит, что спортсмены сейчас начнут драться или оскорблять друг друга прямо на спортивной площадке. В спорте этого не должно быть. Мы входим в какую-то очень неприятную турбулентность. Что еще меня удивляет: никто не собирается дожидаться соглашений по переговорам. Еще только первый раунд прошел. А может, будет еще 2–3 раунда, и на этом всё закончится. И что тогда? Вы уже всё отобрали, вы уже никуда не допустили, спортсмены уже пострадали. Это тоже интересный юридический казус. Я не вижу сейчас юридических оснований не допускать российских спортсменов до соревнований.

— Вы думаете, есть смысл идти в суд?

— Вот смотрите, мы в суд пойдем, а через неделю всё поменяется, и они скажут: «Всё, о'кей, теперь хорошо. Мы договорились, всё снимаем». А спортсмены уже никуда не поехали. Наверное, любая спортивная федерация скажет: «Зачем я буду ругаться? Мне с ними потом еще работать многие-многие годы». Поэтому никто не рискует сейчас. С другой стороны, надо отстаивать свои права. Такая вот дилемма. Хочется вдохнуть-выдохнуть и посмотреть, что там будет через неделю, скажем. Каждый день что-то меняется. Вот Мишустин только что выступал, сказал, что деньги, которые были выделены на международные соревнования и на участие наших спортсменов в них, перераспределят на внутренние турниры, на строительство спортивных объектов. Это правильно и резонно. И второе: хорошо, Европа нам ставит такие препоны, но есть ведь Азия. Мне кажется, можно придумать какие-то соревнования не со всем миром, но с азиатской частью отдельно. Мы можем просто сменить вектор.

— Точно. Заявиться, например, в чемпионате Азии по футболу. Отличный турнир.

— Именно. Казахстан же в свое время решил, что он с Азией. Мы, будучи Евразией по своим географическим и геополитическим границам, теперь тоже можем пойти в эту сторону. По крайней мере, пока с нас не снимут санкции в Европе или пока азиаты тоже не испугаются и не поддадутся панике.

— Жаль, нет азиатской Олимпиады.

— Есть. Называется Азиатские игры. Понятно, что уровень ниже, но всё-таки.

— И этот уровень ниже почти во многих видах спорта в Азии. Получается, что и уровень российских атлетов будет снижаться, если они лишаются возможности соревноваться с сильнейшими.

— Я бы так не сказала. Тот же Китай нас обошел в медальном зачете на Олимпиаде. Тут еще можно вспомнить, что с 1918 года по 1952 СССР вообще не участвовал в Олимпийских играх и никаких других международных соревнованиях. И когда мы в 52-м году оказались всё-таки на Олимпийских играх, сразу обыграли иностранцев. Правда, тогда советские спортсмены не могли уехать или сменить гражданство. Я не хочу допускать массового исхода спортсменов из России. Мне один человек даже предложил возглавить этот процесс, чтобы понимать, кто и в какую страну из спортсменов поедет. Я сказала, что если это затянется, они сами прекрасно решат этот вопрос. Но, боюсь, что всё равно придумают санкции, которые не разрешат нашим спортсменам переезжать в другие государства и выступать за них.

— Так что в итоге, наш спорт не умрет?

— Наш — нет. Мы же уже жили в таких реалиях. Мы проходили это, и неоднократно. Справимся. Просто у нынешнего поколения немного другой менталитет. Но я уверена, что наши ребята тоже патриотично настроены. Думаю, что все всё понимают и справятся с этим. Нужно дальше тренироваться, стараться не терять спортивную форму.

— Вы когда голосовали в Госдуме за независимость ЛНР и ДНР, ожидали, что всё так произойдет, что такие последствия будут?

— Я голосовала за независимость. От нашего решения зависели жизни людей на Донбассе, которые ждали прекращения войны 8 лет. Я уже голосовала за решение по боевым операциям, например в Сирии, помогала справиться с терроризмом, и по-другому было невозможно. Но ваш вопрос к спорту отношения не имеет.

— Я бы не сказал, что это не относится к спорту. Получается, что с вашего голосования всё началось. И теперь ваши коллеги-спортсмены страдают. Вы чувствуете свою ответственность перед ними?

— Даже не знаю, как вам лучше объяснить. Ответственность в чём? Это несравнимые вещи. На Донбассе люди не просто страдали, их там убивали. Всё надо понимать в сравнении. Это, знаете, как крытый каток в Крылатском. У нас уже два года конькобежный каток отдан под ковидный госпиталь. И там дети больше не тренируются. А их там было около 1000. И кто-то может сказать: как же так, это же спорт, это же 23 медали на Олимпиаде в коньках и шорт-треке! Плюс фигурное катание и хоккей с мячом. Но я знаю, что там каждый день спасают жизни людей, которые лежат под ИВЛ. Вот как мне ответить на ваш вопрос? Вот как бы вы сами ответили?

— Я не олимпийский чемпион, не депутат Госдумы, который принимает такие судьбоносные решения.

— Вот я вам говорю, что в таких случаях человеческая жизнь стоит выше, чем спорт.

Записал Артём Кузьмин, «Фонтанка.ру»

автор фото Сергей Михайличенко / «Фонтанка.ру» / архив
автор фото Сергей Михайличенко / «Фонтанка.ру» / архив
Вячеслав Фетисов
Вячеслав ФетисовФото: с сайта council.gov.ru
Светлана Журова
Светлана ЖуроваФото: с сайта er.ru

ЛАЙК4
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ1

Комментарии 30

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close