Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

18:10 17.07.2019

«Затюкали бедненькую комиссию». Как суд не стал защищать ИКМО от кандидатов

В Петербурге муниципальные комиссии не выдерживают наплыва желающих побороться за мандат. Очереди выдвиженцев пугают членов избиркомов, переработки бьют по здоровью, но ГИК навязывает ещё. Через суд спастись от кандидатов не вышло.

«Затюкали бедненькую комиссию». Как суд не стал защищать ИКМО от кандидатов

succo/pixabay.com

Санкт-Петербургский горсуд 2 июля рассмотрел административные иски ИКМО «Сампсониевское» и «Сергиевское» на решения Горизбиркома. Муниципалы не хотят работать семь дней без выходных «до последнего кандидата» и считают незаконными управленческие замашки ГИК, подкинувшей ещё неделю напряжённого графика.

Судебные заседания у муниципалитетов не задались с самого начала. Первым против Горизбиркома и его «волюнтаристских» решений должно было выйти ИКМО «Сампсониевское», но во время формальной переклички представителей муниципальной комиссии в зале недосчитались. Судья Андрей Белоногий невозмутимо продолжил, сосредоточившись на ответчике от ГИК в лице Олега Зацепы.

Истцы к процессу присоединились через двенадцать минут. Раздающий копии доказательств Зацепа отвлёкся, судья вошедших подчёркнуто не заметил. Запоздавшие школьниками замерли у входа. Суд почтил их вниманием через несколько минут. Паузой воспользовались с толком и, стоя у дверей, успели прослушать краткий ликбез от слушателей о правилах обращения к суду.

– Уважаемый суд, разрешите вступить. На дорогах сложная обстановка, на входе у вас большая очередь, – объяснил непунктуальность председатель ИКМО «Сампсониевское» Владимир Зимин. Ждать перед рамками, по его оценке, пришлось томительные три минуты.

Реклама

Понимания у Романа Максимова и Юрия Багрова, участвовавших в процессе в качестве заинтересованных лиц, он едва ли нашёл. Первому, чтобы зарегистрироваться самовыдвиженцем, пришлось двадцать часов караулить закрытые двери избиркома и ночевать в полиции, второму подать документы пока так и не удалось.

Багров и Максимов были в числе авторов жалобы, на основании которой Горизбирком 25 июня обязал ИКМО «Сампсониевское» на время регистрации кандидатов принимать документы с 9:00 до 18:00 семь дней в неделю и не оставлять рабочее место, пока очередь желающих не рассосётся. В этом же документе окончание регистрации сдвинуто с 30 июня на 7 июля. Аналогичный график работы для муниципальных комиссий утверждён решением от 22 июня.

– Я так понимаю, что административный истец считает, что ГИК вышел за пределы своих полномочий, – прокомментировал представитель ответчика.

По словам Олега Зацепы, вмешательство было скорее вынужденным. Горизбирком заваливали лавиной жалоб, в которых отмечали очереди, обличали фиктивных кандидатов, которые только занимали место и время.

– С каждым комиссия работала по 30–40 минут, при этом на приём документов отводили два часа в день. Если образуется очередь, то надо делать все, чтобы документы были поданы. В ГИК кандидаты на губернаторские выборы более толстый пакет приносят, но у нас почему-то успевают разобраться за 15 минут, – привёл пример эффективности представитель Горизбиркома и, как показалось, ехидно прибавил: впору бы заподозрить ИКМО в лени, но, наверное, просто не смогли правильно организовать рабочий процесс.

– Не сравнивайте число желающих пойти в губернаторы и кандидатов на муниципальные выборы, – осадил судья. – Количество у вас всё-таки несопоставимо.

ИКМО решения Горзибиркома, как писала «Фонтанка», проигнорировал и не продлил приём документов. Результатом саботажа стала потеря полномочий.

Реклама


– Комиссия не расформирована, как юрлицо не ликвидирована, но как субъект публичного права все её полномочия по проведению выборов с 30 июня отошли территориальной избирательной комиссии №22, – растолковал Зацепа.

– А каким образом затронуты ваши интересы, если вы решения сначала не исполняли, а потом лишились полномочий? Чем нарушены ваши права обжалуемыми решениями? – как будто не понял претензий муниципальной избирательной комиссии судья.

– Как раз неисполнение решений от 22 и 25 июня дало возможность забрать наши полномочия и передать их ТИК и расформировать нас. То есть имеет косвенное отношение, – нашёлся председатель ИКМО.

Он настаивает, что городская комиссия не вправе распоряжаться избиркомом муниципального образования, поскольку именно последний организует выборы и, соответственно, отношений «вышестоящая – нижестоящая комиссия» быть не может.

– Совмещение муниципальных выборов с губернаторским и другими не даёт права Горизбиркому принимать управленческие решения и обязывать к совершению определённых действий, – обращается истец уже непосредственно к Зацепе.

Тот легко встал рядом и едва ли не вкрадчиво взялся втолковывать, что это не руководство, а контроль и исправление ошибок. ГИК фактически протянула руку помощи и подсказала, как правильно принимать кандидатов. Ведь нарушения могут стать поводом для расформирования комиссии или для отмены результатов выборов. Истцы с ответом не нашлись, зато рассказали про непростые будни.

Так, председатель ИКМО Зимин руководит отделом по законности и правопорядку администрации Выборгского района. Освобождения от обязанностей, по его словам, нет, работа в комиссии накладывается сверху. При этом если на приём документов от кандидатов отведены два часа, то сама комиссия функционирует с 10 до 16 часов. Штатных сотрудников, в отличие от Горизбиркома, в ней нет.

– Вознаграждение есть? – полюбопытствовал судья.

– Смета муниципальным советом не оглашена, работаем фактически безвозмездно. И Горизбирком знает, как нас укомплектовывали, – не удержался от шпильки Зимин.

Трудиться в таких условиях, без выходных и сверх восьми часов в ИКМО считают нарушением конституционных прав и трудового законодательства. Очереди также вдохновения не придают. По словам Зимина, выборы в этом году выдались очень «ажиатированными».

– Стоит толпа: мужики, женщины, все дерутся. Хотя бы детей нет, – эмоционально описывает он обстановку и рисует портрет типичного кандидата: два рюкзака – один спереди, один сзади, каска с экшн-камерой, зонтик-трость для усиления и запас решительности.

Даже ему миновать их, по его словам, приходится, на каждом шагу повторяя, что он председатель, что защищён законом. А то примут за кандидата, и ещё самому достанется.

– Почему-то у вас всегда «ажиатированно». По другим округам и непонятно, что выборы идут, – поделился сомнениями судья Белоногий под смешки в зале и спросил уже строже: – Почему вы грамотно не организовали работу в последние дни, не по два часа, чтобы не было ажиотажа?

– А спокойно всё было в субботу-воскресенье, – заявил Зимин. По его словам, все, кто хотел реализовать свои избирательные права, смог это сделать. Объяснение нашлось и для будто бы украденной у потенциальных кандидатов недели. fontanka.ru/2019/06/14/115/. Зимин заверил, что ИКМО была «потенциально готова» принимать документы с 11 июня – через день после того, как решение о начале выборов было опубликовано в местной газете. Правда, кандидаты почему-то не спешили.

– Мы звонили в МО, говорили с тогда ещё председательствующей Карпухиной, но никто о начале выборов нам не говорил. Когда понял, что дело плохо и, похоже, выборы объявили тайно, пошёл в районную библиотеку, – рассказал Роман Максимов.

Только 17 июня он нашёл газету «Сампсониевский вестник» за 10 июня в двух вариациях. Обе за одну дату, под одним номером, но первая – та, что поступила в библиотеку как раз 10-го, – на четыре страницы тоньше. Решение содержит более поздний экземпляр. На основании этого Горизбирком решил считать стартом регистрации 18 июня – следующий день после обнародования в местных СМИ.

ИКМО настаивает, что решение опубликовано именно 10-го, соответственно, приём кандидатов начался 11 июня и вполне законно продлился до конца месяца. Вариации одного номера объяснили просто: техническая ошибка.

– А почему тогда все решения, утверждающие обязательные для выдвижения формы, были приняты 18-го числа? То есть с 11-го вы открываете регистрацию, но кандидаты подать документы не могут, потому что формы не согласованы, – указал на очевидное представитель Горизбиркома.

– Если бы кто-то пришёл, то сразу бы и утвердили.

– Ни один за неделю не пришёл? – уточнил судья.

– Нет.

– В каком порядке вы работали с 10 по 18 июня?

– В обычном.

– Это в каком – по два часа?

– Мы бы утвердили порядок, как начали идти люди, – как-то не убедительно заявил Зимин.

Подробностей приёму будущих кандидатов добавил Роман Максимов, рассказав об осаде избиркомов и дежурствах у дверей, в которые заступали ночами, но даже это не гарантировало успех. Описал он и атлетично сложённых мужчин, которые тоже якобы метили в муниципальные депутаты. По мнению активиста, таких было подозрительно много.

– Очереди по 20 часов? Такое ощущение, что вы на пост губернатора выдвигаетесь. Что там за муниципальный совет – неужели такой богатый? – впечатлился выдержкой кандидатов судья и удалился в совещательную комнату, выслушав напоследок представителя прокуратуры, которая порекомендовала муниципалам отказать

– Все против нас, – в голосе Зимина послышалась горечь. Пробормотав что-то про затюканную бедненькую комиссию, он вовлёк в беседу своего оппонента. Представитель Горизбиркома предложение перенаправить кандидатов с документами в МФЦ, а там «пусть хоть тысяча заявок, лишь бы не видеть никого», оставил без комментариев.

Судья Андрей Белоногий настрой ИКМО на то, что все ополчились против, оправдал и отказал в исковых требованиях. В «Сампсониевском» заявили, что будут готовить апелляцию. Через два часа аналогичное решение в отношении муниципалов «Сергиевского» вынесла судья Олеся Павлова. Представитель комиссии тоже расписывал непосильный график работы. Сорок дней без выходных, по его словам, выдержала только треть коллектива избиркома – остальные спаслись больничным.

Татьяна Ципуштанова, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор