«Миссия библиотек меняется». Какой стала новая библиотека Маяковского после ремонта

Как выглядит «Маяковка» после ремонта и что в ней поменялось

Директор библиотеки им. Маяковского Зоя Чалова рассказала «Фонтанке» о новом пространстве, где петербуржцев ждут не только читать книги, но и пить кофе, сидеть в Интернете и просто общаться.

22
Фото: Алина Циопа/«Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

9 октября после колоссального ремонта открылась для посетителей библиотека имени Маяковского. «Фонтанка» побывала в новых светлых залах, оформленных по проекту «Студии 44», еще до первых посетителей и расспросила директора библиотеки Зою Чалову о технических новшествах, возможности круглосуточно получать и забирать книги, получать электронные книги на дом бесплатно и в целом о «книжной» культуре петербуржцев.

Теперь посетители библиотеки имени В.В. Маяковского, заходя в ее главное здание на набережной Фонтанки, попадают практически на борт космического корабля: здесь стоят электронные автоматы, в том числе по приему книг, ящички самообслуживания, кофемашины, гардероб, реагирующий на лицо посетителя, — и многое другое. Залы с книгами впечатляют воздухом и простором: легкие стеклянные лестницы, дублирующиеся лифтами, пронзают пространство, украшенное люстрой из зависших в воздухе кусочков стекла. Залы оформлены живыми растениями, раскрыта историческая живопись на одной из арок, старинная плитка на лестнице отреставрирована и дополнена аналогичной современной (но сознательно выделена цветом), а книги доставляет специальный лифт.

— Зоя Васильевна, видя все эти аппараты на входе, невольно задаешься вопросом: «Как пройти в библиотеку?» Готовы ли ваши посетители к этим нововведениям?

— Если сказать, что 60 процентов наших посетителей это все-таки люди до 50 лет — они готовы. Что касается пожилого населения... будем обучать, будут дежурные стоять, библиографы, специалисты. На самом деле ничего сложного там нет: есть читательский билет, которым ты можешь пользоваться, единый на весь город, и его достаточно, чтобы все сделать. Первое время, может, у кого-то и будут некоторые затруднения. Но мы все сделали сознательно, потому что библиотеки должны входить в цифровую среду — это даже не повод для обсуждения. И на собственном примере мы показываем, как должно быть в библиотеках. Уже состоялось первое заседание правительства, где мы об этом говорили, просили, доказывали, составляли программу, правительство нас поддержало, и сейчас до конца года должно определиться с суммой средств, выделяемых на второй этап модернизации библиотек. Так будет во всех библиотеках, это станет совершенно привычно.

— Какова целевая аудитория такой новой библиотеки? Ведь разным людям от библиотеки нужно разное.

— Вообще сейчас в мире развиваются новые супербиблиотеки, имеющие другую миссию по сравнению с той, которой они обладали раньше. Это библиотеки Токио, Финляндии, Австралии — громадные помещения, площадью 50–60 тысяч квадратных метров. Для чего такое количество площадей выделяется под библиотеки? Как я сказала, миссия библиотек сейчас несколько меняется: кроме того, что мы сохраняем основную свою цель — информацию книгохранилищ, — мы все-таки позволяем людям посещать такие красивые, хорошие пространства, где человеку комфортно работать, придя со своими гаджетами, встречаться с друзьями, назначать свидания, просто прийти отдохнуть от каких-то жизненных условий. Кроме того, мы проводим огромное количество мероприятий, и самое главное — это все бесплатно. Мы закупаем огромное количество электронных баз данных, которые стоят довольно больших денег, и опять же предоставляем это все бесплатно.

ПоделитьсяПоделиться

— Но все-таки в сторону МФЦ вы не движетесь. Я помню, в новой библиотеке Хельсинки можно прийти и напечатать, например, плакат, а есть переговорные комнаты и залы для занятий, которые преподаватели могут записывать на себя.

— Да, это библиотека Oodi знаменитая. У них наверху только библиотека, а остальное — другие функции. Они так позиционируют, что человек в этом пространстве может удовлетворять все свои проблемы и нужды.

— У нас нет такой возможности, или вы считаете, что это неверный путь?

— Я не считаю, что это неверный ход. Если бы у меня была такая возможность, я бы тоже такую библиотеку повторила. Может быть, не два этажа, а три отдала под книги. Это удобно человеку: пришел в одно место и все сделал. Наверное, и вы сталкивались с такой проблемой — где сейчас люди проводят выходной день? В торговых центрах. Это ужасно! А такой комплекс совершенно на другое нацелен. Ты можешь прийти со своим ребенком, там красивые детские комнаты, хорошие игры, мероприятия проводятся — все бесплатно, и твоя семья может пользоваться большим количеством вещей. Зачем тебе покупать швейную машинку, если нужно просто заплатку поставить? Подошел к машинке и сделал. Несмотря на свой солидный возраст, я совершенно спокойно отношусь к таким комплексам. Люди не всегда с этим соглашаются, начинают и со мной спорить, что это уже не библиотека. Но библиотека все-таки ядром остается, привлекая таким образом к книгам людей, которые совсем бы и не хотели читать. Они пришли за другим — выпить кофе или съесть салат, но увидели красивые выставки, хорошие книги и, постепенно знакомясь с библиотекой, стали оставаться. Я спрашивала у финских друзей: у них несказанно выросла и книговыдача, и посещение библиотеки. Это тащит за собой все, так что не надо стыдиться. Для серьезной работы есть национальные библиотеки, где ничего подобного никогда не будет. А это общедоступная, массовая библиотека, она может содержать и такие возможности для человека.

— А бесплатный Wi-Fi у нас будет?

— А как же! У нас и сейчас есть.

— По читательскому билету?

— Нет. Сейчас после обеда заполнятся все рекреации, люди придут, будут сидеть на диванчиках повсюду и пользоваться нашим Wi-Fi — не надо никаких паролей.

— Но вход в библиотеку все равно по читательскому?

— Нет, мы открыты. Приди и сиди.

— То есть прикладывать билет на входе не обязательно.

— Если хочешь брать книги. А если пришел просто так — посидеть, воспользоваться Интернетом, посетить наше мероприятие, — не надо.

Фото: Алина Циопа/«Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

— Я обрадовалась, увидев автомат для сдачи книг во внеурочное время. Помню, увидев такой в Сингапуре много лет назад, даже его фотографировала. У вас есть и «обратная» услуга: вы сделали ящички, где будете оставлять заготовленный заказ для тех, кто не может прийти в рабочие часы. Но ящичков всего два десятка на весь город. Как вы собираетесь регулировать количество заказов?

— Я не думаю, что их сразу будет бешеное количество. Если оно будет расти, мы установим дополнительное оборудование. В любое время дня и ночи, когда ты не знаешь, когда зайдешь, в течение двух суток ты можешь забрать свои книги. Надо позвонить библиографу, и тебе подберут, оставят, сообщат в твоем личном кабинете, что на такой-то полке тебя ждут книги. Если это будет очень востребовано, мы и без ящиков сохраним книги. Эта услуга и раньше оказывалась, но не оформлялась в эти ящики. У тех, кто к нам записан, есть личные кабинеты, и там бесконечно ведется переписка с библиотекарем — это очень просто делается. Более того, вы можете, сидя дома на диване, записаться в нашу библиотеку — но будете пользоваться электронными ресурсами.

— Да, помню, как удивилась, когда, не найдя книгу в своем собрании, ваша библиотека выдала мне ее в электронном виде.

— «Литрес» — достаточно дорогая электронная база, с колоссальным количеством книг, около 10 миллионов, мы платим за пользование ею большие деньги. Но если вы запишетесь — даже из дома, — мы вам дадим пароль и логин, и вы будете получать книги из нее бесплатно. А если вы хотите бумажный вариант книги, вы должны к нам прийти и записаться.

— Недавно был скандал, когда стало известно, что государство теперь велит библиотекам изолировать книги 18+ в отдельные комнаты, под замок. Как вы решаете этот вопрос?

— Слава богу, мы не детская библиотека, у нас так остро вопрос не стоит. Это тот приказ, который я никогда не хотела выполнять и всячески делаю так, чтобы этого избежать. Слава богу, никто не проверил, и «Тихий Дон» не прятал, «Анну Каренину» не изымали. Это все как-то тихо, медленно умирает — их желание: глупость же, просто глупость! Я считаю, что это отвратительная какая-то инициатива одного из депутатов.

— А есть какие-то книги, которых не будет в вашей библиотеке никогда?

— Терроризм, фашизм, методика изготовления наркотических средств…

— Противозаконные — понятно, а я имею в виду по художественным соображениям, — низкопробные, например?

— Мы такие не закупаем — зачем?

— Где эта грань, как вы ее определяете? И кто?

— У нас есть совет по комплектованию, он состоит из хороших профессионалов. Мы получаем предложения от издательств, организаций, издающих книги, малых издательств — это все рассматривается на совете по комплектованию, и принимается решение: надо или не надо.

— Ваши специалисты читают каждую книгу, чтобы ее оценить?

— Они знакомятся с аннотацией, смотрят. Это большие профессионалы, работающие очень много лет в библиотеке, чувствующие конъюнктуру, потребности. Это все на поверхности лежит. Низкопробная литература нам не нужна. Наша библиотека сильна тем, что мы — обладатели серьезной, хорошей литературы. Какие-то дешевые романы позволяют себе маленькие библиотеки, на окраинах, где у них определенная аудитория — например, пенсионеры, они это любят. Мы стараемся брать высокохудожественную литературу, очень много научно-популярной, искусства, экономики, философии. Мы можем себе это позволить: нам хорошо дают деньги на комплектование.

— А Донцова, Бушков?

— Берем, но очень мало.

— И это каждый раз решается индивидуально? Вы идете от спроса или от художественного уровня?

— От художественного уровня. Спрос на Донцову длится месяц-два. Дальше это все «сядет» никому не нужное, а мы комплектуемся все-таки на какую-то перспективу, на востребованность литературы хотя бы на несколько лет. Донцову они возьмут везде. Ну и потом, если чего-то у нас нет, мы по системе МБА (межбиблиотечный абонемент. — Прим. ред.) всегда можем привезти из другой библиотеки. У нас же корпорация: мы, библиотека Маяковского, являемся инициатором корпоративного обслуживания читателей в городе. 12 лет тому назад мы решили объединиться, все перешли на единую платформу, создали единый электронный каталог. Если вы зайдете на сайт корпоративной сети общедоступных библиотек, там выскочит каталог — все, что есть в городе, 14 миллионов. Где, у кого, сколько — на руках, сколько выдано. Вам не надо бегать по библиотекам, обзванивать — все в электронном виде. Записавшись один раз в одну из библиотек города, ты автоматически становишься читателем всех библиотек. Ну и единая книговыдача. Мы объединены в сеть, чтобы вам стало легче, проще: если ты живешь в Калининском районе и тебе нужна какая-то книга, а ее нигде нет, ты всегда по системе МБА можешь заказать в нашей библиотеке, в другой библиотеке, — тебе привезут, все сделают!

Алина Циопа/«Фонтанка.ру»

— Раньше считалось, что петербургский интеллигентный дом — это дом, где все стены заставлены книгами, где огромные библиотеки. Как вы считаете, актуально ли это до сих пор, или новое время подтолкнуло людей к экономии пространства, к тому, чтобы что-то брать в библиотеке, что-то читать в электронном виде?

— К сожалению, библиотеки, которые мы потом и кровью собирали, в большинстве домов уничтожаются. Мы получаем очень много звонков, просьб: «Придите, заберите нашу библиотеку!» Мы это делаем, никого не оставляем. Если эти книги нам не нужны — мы устраиваем хорошие праздники, где дарим их читателям, все это востребовано. Дарим и в тюрьмы, и в детские сады, и в воинские части и больницы. На помойку ничего не выбрасываем, как делают сейчас многие жители нашего города. У меня сердце кровью обливается! В собственном доме я неоднократно была свидетелем, когда на помойке оказывалась целая библиотека. Я даже повесила объявление: «Пожалуйста, звоните в библиотеку Маяковского, мы все заберем». Почему это делается? Новое поколение выросло, книги мало кто читает уже. Читают гаджеты, книги электронные, и пока они уверены: не надо нам эти книжки и читать. Печально, но это так. Тенденция нарастает: люди хотят освободить свое жизненное пространство, убрать все лишнее. Плохо это или хорошо — я не могу сказать. Я сама очень большую библиотеку подарила внуку, и не только ему, — где-то жить надо.

— У вас самой большая библиотека?

— Она была очень большая.

— Была...

— Да. Дочери отдала часть. Построили дом за городом — туда отвезла, очень тщательно перебрала все то, что я буду читать и после моего ухода из этой жизни кто-то будет читать, подарила много.

— Почему вы расстались со своей библиотекой?

— Мне просто негде ее держать. Она разрослась и начала выживать меня.

— Как вы считаете, какие книги нужно иметь дома, а какие оставить библиотекам?

— Это все зависит от человека. Я оставила всю классику — то, что было мне когда-то близко в жизни. Я оставила книги, которые помогают мне существовать, держать свое здоровье в порядке.

— В общем, нон-фикшн.

— Да. Я оставила, поскольку занимаюсь рукоделием, часть книг, которые относятся к этой части. У многих людей свои особенности — некоторые говорят: «Я никогда в жизни не буду классику перечитывать — я оставляю свои любимые детективы, перечитываю их, мне это нравится». Нет какой-то железной тенденции, которая бы вам сказала, что люди оставляют. Каждый — что близко.

— Насколько библиотеке удалось увеличить объем открытых фондов в результате реконструкции?

— Не удалось. Наоборот. Поскольку здание — бывшее церковное, оно было разрезано, как пирожок, на 4 этажа. Все это вырезали и сделали единое пространство. Стояло 850 тысяч книг, большая часть — в подвале и на 4-м этаже, в отделе хранения. А в открытом хранении 100–120 тысяч стояло. Это очень мало для центральной городской библиотеки. А теперь, когда мы раскрыли здание, станет всего 450 тысяч, но они будут все открыты.

— А остальные куда делись?

— Остались на Литейном. Мы долго сидели и думали, что нам делать. И решили, что все книги, изданные после 2000 года, стоят здесь, а до 2000 года — будут стоять на Литейном. Но поскольку у нас хорошо отработана система заказов, доставки, я не думаю, что это будет трагедией.

— Я, кстати, удивлена, что вы выбрали оставить в главном здании новые книги. Мне казалось, более хорошие книги издавали как раз раньше, до 2000 года.

— Да, безусловно. Но можно погрязнуть в этом, если мы все старые книги поставим здесь, а новые отправим туда. Это читателей возмутит. Потому что наши читатели очень часто нуждаются в новой литературе, они требуют от нас новой литературы. Тем не менее, если есть предварительный заказ, мы привезем сюда, подготовим, и не будет никаких проблем.

— Раньше у вас была замечательная неофициальная опция, когда читатели на столике при входе могли оставлять свои книги — буккроссинг.

— Да, и сейчас мы применяем это. Книжки разлетаются вмиг.

— Это будет легализовано в новом пространстве?

— Обязательно, это методика, которая применяется во всех библиотеках города, но, к сожалению, эти книги разлетаются буквально через 10–15 минут, и забирают их «книжные жучки» так называемые. Если вы полюбопытствуете и откроете сайт «Продам книгу», там где-то около 2 000 «продавальщиков».

— И это работает?

— Еще как! Забирают все, вплоть до «Как приготовить котлеты». У них у каждого своя страничка. 100 рублей — одна книжка, например. А какая-то может стоить и 10 тысяч. Терпят и 2 года, и 5 лет, пока не продается, — но все равно это «выстреливает». Они сметают все.

— Ну, может, и слава богу: если человек хотя бы 100 рублей заплатил за книгу — он ее уже не выкинет.

— Да.

— Вы сейчас упомянули, что здание было церковным. Сейчас у вас нет конфликта с РПЦ в этом отношении?

— Пока все тихо. Я пережила три тяжелые ситуации: в 1990-х годах, в конце 1990-х годов и вот здесь недавно. Здание же принадлежало Троице-Сергиевой лавре, это была гостиница для монахов. И в начале 1990-х годов настоятель обратился ко мне с официальным письмом: «Пожалуйста, верните то, что принадлежит нам». Это очень длинная история, она длилась 4 года, и точку в этой истории поставил Анатолий Собчак, который написал: здание не отдавать, и помог Троице-Сергиевой лавре где-то в Стрельне найти новое подворье. Но спустя года 4 история возникла вновь, и даже вышло решение Ленгорисполкома о передаче части здания подворью под свечную лавку. Но мы обратились к населению, к Лихачеву, к Министерству культуры — к кому только я ни обращалась! Написала слезное письмо Алексию (патриа́рх Алексий II, 1929–2008. — Прим. ред.), и он услышал и ответил: «Вы делаете благое дело, живите и работайте». Вот так пока живем.

— То есть оно как некая охранная грамота.

— Да. Думаю, что не тронут больше.

ПоделитьсяПоделиться

— Что для вас самая большая гордость в результате реновации здания? И может быть — что дальше?

— Сама реновация и есть моя самая большая гордость. Считаю, если я что-то сделала в жизни хорошее — то реновировала это здание. 20 лет длилась эта борьба: менялись губернаторы, председатели комитета строительства... И каждый раз все сначала, к каждому ходишь на поклон, уговариваешь. Но я безумно благодарна Валентине Матвиенко. Мы готовились к модернизации библиотек, как раз получили грант от Всемирного банка, и одно из помещений нам удалось сделать «как конфеточку» — мы показали, как могла бы выглядеть библиотека, сделали портал общедоступных библиотек города. Короче говоря, Валентина Ивановна пришла, и ей понравилось. Она сказала: «Хорошо, я вам помогу». Прошло два года, и вышло постановление о включении нас в адресную программу. Но раз! — и судьба ее забрала в Москву. Пришлось начинать сначала. И все это медленно, томно тянулось — уже Полтавченко, походы к нему. И только в 2018 году было принято решение о проведении конкурса. На последнем этапе мне уже просто по-человечески помогал Сухенко (председатель комитета по культуре. — Прим. ред.). Мы шли к властям, как Лиса Алиса и Кот Базилио. Я сидела, скорбно пускала слезы, а Сухенко кричал: «Помогите этой женщине, это дело чести, это все, что она хочет в жизни!» Единственное, чего не говорил, — «пожалейте старушку, дайте три золотых». И вот это состоялось. Был такой вице-губернатор Албин, и я к нему обратилась: мне важно было найти хороших исполнителей — это же так трудно! Посоветовал он мне, и я горя не знала — за два с половиной года все сделали. Я счастлива, правда. Не ломаясь. Могу спокойно уходить.

— Ну вот! Как же мы без вас? Поэтому я и спрашиваю: что дальше?

— А дальше — покой. Где-нибудь до весны подожду, посмотрю, как это все развивается. Уходить надо вовремя, я задержалась. Так что я очень счастлива, что это состоялось. Уходя, я разрухи не оставляю.

Беседовала Алина Циопа, «Фонтанка.ру»

Фото: Алина Циопа/«Фонтанка.ру»
Фото: Алина Циопа/«Фонтанка.ру»
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (22)

Кофе же в Питере негде больше попить

Самое главное, это не помещения, а содержимое. Ещё студентом ходил, потом нашёл другие библиотеки, где нужное все было. Ни в публике ни в маяковке не было нужных книг, хотя туда рекомендовали обращаться.

Головокружительный, неадекватно пролонгированный лестничный пролёт из стеклянных ступеней неуместен вообще нигде. Это промашка архитектурного бюро, сотрудников которого за километр нельзя подпускать к историческим зданиям, а также директора библиотеки.
Где вы видели столько ступеней, если только на лестнице майя в фильме «Апокалипсис» Мэла Гибсона. Если кто-то подскользнется, то лететь кубарем придется долго-долго и с сальто. Вместо этой лестницы нужен лифт, или эскалатор, на которых сэкономили. Была уютная библиотека... А стала современная, но с дешевыми нелепыми интерьерами; полосатый ламинат и зеленое стекло безобразны.Можно было постелить метлахскую плитку, кое где добавить панели из красного дерева и тем самым усилить исторические интерьеры, а не извращать их, но это дорого.
Надеюсь, расчеты по сносу несущих перегородок были выполнены верно.
Вообще-то при проектировании подобных объектов не плохо было бы сперва провести общественные слушания и предоставить несколько проектов.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...