02.09.2020 16:16
11

Купил по рублю, продал за 28. Кто в России заработал на коронавирусной потребности в масках

«Фонтанка» изучила, как в самые горячие месяцы работал рынок импорта «медицинских» масок. Разброс закупочных цен поражает воображение, но позволяет примерно прикинуть, сколько «наварили» на поставках импортеры.

автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру»
автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру»

В самой обычной квартире в обшарпанной многоэтажке на улице Ленина в Уссурийске «прописана» фирма Анны Кононенко — ООО «Импэкс ДВ». С марта по май 2020 года она привезла в Россию из Китая больше 180 миллионов масок. Часть из них, к примеру, оказалась в петербургских вендинговых «маскоматах» в метро. Связаться с ней «Фонтанке» не удалось, но для понимания масштабов личности — второй после нее по объему игрок на этом рынке АО «Рособоронэкспорт». Он за коронавирусную весну успел оформить на таможне примерно на 10 миллионов масок меньше, чем Анна Александровна.

Грех говорить, но коронавирус стал для обитателей Уссурийска и его пограничных окрестностей настоящей золотой жилой. Из топ-20 импортеров масок четверо либо оттуда, либо из соседнего поселка Покровка. До него из Уссурийска полчаса езды на машине, а еще через полчаса — пункт пропуска через госграницу «Полтавка». Дальше — уже Китай.

Самые обычные защитные маски, которые в народе называют «медицинскими», никогда не были особо ходовым товаром и имели очень ограниченную область применения. В месяц еще год назад их ввозили не более чем на 8–9 млн долларов. Если быть точным, таков был объем импорта по таможенному коду 6307909800 — «Прочие готовые текстильные изделия». Методом исключения всего остального, что проходит по этому же коду, довольно легко можно отыскать конкретно «медицинские» маски. Медицинские — в кавычках, потому что почти во всех документах на эти маски отдельно пишется, что они — для бытовых нужд, например защиты от пыли.

В этом же году маски понадобились буквально всем, и нетрудно догадаться, что цифры импорта кода 6307909800 просто сумасшедшие. В тоннах поставки выросли весной в 6 раз, а в долларах — в 25 раз. Причем на Китай в апреле пришлось 89%, а в мае — 91% поставок.

В распоряжении «Фонтанки» оказалась аналитическая справка по таможенной статистике, из которой очень четко видно, кто, что, откуда и почем ввозил из Китая по этому таможенному коду. Эти сведения были предоставлены редакции аналитической компанией «Владвнешсервис», официальным партнёром государственного «Российского экспортного центра» по исследованиям зарубежных рынков. Сухие цифры говорят: за три весенних месяца к нам приехало, по грубым подсчетам, 3,4 млрд масок. Примерно столько получится, если разницу в объемах поставки в этом и прошлом году — чуть больше 10 тыс. «лишних» тонн — разделить на средний вес одной самой простой маски с учетом упаковки — 3,4 грамма. При этом общая задекларированная на таможне «добавленная» с прошлого года стоимость — 438 млн долларов. То есть где-то 32–33 миллиарда рублей. Да, реальная цена китайской маски, даже с учетом бешеного дефицита, — это в среднем примерно 9–10 рублей.

Всем миром

Слова чиновников о том, что мы вот-вот преодолеем зависимость от импорта и начнем их производить сами, остались вещью в себе. По крайней мере, так было в марте — апреле — мае. Да, в России многие предприятия действительно осваивали в героически кратчайшие сроки выпуск нужных масок, но их было крайне мало. Ведь мало на камеру перерезать ленточку на фабрике. Чтобы отечественная промышленность могла обеспечить внутренний спрос, таких производств нужны сотни.

То есть надо с нуля запустить целую индустрию, штампующую в автоматическом и круглосуточном режиме миллиарды масок. А это значит, во-первых, обеспечить страну технологическим оборудованием — пройдя все стадии его импорта, сертификации, монтажа и пуско-наладки. А во-вторых, обеспечить эти машины сырьем, которого в нашей стране просто не делается, а если и делается, то в ничтожных — в масштабах пандемии — объемах. Достаточно сказать, что объем импорта нетканых материалов, из которых делаются привычные нам «медицинские» маски, в мае этого года заметно вырос: плюс 20% к маю прошлого года. Но это, конечно, капля в море. Ведь потребность в масках выросла кратно. А в апреле этот объем и вовсе падал по сравнению с прошлым годом — во всем мире наблюдался жесточайший дефицит нетканых материалов.

Тем не менее, кроме многочисленных небольших частных фабрик, десятки предприятий структуры Минобороны и ФСИН https://vademec.ru/news/2020/03/23/delrus-stanet-edinym-postavshchikom-meditsinskikh-masok-v-regiony-rf/, которые были показательно брошены на амбразуру ликвидации дефицита масок, шили весьма специфичный продукт, который, можно даже поспорить, почти никто из читателей «Фонтанки» в глаза не видел. Руководители аптек делятся со СМИ фотографиями такой продукции, сделанной вручную по старым выкройкам из ваты, марли и «резинки от трусов». Однако даже если качество этих масок и соответствовало противоэпидемическим требованиям, шились они, по сути, вручную. А значит, военные и «арестантские» предприятия могли выпустить десятки или сотни тысяч, ну пусть миллионы таких масок, а ведь их требовались — миллиарды.

К тому же для более широкого круга потребителей этой весной потребовались самые обычные «медицинские» маски. И откуда они у нас вдруг появились в огромных количествах, вопрос очевидный. Сотни и тысячи китайских заводов и заводиков еще с декабря наловчились штамповать их (а вовсе не шить, разумеется) в огромных количествах. К апрелю пандемия в Китае пошла на спад, а у нас она вовсю раскручивалась, и спрос перетек по нашу сторону границы.

Китайские связи

«У нас есть около 20 заводов в Китае, с которыми мы сотрудничаем. Проблем найти маски не составило», — рассказывает «Фонтанке» гендиректор и единственный владелец уссурийского ООО «Трансгруз» Максим Кулагин. Его фирма работает уже семь лет. Связи налажены, куда кому звонить, знает. Как работать с таможней — тоже. Связи, предоплата и объемы — вот рецепт успешной торговли с китайцами, объясняет предприниматель.

Среди земляков у него чуть ли не самые высокие заявляемые на границе цены — судя по аналитической справке, в среднем 3,57 рубля за каждую из 60 миллионов привезенных им весной масок.

А вот Анне Кононенко повезло с партнером по ту сторону границы — с апреля он стабильно и без скачков цены поставлял ей маски в среднем по 1,5–1,6 рубля за штуку. Причем какой именно завод их делал — было неважно. В документах на партии масок, которые привозил весной «Импэкс ДВ» из Китая, названий производителей — пара десятков.

Вообще, у местных дела шли как-то успешнее, чем у москвичей и предпринимателей из других регионов. У ООО «Агро Плюс» (почти 30 млн масок) и ООО «Север» (почти 60 миллионов) из Покровки средняя закупочная цена — 0,88 и 1,49 рубля за штуку соответственно. Среди лидеров рекордсмен — уссурийский ООО «Легион» — всего 80 копеек в среднем за каждую из 105 миллионов ввезенных масок. При этом он третий в списке по объемам импорта в штуках. Поставщик — единственный, цена не менялась, даже когда производителем значился не один из безвестных у нас китайских заводов, а тамошнее подразделение глобальной корпорации 3M. Владелец «Легиона» — соучредитель одноименного уссурийского клуба по тхэквондо Владимир Ен.

Снимаем маски

Ситуация полностью меняется, когда закупками занимаются не местные. Самый яркий пример — всемогущий «Рособоронэкспорт». У него при космическом объеме поставок — один завод-производитель — China Sinopharm International Corporation. Еще в марте корпорация пыталась покупать у завода маски напрямую, но после двух попыток отдала все на откуп посреднику. С апреля все закупки шли через частное ООО «Дельрус» — оно везде выступает в качестве декларанта, а с мая даже само от имени «Рособоронэкспорта» получало и декларировало маски. Даже когда речь идет о рекордно огромных партиях — хоть 20 миллионов за раз, хоть 30 миллионов, цена всегда оставалась на уровне 23–24 рублей за штуку. Именно поэтому при примерно равных объемах импорта у Анны Кононенко из Уссурийска в марте — мае на маски ушло около 267 млн рублей, а у «Рособоронэкспорта» — 4,1 млрд рублей.

«Дельрус» — один из крупнейших в стране медпоставщиков. Он контролируется Юлаем Магадеевым и Аркадием Гузовским. Первый заодно владеет сетью лабораторий «Ситилаб». Коронавирус стал для этой фирмы настоящим прорывом в развитии бизнеса. «Дельрус» в одночасье стали называть крупнейшим партнером государства в деле поставок средств индивидуальной защиты в госструктуры. Такое решение было, по данным СМИ, якобы принято на совещании в Минпромторге в конце марта.

Региональные власти еще в марте заявляли о заключении с «Дельрусом» контрактов на поставку китайских масок по квотам. Именно эта компания, судя по официальным публикациям, к примеру, севастопольского руководства, была определена Минпромторгом оператором этого проекта. Министерство даже призывало аптечные сети помочь «Дельрусу» в распространении масок. А в паре сотен последних конкурсов, где больницы закупают медсредства, «Дельрус» был единственным поставщиком и получил заказы, не торгуясь. Его цены при этом были на уровне примерно 35 рублей за штуку. То есть минимум на 10 рублей дороже закупочной цены.

При этом, судя по имеющимся в распоряжении «Фонтанки» аналитическим данным, сам «Дельрус» на свои деньги в Китае ничего не покупал. В каждой из оформленной им партий в марте — мае контрактодержателем значился «Рособоронэкспорт».

В «Дельрусе» получили запрос «Фонтанки» с просьбой прокомментировать сотрудничество с «Рособоронэкспортом» и рассказать о его условиях, однако спустя две недели ответ все еще был «в работе». В госкорпорации взяли время на подготовку комментариев, но также за две недели ничего не прислали.

Самим пригодится

Возможно, объяснением 20-кратной разницы в цене закупки частников и «Рособоронэкспорта» могло бы служить качество масок: ведь госкорпорация не могла себе позволить плохие и некондиционные маски. Но есть контраргумент. Вряд ли этой весной в стране можно было найти чиновника, лучше разбиравшегося в качестве и ценах на китайские маски, чем сотрудники Уссурийской таможни. А они в мае по госконтракту совершенно уверенно купили их у того самого «Трансгруза» Максима Кулагина как у единственного поставщика. Видимо, качество их вполне устроило. Причем цена закупки — 16–18 рублей, хотя ведь уссурийские таможенники совершенно точно знали, что ввозил он маски в десять раз дешевле.

Впрочем, покупать дорого приходилось не только «Рособоронэкспорту» и уссурийским таможенникам. Среди госкомпаний высокие закупочные цены и у «Почты «России» (12 миллионов штук в среднем по 22,14 рубля), и у «Московского метрополитена» (5 миллионов по 18,5 рубля).

Большие партии приходили и в адрес Сбербанка. В крупнейшем банке страны «Фонтанке» сообщили, что действительно закупали маски в Китае, хотя имеющиеся в распоряжении редакции данные о поставках примерно на 1 млрд рублей (около 13 млн масок) не подтвердили, пояснив, что эти цифры не соответствуют действительности. Однако правильные данные не предоставили.

«Учитывая объемы потребности, банк проводил выбор поставщиков на конкурентных началах. Соответственно, предпочтение банк отдавал участникам рынка, которые предлагали оптимальные условия по исполнению договоров», — рассказали в Сбербанке.

В Газпромбанке (почти 6 миллионов масок) рассказали, что решение о закупке одноразовых масок напрямую в Китае принималось в пиковый период пандемии в условиях их временного дефицита. «При этом комплектами СИЗ оперативно обеспечивались не только работники, вынужденные по объективным причинам выходить на работу в офисы и отделения, но также и члены их семей», — подчеркнули в банке.

Но в обоих случаях, когда госбанки покупали в Китае маски, речь шла о средней цене в 84 и 98 рублей соответственно, то есть о более качественных масках именно медицинского уровня защиты.

Среди лидеров по объемам закупок — крупнейшие торговые сети страны. У ООО «Лента» — почти 89 млн масок в среднем по 27 рублей за штуку. Всего на 2,4 млрд рублей. В деньгах — это второй результат после «Рособоронэкспорта». У ООО «Бест прайс» (Fix Price, 71,5 миллиона масок)) и АО «Арвиай (Рашен Венчур Инвестментс)» (X5 Retail Group, 26,8 миллиона)) маски немного другие, подешевле, по 14–17 рублей за штуку.

«В период распространения коронавируса из-за нехватки масок в России мы столкнулись со сложностями в обеспечении средствами индивидуальной защиты наших сотрудников, в первую очередь тех, кто работает в магазинах, онлайн-сервисах, транспортной компании, на РЦ и дарксторах, — рассказали «Фонтанке» в X5. — Благодаря прямым поставкам нашей дочерней компании RVI из Китая нам удалось обеспечить СИЗами всех без исключения наших сотрудников. Поставки средств продолжаются, чтобы обеспечивать необходимый запас, в том числе на полках торговых сетей X5 Retail Group. Конкретные детали поставок мы не раскрываем».

Еще одним очень крупным импортером масок из Китая стал благотворительный фонд «День Первый». В учредителях — фигуристка Татьяна Навка и хоккеист Алексей Касатонов, а также топ-менеджеры «Газпромбанка» и «Почты России». На его счету только масок почти 20 миллионов, не считая других средств защиты. Покупали дорого, в среднем по 26,5 рубля. Потом безвозмездно передавали врачам. Всего у фонда на маски ушло 519 млн рублей. Вопросы редакции в адрес фонда о деталях китайских поставок остались без ответа.

Считаем прибыль

Из необычных случаев можно отметить пример самого успешного импортера — частного предпринимателя. Это Юрий Даниелян из Читы. Другие ИП тоже импортировали маски из Китая, но такого размаха, как у него, ни у кого: сразу 20 миллионов штук. А поскольку Китай от Читы недалеко, нетрудно догадаться, что покупал Юрий Арутюнович дешево. В среднем по 1,09 рубля за штуку. В анналах портала Госзакупок остался его контракт на поставку 20 тысяч масок в одну из крымских больниц. По 28,5 рубля за каждую.

Среди петербуржцев, если не считать ООО «Лента», самый выдающийся результат у ООО «Кит-строй СПб». Этой компании удалось за коронавирусную весну привезти 12 миллионов масок. Не сказать, чтобы дешево — в апреле в среднем по 24 рубля. Но директор компании Дмитрий Тарасов не жалуется: весь тот объем уже разошелся по корпоративным клиентам, включая крупнейшие российские госкомпании. Размер своей наценки не называет, но говорит, что речь идет о десятках процентов. Можно было дороже. «Но мы изначально, еще когда везли сюда, решили, что не будем продавать их спекулянтам, которые потом их по аптекам развозят. Только тем, кто сам ими будет пользоваться», — объясняет Дмитрий Тарасов.

Торговля масками для его фирмы — это очень непрофильный бизнес. Основное направление — высокотехнологичная продукция в виде покрытий на основе полых корундовых микросфер. Идет в том числе на экспорт.

«Так получилось. Мы входим в китайско-корейский холдинг. И в Китае заводы, принадлежащие нашему холдингу, сориентировались и смогли нам привезти много масок», — объясняет Тарасов. Сейчас он по-прежнему пытается распродать то, что ввозилось уже летом, но цены даже на госзакупках сильно падают. Запрашиваемые заказчиками цены составляют 5–7 рублей за штуку. А если в начальных условиях и стоит стоимость за единицу в 13 рублей, победителем конкурса становится тот, кто готов продавать их чуть дороже 2 рублей.

«Сейчас цены действительно очень сильно упали. Возможно, с сентября, когда начнут работать вузы, где носить маски будет обязательно, спрос подрастет», — ожидает он.

Вместе с тем Дмитрий Тарасов говорит, что и в самом Китае уже спадает ажиотаж. Настолько, что местные власти взялись за «прополку поляны» — около 130 заводов, которые всю весну выпускали маски, сейчас закрываются из-за претензий к низкому качеству своей продукции, рассказывает предприниматель. Это же подтверждает и Максим Кулагин: работать там остаются только те, кто выпускает маски полностью по всем стандартам.

Арифметика коронавируса

По итогам изучения данных об импорте масок в разгар коронавируса можно сказать, что наиболее эффективными стали тесные деловые контакты небольших дальневосточных предпринимателей с китайскими производителями. Крупнейшие же отечественные корпорации были вынуждены налаживать связи «на ходу» и получать маски по относительно высокой цене, невзирая на астрономические объемы закупок. В дальнейшем это определило и конечные цены, по которым государственные клиники и другие госзаказчики получали закупленные за государственный счет маски. Причем в среднем разница в цене на каждую из примерно 170 миллионов масок, купленных «Рособоронэкспортом» и «Дельрусом» этой весной в Китае, при перепродаже больницам могла достигать 10 рублей. Многие из таких поставок велись по принципу «единственного поставщика», и конкурировать по цене ни у кого из более удачливых импортеров возможности не было. Хотя они реально имели возможность сэкономить для бюджета сотни миллионов за счет более низких закупочных цен.

Впрочем, никто из тех, с кем «Фонтанке» удалось пообщаться, не жаловался на затоваренные склады. Корпоративные покупатели разметали маски как горячие пирожки, и можно предположить, что внакладе никто из импортеров не остался даже без доступа к госзакупкам. Перегретый коронавирусной паникой рынок легко переварил привезенные весной 3,4 млрд китайских масок, обеспечив успешных предпринимателей прибылью в десятки миллиардов рублей.

Теоретически была альтернатива. Ведь для изготовления привычных россиянам «медицинских масок» нужно вполне конкретное, совсем не уникальное оборудование — автоматические линии, которые могут делать по 50–60 масок в минуту (более мощные машины даже больше), приваривать к ним проволоку для фиксации на носу и припаивать резинки.

Сейчас поставщики предлагают такое оборудование примерно по 9–10 млн рублей. Одна такая линия способна — при условии бесперебойной работы — выдавать около 86 тысяч готовых масок в сутки.

Чтобы покрыть объем закупленных этой весной масок, понадобилось бы до 500 таких машин общей стоимостью в пределах 4 млрд рублей. Это с НДС и пуско-наладкой. Еще примерно 1,5 миллиарда, опираясь на расценки на сайтах специализированных компаний, понадобилось бы на закупку материала — нетканых материалов (как правило, спанбонда и мельтблауна) и резинок. По грубым оценкам, еще примерно 100–150 млн рублей за три месяца ушло бы на электричество и зарплату операторам 500 таких станков. С начальниками операторов, возможно, и все 200 миллионов.

В сухом остатке, сумей Россия молниеносно обеспечить себя необходимым количеством оборудования, материалами и квалифицированным персоналом, каждая маска нам бы обходилась в 1,6–1,7 рубля без учета логистики и дистрибуции. Столько же, сколько платила китайцам Анна Кононенко из ООО «Импэкс ДВ».

Но стоит быть честными самим с собой: быстро развернуть такую индустрию, а особенно в реалиях этой весны, у нас невозможно. Поэтому и приходилось искать маски в Китае по 9–10 рублей и потом покупать их в наших аптеках по 30–40 рублей.

Денис Лебедев, «Фонтанка.ру»

автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру»
автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру»
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (11)

На мне тоже заработали, но не очень. Купил в марте две маски по 35 рублей. Стоили они явно меньше, так как продавались без упаковки из оптового пакета. Одну из этих масок ношу до сих пор, вторую не трогал. Надеюсь использовать первую маску до самого конца маскарада.

BigWad
Не знаю... Я ещё не сносил дежурную маску. Ношу месяца три и ещё столько же проношу... Естественно, она одевается только когда очередные дебилы начинают требовать ношения масок... Не так уж и дорого - 1 маска на полгода... :)))

PUPSIK
Закупайте маски сейчас, пока не подоражали!

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор