Город страшнее леса. Когда пропавшего лучше искать с конем, а не с женой, и сколько стоит полет «ангела»

Волонтеры «ЛизаАлерт» рассказывают, куда сбегают из дома 11-летние дети, в каких случаях вашего мужа не будут искать, почему петербургского отряда юридически не существует и на что живут его координаторы.

14
Фото: пресс-служба «ЛизаАлерт»
ПоделитьсяПоделиться

Министр здравоохранения Омской области Александр Мураховский, которого искали более 100 человек трое суток, надел камуфляж и не взял с собой телефон. Но даже если не повторять этих ошибок, можно потеряться самому или потерять кого-то из близких. В «ЛизаАлерт» говорят: «Звоните сразу на 112, потом — нам. И берегите заряд телефона». Теплых весенних выходных, когда население массово потянется отдыхать на природе, в отряде ждут с особым чувством.

За минувший год волонтеры поисково-спасательного отряда «ЛизаАлерт» нашли живыми почти 23 тысячи человек, около 3 тысяч из них — в Петербурге и Ленобласти. О буднях и праздниках петербургского отряда, которому в 2021 году исполняется 10 лет, «Фонтанке» рассказали куратор «ЛизаАлерт» по Петербургу и Ленобласти Алина Павлюкова, инструктор Екатерина Власова, оперативный дежурный, координатор и специалист направления «лес на связи» Евгения Симульман и руководитель пресс-службы Антон Паулин.

В петербургском отряде «ЛизаАлерт» порядка 500 волонтеров, из них около 70 — активные добровольцы, задействованные в различных направлениях. Один из первых вопросов, которые задают позвонившему с заявкой на горячую линию отряда, — подано ли заявление в полицию.

«За 10 лет мы наладили взаимодействие с правоохранительными органами и работаем в сцепке, — говорит Алина Павлюкова. — Но никто никогда не высчитывает, кому за это сотрудничество достанется «палка», звездочка или какой-то другой бонус. Мы в отряде эффективно находим пропавших, потому что нас много и у нас высокая мотивация».

Заявление в полицию — обязательное условие, если человек пропал в городской среде. Если в природной — время терять нельзя, и будет достаточно звонка в 112. Волонтеры сами передадут информацию в ЦУКС (Центр управления в кризисных ситуациях Главного управления МЧС России по Санкт-Петербургу).

Природу высокой мотивации волонтеров Алина Павлюкова объясняет на своем примере так: «Мне был 21 год, и казалось, что я ничем не занимаюсь. Работа, учеба, встречи с друзьями — и все. В этой рутине не хватало смысла. Поэтому, когда в 2010 году я увидела в Интернете сообщение о том, что в Орехово-Зуево пропала четырехлетняя девочка Лиза, я собралась и поехала. Я не умела ничего. Знала, что такое компас, но не знала, как им пользоваться. Не умела пользоваться навигатором. Лес видела только на картинках. Все бросила и поехала с незнакомыми людьми за 100 километров от Москвы, чтобы помочь».

«Ангелы» и водолазы

Первый рубеж работы отряда — горячая линия, которая работает круглосуточно. Информационный координатор принимает заявку и уточняет детали: когда пропал человек, как это произошло, во что был одет, какие у него привычки и куда он теоретически мог отправиться. Дальше по алгоритму информационный координатор ищет координатора выезда. Затем о выезде объявляют в информационных каналах отряда: через смс-рассылку, мессенджеры и социальные сети. К поиску могут присоединиться все желающие, которые готовы тратить свое время и силы.

В других регионах есть отдельное обучение для кинологов. В Петербурге развивается новое конное направление: владельцы лошадей могут быть очень полезны на поиске в природной среде, особенно на открытой территории в высокой траве. С высоты седла проще осматривать местность, конь идет аккуратно и не наступит на лежащего человека. Это хорошая альтернатива, когда нет возможности поднять в воздух беспилотник. «Они нас обучают, как ездить на лошадях, мы им рассказываем, как на лошадях эффективно искать пропавших людей, — говорит Алина Павлюкова. — Наши друзья-вертолетчики из отряда «Ангелы» помогают искать с воздуха. При этом один вылет вертолета обходится в 200 тысяч рублей — все эти расходы несут сами владельцы. Водолазная группа «Добротворецъ» помогает искать людей на воде и под водой — когда мы понимаем, что пропавший мог утонуть».

ПоделитьсяПоделиться

По делу и не по делу

Как выглядит портрет среднестатистического добровольца «ЛизаАлерт»? Вместо ответа на этот вопрос инструктор Екатерина Власова во время лекции для начинающих добровольцев предлагает присутствующим посмотреть в зеркало. «Добровольцем может стать любой, — говорит она. — Единственное условие — вам должно исполниться 18 лет. Безработные, мамы в декрете, бизнесмены — к нам приходят все, кто понял, что хочет и может помогать». «Это обычные люди, которые в нерабочее время отрываются от семьи, планов, выходят, чтобы помочь пропавшему», — добавляет Алина Павлюкова.

Специалист направления «лес на связи» Евгения Симульман занимается выводом дезориентированных людей из леса или из города, на ее счету 267 человек, которым она помогла найтись. «Поступает заявка: человек пропал с телефоном и не понимает, где он, — рассказывает Евгения Симульман. — Я созваниваюсь с ним и пытаюсь локализовать, где он находится, и вывести его, не прибегая к помощи поисковиков или спасательных служб. Кроме технических средств локализации мы используем опрос: за очень короткий промежуток времени надо расспросить человека максимально информативно, чтобы он объяснил, как заходил в лес, через какие места проходил. Школьные уроки ОБЖ в ориентировании помогают не всегда. Мох, например, может расти и с южной стороны дерева, и с северной. Мы советуем ориентироваться по солнцу. Кроме того, у каждого в телефоне есть определенные средства навигации. Даже при отсутствии Интернета специалист «леса на связи» может попробовать выяснить координаты пропавшего просто в ходе беседы. Обращаться к операторам сотовой связи за биллингом телефона — прерогатива полиции». Закон, который позволял бы операторам сотовой связи передавать данные поисковикам в экстренных случаях, все еще в разработке — в «ЛизаАлерт» очень на него рассчитывают.

На резонансных поисках работают сотни добровольцев. В 2019 году, когда в Саратове искали 9-летнюю Лизу Киселеву, в поиске участвовала тысяча человек — некоторые приезжали из других регионов. Поиск закончился трагично — девочку нашли убитой. Но именно после таких событий к отряду начинают массово присоединяться новички.

«Петербургский отряд получил мощный толчок к развитию в 2017 году, когда в городе Коммунар в Ленобласти на январских праздниках пропал шестилетний мальчик, — говорит Евгения Симульман. — Там за 12 дней, согласно спискам регистрации, в поиске участвовало 600 человек. Искали и в городе, и в природной среде. И тут поиск завершился трагично, ребенок утонул в реке Ижора».

Но бывают случаи, когда волонтеры «ЛизаАлерт» отказывают в поиске. Первая причина — если человек пропал больше года назад. Заявителю предложат обратиться в правоохранительные органы, потому что алгоритмы «ЛизаАлерт» в этой ситуации не сработают. Бывают и другие истории.

«Иногда ревнивые жены пытаются с нашей помощью выследить мужей, — говорит Алина Павлюкова. — Это на самом деле не так смешно, как кажется. Определить такую супругу просто: обычно они не обращаются в полицию, а пытаются играть в свои шпионские игры с помощью добровольцев. Кроме того, «пропавший» может выйти на связь с кем-либо из знакомых. Мы никогда не выложим ориентировку на человека, если перед этим не уточнили у полиции, нуждается ли «пропавший» в том, чтобы его искали. Бывает, взрослый, дееспособный человек уходит из дома и не хочет общаться с родственниками. В такой ситуации мы абсолютно бессильны».

ПоделитьсяПоделиться

Кто куда, а я на космодром

Май — начало горячих дней для поисковиков. Во-первых, добровольцы ждут лесного сезона, когда начнут массово теряться пожилые грибники. Подростки начинают сбегать из дома перед каникулами или сразу после них: одни не могут дождаться, а другие — не нагулялись. В этот период количество заявок в сутки может перевалить за 25 — и координаторам приходится выбирать, куда отправить экипажи в первую очередь, а куда можно приехать чуть позже. Но по большому счету выраженной сезонности в поиске пропавших нет: люди теряются круглый год, всегда и везде.

«Весной бабушки и дедушки в городской среде теряются чуть чаще — они выходят из дома, у них случается провал в памяти, и они забывают обратную дорогу, — говорит Екатерина Власова. — Это довольно сложные поиски, потому что человек за считанные часы может оказаться в другом районе города. Летом основной контингент — пожилые люди, которые идут в лес, несмотря на все запреты, за грибами и ягодами. Дети до 12 лет теряются круглый год и во всех районах».

В отряде отмечают, что возраст бегунков снижается. Обычно самовольно уходят из дома дети от 11 лет и старше, но в последнее время это начали делать и восьмилетки.

«Дети иногда сбегают из дома даже в другой город, часто уезжают в южные города, — говорит Алина Павлюкова. — У нас был случай, когда семилетний ребенок сел в электричку, взял ракету, которую собрал сам, и поехал строить для нее космодром. К счастью, в вагоне нашлись ответственные люди, которые, обнаружив ребенка с ракетой, сдали его в отдел полиции».

Отдельная история — пожилые люди, которых выписывают из больниц до приезда родственников. Волонтеры не хотят называть конкретные медучреждения, где это случается регулярно, дабы не портить ни с кем отношений: чтобы выяснить детали, им все равно придется звонить в эти больницы. Да и неправильно, по мнению отряда, из-за халатности отдельных людей бросать тень на весь врачебный коллектив.

Но как бы ни было холодно и страшно в лесу, самые сложные поиски для «ЛизаАлерт» — городские.

«В городе вариантов развития событий значительно больше, чем в лесу, — объясняет Евгения Симульман. — Если есть точка входа, в лесу все более-менее ясно. Редко бывает, когда в лесном поиске оказывается несколько перспективных направлений. Например, дедушка уехал по грибы на машине и не сказал, куда именно. Тогда подключаются сотрудники ГИБДД, и мы ищем сначала автомобиль. Чаще всего точка входа более-менее известна, и зона поисковых работ так или иначе ограничена».

Конечно, в городе есть камеры наблюдения Городского мониторингового центра. Но доступ к ним имеют только сотрудники правоохранительных органов. Если камеру, например у магазина, установил частник, все зависит от того, насколько быстро удается договориться: кто-то дает просмотреть видео сразу, кто-то только после официального запроса. В зависимости от загруженности оперативных сотрудников, поисковики могут получить доступ к видео через несколько часов или через сутки-двое.

При этом первые три часа поиска — наиболее эффективные.

«Если вы обнаружили, что ваш близкий человек пропал, не медлите, звоните на 112 и нам, — говорит Екатерина Власова. — Перед этим можно позвонить знакомым, с которыми пропавший мог встретиться, или его коллегам по работе. Лучше отозвать заявку, пока экипажи будут собираться на выезд, чем упустить это время. С вами свяжется наш координатор, задаст необходимые вопросы, и мы начнем активные действия».

ПоделитьсяПоделиться

Волонтеры настоятельно советуют родителям заранее объяснять детям, что делать, если ты потерялся. Например, гуляли за руку по улице, в толпе руки разъединились — надо остановиться, осмотреться, крикнуть, чтобы тебя быстрее нашли. «Объясните ребенку, что такое «безопасный взрослый», к которому можно обратиться за помощью, — говорит Алина Павлюкова. — Это люди с детьми, сотрудники полиции. В торговом центре — охранник, продавец или кассир. В идеале дети должны знать наизусть контактные телефоны обоих родителей и свой домашний адрес. Чем дети старше, тем чаще их отпускают гулять одних. Наладьте контакт с детьми таким образом, чтобы они рассказывали, куда собираются пойти гулять и с кем именно. Доносить это нужно таким образом, чтобы ребенок не считал, что за ним установлен тотальный контроль. Если вы сами где-то задерживаетесь, позвоните домой и предупредите близких — чтобы ребенок понимал, что это абсолютно нормальная практика, которая распространяется на всех. В случае с пожилыми людьми, у которых наблюдаются возрастные изменения, поможет только постоянный контроль. Мы советуем покупать GPS-трекеры, а к мобильному телефону подключать маячок или программу родительского контроля, чтобы понимать, куда может отправиться ваш родственник».

А еще волонтеры советуют как можно чаще фотографировать своих детей, бабушек и дедушек — фото для поиска должно быть свежим.

«Часто бывает так, что пропадает 80-летний человек, а фотографию для поиска нам дают с его паспорта, где ему лет 50, — говорит Евгения Симульман. — А на вид это совершенно разные люди — и искать человека по такому фото очень трудно».

Если у вашего родственника серьезное заболевание, например болезнь Альцгеймера, пришейте к его одежде бирочки с информацией. А еще лучше просто напишите имя, адрес и телефон маркером прямо на одежде. Ведь положенную в карман записку ваш близкий человек может потерять или выбросить, а бирку — оторвать. И ничего страшного, что это может выглядеть некрасиво. Если неравнодушный прохожий встретит на улице дезориентированную бабушку, и у нее сзади на плаще будет написан адрес или телефон, велика вероятность, что поиск закончится достаточно быстро.

Искали бабушку, а вывели из леса дедушку

У каждого волонтера есть свой поиск, запавший в душу особенно сильно. Но собеседники «Фонтанки» сошлись на том, что самым эмоциональным оказался поиск 2019 года — в Ленобласти несколько дней искали бабушку в местности, представлявшей собой сплошной бурелом. Там и здоровый молодой мужчина не прошел бы. Пропавшая сначала была на связи, но потом аккумулятор в телефоне сел.

«И в какой-то момент наш беспилотник заснял ее спящей на полянке, — говорит Екатерина Власова. — К тому моменту, когда мы отсмотрели снимки и рванули на этот участок, бабушка уже ушла. Это, конечно, было хорошо, потому что мы поняли, что она жива и пытается сама найти выход. Но поиск оказался очень сложным. Мы собрали волю в кулак и провели из последних сил работу на отклик. И откуда-то из-под бурелома услышали голос этой бабушки. Ни один футбольный матч по количеству эмоций не сравнится с реакцией поисковиков, которые со смехом и слезами на глазах упали на колени от счастья, что им удалось найти человека вовремя. Этот поиск я запомнила очень хорошо, даже несмотря на то, что не успела доехать туда. Но ребята на таком эмоциональном подъеме рассказывали о нем, что мы все его еще очень долго будем помнить».

«Когда мы обнаружили пропавшую на снимке, поиск шел уже несколько дней, и прогноз был неблагоприятный, — добавляет Алина Павлюкова. — Увидев бабушку лежащей на земле, мы решили, что не успели. Но потом оказалось, что мы ошиблись — и надо стягивать больше сил, чтобы ее найти. Я помню, как этот поиск завершился, потому что ехала в такси на собрание кураторов регионов. И вот, когда я почти добралась до места, мне пришло сообщение от инфокоординатора: «Найдена. Жива». Я кричала так, что думала, таксист меня высадит — он явно не понимал, что происходит. Это был отличный поиск».

«Я тоже помню этот поиск, — говорит Антон Паулин. — Он запомнился нереальными эмоциями. И еще тем, что, пока мы искали бабушку, на этом поиске на вторые или третьи сутки одна из групп вывела из леса еще и потерявшегося дедушку, на которого тоже была заявка».

В 2019 году волонтеры «ЛизаАлерт» нашли живым мужчину, который три месяца блуждал по лесу. У пропавшего были особенности, и он попросту прятался от людей, время от времени воруя еду у отдыхающих. Еще один легендарный поиск занял два года. На Казанском вокзале в Москве пропал первокурсник МФТИ. А нашли его в Липецке — с потерей памяти. Даже когда надежды, казалось, уже не было, один из координаторов отряда упрямо вывешивал в соцсетях ориентировку на молодого человека со слоганом: «Быков, ты где?» Именно по ней парня и отыскали.

ПоделитьсяПоделиться

О деньгах

А теперь об удивительном: официально отряда «ЛизаАлерт», который ежегодно помогает спасти десятки тысяч жизней, не существует.

«Юридически нас нет, — говорит Алина Павлюкова. — Есть люди, которым не все равно. Они собираются и приезжают на поиск или помогают удаленно. У нас нет помещения. Оборудование есть, потому что поиск необходимо обеспечивать технически. Все имущество отряда хранится у добровольцев, которых пока не выгнали из дома за то, что они под это дело захватили целые шкафы. Отрядное оборудование выдается группам перед каждым поиском. Одежду и обувь, в которой можно пройти не менее 10 километров, не промочив и не сбив ноги в кровь, каждый покупает себе сам».

Постоянная статья расходов отряда — ориентировки на пропавших, которые надо печатать сотнями. Эти объявления — как и самый обычный репост на личной страничке в соцсети — увеличивают шансы найти пропавшего. Бумагу для принтеров иногда дарят родители детей, для которых добровольцы проводят уроки безопасности «ЛизаАлерт». Отряд сотрудничает с типографиями, которые печатают для него ориентировки и карты, необходимые для поиска на местности.

Почему вообще возникла необходимость в отряде добровольцев-поисковиков, если на наши с вами налоги существуют специальные службы и органы? В «ЛизаАлерт» этот вопрос считают провокационным.

«Во всех службах и органах не хватает кадров, — объясняет Екатерина Власова. — Представьте ситуацию: человек потерялся в лесу около СНТ, а на все СНТ один-единственный участковый. Как он будет в одиночку искать человека? Спасатели приезжают на поиск обычно вчетвером. Но и таким числом они не могут закрыть всю территорию поиска. Кроме того, если в этот же момент в этом же районе происходит пожар или серьезное ДТП, то вся смена спасателей будет вынуждена сняться с поиска пропавшего и уедет туда».

На сегодняшний день отряды «ЛизаАлерт» есть в 60 регионах, более одного раза на поиск выезжали порядка 25 тысяч добровольцев. У большинства есть основная работа. Алина Павлюкова с 10 до 19 часов работает в консалтинговом агентстве — ведет проекты в области здравоохранения, но считает, что на выходных, по вечерам и даже просто в обеденный перерыв у нее остается «огромное количество» времени. Евгения Симульман в обычной жизни — руководитель проектов в строительном холдинге. Екатерина Власова работает в компании, которая занимается поставками медицинского оборудования в больницы города и области. Антон Паулин — руководитель отдела продаж в сфере недвижимости.

Чтобы попасть в отряд, достаточно позвонить на горячую линию по телефону 8(800)700–54–52 и заявить о своем желании. Ваше обращение передадут инструкторам из «новичковой», они с вами свяжутся и проведут первичный инструктаж. Вас сориентируют в зависимости от того, сколько времени вы готовы отдавать отряду. Раз в месяц проводится вводная лекция. Там вам подробно расскажут о каждом направлении работы, о правилах поведения на поисках и о том, как должен вести себя доброволец «ЛизаАлерт». После вводной лекции волонтерам, которые захотят участвовать в поисках и дальше, предлагают пройти обучение поисковика. Им объясняют, как пользоваться рацией, навигатором и компасом, как и куда правильно повесить ориентировку, чтобы она была заметна и наиболее эффективна. Следующая ступень в отряде — старший поисковой группы. Это человек, который уже может взять группу из 4 — 5 новичков и повести ее на поиск в лес или на задачу в город. Кстати, еще ни разу не было такого, чтобы во время даже самого сложного поиска какая-нибудь группа терялась.

«Чтобы нам помочь, достаточно, увидев дезориентированного пожилого человека или ребенка, не пройти мимо, а спросить, что с ним случилось, — говорит Алина Павлюкова. — Обращайте внимание на наши ориентировки. Возможно, именно вы увидите пропавшего человека и поможете его найти».

Фото: пресс-служба «ЛизаАлерт»
ПоделитьсяПоделиться

Венера Галеева,

«Фонтанка.ру»

Фото: пресс-служба «ЛизаАлерт»
Фото: пресс-служба «ЛизаАлерт»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (14)

Да уж, ребята конечно молодцы.
Но я понимаю, когда теряются старики и дети.
Но как может потеряться в лесу человек среднего возраста у которого есть смартфон с навигатором?
Или как вот глав врач умудрился оставить смартфон на базе, только потому что связи в лесу нет?
Где мозги то у людей?

Спасибо им большое. Они делают большую работу.

Почему не используют подсознание для поисков?
Ведь подсознание знает всё.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...