20.04.2020 18:57
40

«С 13-го века ничего другого не придумали». Зачем расставлять блокпосты по Петербургу

«Петербуржцы решили, что они из клана Маклаудов», — жалуются чиновники неофициально, говоря о возможных блокпостах в городе.

Фото: Александр Миридонов/«Коммерсантъ»

Петербург отстает от Москвы на 2–3 недели, рассказал накануне глава городского комздрава. И поэтому, видимо, часть уже выложенных Собяниным козырей придерживает в рукаве. Например, систему блокпостов и электронных пропусков. «Фонтанка» спросила чиновников и экспертов, видят ли они полезной идею сделать людям неудобно, чтобы те сидели по домам.

О том блюде, что варится в котелке у Смольного, известно немногое. В конце марта в сети появилась схема, на которой были отмечены около 100 адресов для размещения блокпостов, около трети из них опоясывали город. «Фонтанке» подтвердили — схема настоящая, с ней идет работа. 15 апреля Москва попробовала тонкий лед электронной системы пропусков и сперва сильно намочила ноги: люди выстроили в огромные очереди у входа в метро, перед КПП на въезде образовались пробки. На следующий день прошло профильное совещание в Петербурге — благо первые результаты столичного эксперимента уже были налицо. Сама по себе технологическая площадка для того, чтобы выдавать пропуска, в городе уже разработана. Есть и те, кто должен в кратчайший срок организовать блокпосты в заранее определенных местах по периметру города.

Как и на прошлой неделе, добиться от транспортного блока правительства какого бы то ни было комментария не удалось. Информационная вертикаль власти выстроилась не только в Смольном, но и в научном сообществе. В НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Пастера, может, и рады были бы оценить эффект от столичных транспортных ограничений, на которые засматривается Петербург, но за разрешением высказать свое экспертное мнение отправили в федеральный Роспотребнадзор. Там такого разрешения не дали, потому что «это не их тема».

Кирилл Поляков, гендиректор Дирекции по развитию транспортной системы Петербурга и Ленинградской области:

— Я не согласен с формулировкой «создание искусственного неудобства». Речь идет о дополнительном стимулировании жителей Санкт-Петербурга оставаться дома — тех, кто не поименован в указе президента и на которых не распространяются исключения. Все зависит от сознательности жителей нашего города. Это возможная, подчеркну, мера, принудительная самоизоляция на тот случай, если люди по-прежнему не будут её соблюдать самостоятельно. Не буду комментировать то, что вы видели; рассматриваются разные варианты. В том числе, да, и посты на въезде и выезде из Петербурга. При этом главная задача — ограничение передвижения внутри города, а не ограничить трафик между Петербургом и областью. Те жители области, которые ездят в Петербург каждый день, так как задействованы в отраслях непрерывного цикла, — это 250 тысяч человек, в том числе врачи, и их перемещение ограничиваться не должно.

Михаил Москвин, заместитель председателя правительства Ленинградской области:

— А откуда эти адреса КПП появились? Не от Ленинградской области же. Санкт-Петербург ограничит выезд в Ленинградскую область. Ну ограничит и ограничит. Не комментирую. Мне никаких указаний от губернатора не поступало, распоряжений не поступало.

Алексей Яковлев, завкафедрой инфекционных болезней, эпидемиологии и дерматовенерологии медицинского факультета СПбГУ, экс-главврач Боткинской больницы:

— Во всех странах пошли по тому пути, Москва не оригинальна. Я вчера заезжал в Химки, предъявил пропуск, полицейский в маске и перчатках считал QR-код, все, я поехал дальше. Не могу сказать, что это напрягает, машин было 5–8.

Да, вопрос организации обсуждается, кого-то все это раздражает. Я понимаю, что все это существенно влияет на экономику, но экономика нужна будет, только если люди выживут.

Традиция разобщения — с 13-го века, когда корабли по 40 дней стояли в виду города, и никого это не смущало. Ничего другого не придумали. Надо искусственно уменьшить циркуляцию. Мне рассказывали историю, что операционная сестра заразилась в больнице и умерла. Так у нее заразилась вся семья, которая живет в области, у нас же многие из области работают.

Посмотрите, что происходит: 30% тех, кто попал на аппаратное дыхание, погибают. А мы стали смотреть работы китайские, там от 50% до 70%. То есть вы понимаете уровень риска.


Андрей Горев, профессор кафедры транспортных систем СПбГАСУ:

— Я, честно говоря, скептически отношусь к тому, что такие ограничения могут сдержать эпидемию, хотя это вопрос скорее к врачам. Но экономика должна функционировать, её и так серьезно прижали, мне кажется, должны другие методы использоваться. Просто люди будут тратить на дорогу не час, а три часа. Но вряд ли это изменит ситуацию. Да, неудобства будут, но люди все равно будут перемещаться. Если вам надо кому-то отвезти продукты, добраться до работы — вы все равно поедете, никуда не денетесь.

А главное — встанет общественный транспорт, а ведь это то, чего как раз необходимо избегать, скопление людей в замкнутых пространствах. То есть автобус сделает вместо 20 рейсов 10. Это странно, как странно было сократить количество автобусов, это увеличивает скученность.

Юрий Свешников, руководитель Московского транспортного союза:

— У нас же [в Москве] это все одновременно произошло, и в метро, и КПП, и все это было сразу отменено. Получалось так, что сотрудники ДПС, сами без перчаток и масок, брали документы у проезжающих, то есть контакт через предметы, через дыхание, через близкое общение, ясно, что никаких полутора метров там не было. А эти водители теоретически могли быть вирусоносителями.

Кроме того, я общался с международными перевозчиками, у них возникали огромные проблемы. Из-за границы получить разрешение на mos.ru затруднительно. Так что российские перевозчики, возвращающиеся даже с необходимым здесь грузом, испытывали проблемы.

Оценить эффект сложно, это было всего полдня, как только стало страшно — все переиграли. Пересечение Волоколамского шоссе и МКАД показывали в этот день и на следующий, машины уже спокойно проезжали.

Денис Шубин, председатель городского автоклуба А24:

— Никого это не ограничит. Ну, в первый день постоим на КПП час, если не будет организована работа. Сейчас ездят не те, кому надо прокатиться, а те, кому надо работать, выживать. Эти поедут в любом случае. Ничего, кроме задержек, это не принесет первые 2–3 дня. Хотя, с учетом московского опыта, пробок и толп в метро, может, хватит ума избежать.

Николай Кудин,
«Фонтанка.ру»

Фото: Александр Миридонов/«Коммерсантъ»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (40)

AVS_spb
Утомил уже этот фонтан страшилок. Вначале было даже немножко страшно, потом - интересно, потом - смешно, теперь противно. Противно видеть очередную говорящую об ужасах этого вируса голову. Все эти единообразные политики, актеры, общественные деятели. Какая тоска! Им бы зоной командовать и в зоне актерствовать.

Maksim_ok
Поездки на машинах и так сократились вполовину. На машинах ездят те, кому это сейчас реально надо. На работу или по неотложным делам. Никто так просто жечь бензин не будет. И В личном авто вы не заразитесь. Зачем ещё ограничивать вообще непонятно. С общественным тоже. Тут можно перестараться и создать скученность которой не было до введения пропусков. Вообще если вы хотите чтобы все сидели по домам, то вводите жесткий карантин и платите людям за то, что они сидят дома. И не жалкий МРОТ

ret
1мая, утро.
- Ваши документы! Пропуск! Куда направляетесь?
- На дачу...
- Не положено. В следующий раз предупреждением не обойдетесь. Разворачиваемся и по домам...

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор