17.06.2020 17:00
38

Пациент «Ленэкспо». Первая смерть от коронавируса

36-летний петербуржец попал во временный госпиталь в Ленэкспо с 10% поражения легких. Спустя две недели он скончался. В причинах смерти указан COVID-19.

Фото: из семейного архива

Семья петербуржца Николая Косинова заболела коронавирусом в середине мая. По результатам компьютерной томографии легких его госпитализировали в пансионат «Заря», а его 36-летнего сына — в «Ленэкспо». Отец просил не разлучать их, так как у сына была особенность, из-за которой молодому мужчине нужно было особое внимание. Однако медики поступили в соответствии с регламентом, и Кирилл отправился во временный госпиталь. За две недели «сгорел». Урну с его прахом семье выдадут для захоронения 18 июня. Отец подготовил заявление в Следственный комитет.

Глава семейства и 18-летняя дочь Анастасия почувствовали недомогание 12 мая, а 15 мая заболел старший сын Кирилл. На следующий день у всех троих взяли тесты на коронавирус. Они оказались положительными. Причем, чтобы это выяснить, Анастасии пришлось самостоятельно сходить в поликлинику. Состояние отца и сына ухудшалось, у Кирилла к высокой температуре присоединился сильный сухой кашель. 19 мая скорая помощь отвезла их на догоспитальное КТ.

«У дочери из симптомов была только потеря обоняния и вкусовых ощущений, и поэтому она осталась дома одна, — рассказал Николай Косинов «Фонтанке». — Компьютерная томография показала, что у моего сына 10% поражения легких по типу «матового стекла», у меня — 24%. В машину скорой помощи мы взяли сумку с вещами одну на двоих. Но врач скорой предупредила, что нас могут отправить в разные больницы».

Николай Косинов попытался объяснить, что разлучать их с сыном нельзя: у Кирилла Косинова было психиатрическое заболевание, полученное в 2005 году во время службы в Чечне после окончания военного университета.

«Если сын принимал препараты, все было нормально, но если пропускал прием — закрывался, отгораживался от мира, — рассказывает отец. — Я попытался это объяснить врачу скорой, но она сказала, что в соответствии с медицинским регламентом мы едем в разные больницы, я — в пансионат «Заря», а Кирилл, как пациент с «легкой формой», — в госпиталь в «Ленэкспо».

Косинов-старший старался созваниваться с сыном при каждой возможности, однако дистанционно контролировать, пьет ли Кирилл свои таблетки, не мог. «В госпитале в «Ленэкспо» почему-то нет лечащих врачей, которые вели бы больного, — говорит он. — Я связывался с каждым дежурным врачом, раз за разом говорил об особенности Кирилла, о его диагнозе, что ему нужны препараты. Однажды мне из «Ленэкспо» позвонил дежурный психотерапевт, спрашивал о его диагнозе, и я рассказал, что, если Кирилл перестает принимать лекарства, уходит в себя».

Кирилл не жаловался на состояние, но у него продолжался кашель, иногда поднималась температура. Однако из разговоров с сыном Николай Косинов понял, что тот находится в состоянии стресса — не может есть и хочет пить воду. И, возможно, перестал принимать свои препараты. «Он человек терпеливый, не стал бы жаловаться и расстраивать меня», — говорит отец.

24 мая Кирилла внезапно отправили в Госпиталь ветеранов войн на исследование желудка методом ФГДС и повторного обследования лёгких на КТ. В последний раз Николай Косинов поговорил с сыном по телефону, пока тот ждал своей очереди на это обследование. После этого о его состоянии отец мог узнавать только у дежурных врачей и через справочную службу.

«На КТ, как я уже позже узнал, после смерти моего сына, было видно ухудшение состояния, — говорит отец. — Я просил оставить его в Госпитале ветеранов войн после обследования, но его все равно вернули в «Ленэкспо». Я не мог все контролировать, потому что сам находился в не очень простом состоянии в «Заре». Но там медики работали профессионально, и меня буквально вытащили. А в «Ленэкспо» был холод собачий, потолки — под четыре метра, стресс. Кириллу, как человеку нездоровому, требовалось полноценное лечение с учетом его особенности».

Спустя еще двое суток Косинову-младшему стало еще хуже, и его снова перевезли из «Ленэкспо» в Госпиталь ветеранов войн, где он сразу попал в реанимационное отделение. «Что-то с отравлением связано», — неопределенно сообщили отцу по телефону о состоянии сына. 27 мая в справочной службе госпиталя состояние Кирилла охарактеризовали как тяжелое стабильное, из реанимации его перевели в 11-ю палату 10-го отделения.

«О своем состоянии он говорил врачам: «Нормально». А 1 июня ему стало значительно хуже. Появилась одышка. И на вопрос о самочувствии он уже отвечал: «Плоховато». По словам дежурного врача, ему начали колоть гормоны и белок. Состояние охарактеризовали как «тяжелое нестабильное», но реаниматолог осмотрел его и пришел к заключению, что показаний для реанимации нет». Все это время у Кирилла был кашель, температура поднималась до 38, один раз — до 39.

«С новым лечащим врачом мы договорились, что 3 июня после 13 часов я ей позвоню, чтобы узнать, как идёт лечение, а уже утром 3-го числа моего сына не стало — он умер в 6 часов утра, — говорит Николай Косинов. — Врач сказал, что таково течение этой болезни. В заключении о смерти указаны следующие причины: отек легкого острый, пневмония — возбудитель не уточнен, COVID-19».

«Я считаю, что Кирилла для лечения поместили не туда, куда надо. В «Ленэкспо» люди долечиваются. И к нему относились как к «легкому», — говорит Николай Косинов. — А с его особенностью он мог замыкаться, не пить, не есть, не жаловаться. Я об этом всем говорил, и в «Ленэкспо», и в Госпитале ветеранов войн. Потом, когда нам выдали его вещи, оказалось, что его таблетки вообще не тронуты. Он их не принимал».

Факт смерти Кирилла Косинова «Фонтанке» подтвердили в комитете по здравоохранению Санкт-Петербурга. «Мы не можем обсуждать состояние пациента и причины, приведшие к смерти, по соображениям врачебной тайны, — подчеркнули в ведомстве. — Во временный госпиталь «Ленэкспо» везут пациентов по четким критериям: с легкой и среднетяжелой формой заболевания, имеющих поражение легких по КТ до 25 процентов. К сожалению, процесс протекания заболевания непредсказуем, и порой утяжеление состояния пациента происходит в считанные часы. От этого никто не застрахован, и предотвратить такое течение заболевания нельзя. Именно для этих случаев предусмотрен перевод пациентов в стационары, где оказывают помощь больным с тяжелой формой инфекции».

Николай Косинов выписался из больницы 8 июня, после лечения ему требуется реабилитация. Тело его сына кремировали в соответствии с распоряжением Роспотребнадзора, урну с прахом семье выдадут 18 июня. Кирилла похоронят на Репинском кладбище, рядом с бабушкой.

Венера Галеева, «Фонтанка.ру»

Фото: из семейного архива
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (38)

261916881
Имея свой опыт с врачами,хочу посочувствовать родным и близким . По поводу врачей. Они действительно не хотят слышать от родных и близких ,что нужно обращать внимание еще на существующие заболевания и в первую очередь лечить не схемой а душой .Врачи к сожалению их так осталось мало перед остальным большинством нужно кланяться ,почему то просить о лечении. Почему Кирилла не оставили с отцом возможно хотели чего то чтобы им дали. Рядом он остался бы жив .Виноваты только врачи во всем. они не работают . Просто выполняют схему которая может повредить.

Ala
Ленэкспо или госпиталь ветеранов войн... без разницы(((... Работают дилентанты, бездельники... Их только надбавка интересует... Никакого санэпидрежима, соблюдения санитарных норм и правил... Ничего... Наш профессор выгоды учебы в мед вузе говорил, что и медведя можно научить кататься на велосипеде... Медведя? Да, возможно... Только этих... не научили ничему... Они убивают наших близких! Преступное бездействие! Им плевать на всех кроме себя((((... Непрофессионализм... Со всех сторон! Никаких знаний, практических навыков... Никто не требует особых талантов, ума, или чутья... Просто, честно выполнять свою работу, соблюдайте нормы и правила...! Глас вопиющего в пустыне... Ах как им жарко, плохо, опасно... Ах они герои... Пописать не сходить... А курить толпами под окнами отделений, где в это время умирают брошенные ими наши любимые, родные, единственные... ничего не мешает? Нигде не жмет, не давит?
Совет из СССР: погуглитеротивочумные костюмы, порядок из одевания и снятия

Elta
Кто вообще придумал использовать нежилой ангар Ленэкспо в качестве больницы? Это же полное очковтирательство. Зачем запихивать туда больных людей как в концлагерь. У нас в городе много больших гостиниц. Неужели для Петербурга и для потомков блокадного города в России не нашлось средств для создания «нормального», соответствующего времени и положению городу временного госпиталя? Почему в Москве Собянин не позволяет себе такого издевательства (по-другому не назовёшь) над людьми, а у нас Беглов может?

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор