18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
23:03 18.12.2018

Особое мнение / Евгений Вышенков

все авторы
01.12.2018 13:37

Число врачей-вредителей зависит от хвоста Бастрыкина

Медики опасаются, что вскоре Следственный комитет наплодит «дела врачей». И правильно делают. Только политического подтекста, как при Сталине, не будет. Будет ложно понятая реклама справедливости. Если в былинные времена царил живодерский прагматизм, то завтра «белые халаты» начнут сажать на кол ради обывательской эмоции. Бессилие же в том, что внешне праведным гневом Александра Бастрыкина управляют новости.

В новостных лентах пошла волна сообщений о приказе Александра Бастрыкина, где велено создать новые подразделения по расследованию врачебных ошибок. Поучиться бы другим первым силовикам у главы Следственного комитета. Благодаря глубинному пониманию того, как себя сделать в представлении десятков миллионов россиян, он исторически на острие народных чаяний.

Напали на ребенка – он тут же берет под контроль, сгорели люди – он сурово расправляется с халатностью. И пусть на нулевых основаниях признают вещественным доказательством хоть целый аквапарк «Вотервиль», где утонул мальчик, после чего рушится бизнес со всеми рабочими местами (и само дело). Пусть берут под стражу сотрудника МЧС, первым прибывшего на пожар в Кемерово (судебных перспектив – никаких). Главное, разъяренные горем люди знают – прилетел добрый палач, плахи на всех хватит.

Рождаются же локальные репрессии не после подметных писем, а у всех на виду – в заголовках новостей.

Отвечаю за пример, что бурлит прямо сейчас и здесь в Петербурге.

В середине ноября на вечеринке петербургских школьников семиклассник облил сверстницу спиртом и поджег. Очень серьезные ожоги. В Детской больнице на Авангардной сделали все, но предупредили, что лицо при еде будет болеть, а кулаки до конца сжимать не удастся. Чтобы исправить последствия, ОМС – недостаточно. Семья же у ребенка, мягко говоря, необеспеченная. В больнице посоветовали обратиться в «Русфонд». И правильно сделали.

Вскоре «Фонтанка» опубликовала информацию «Русфонда» о сборе денег на лечение обгоревшей Ани. Соответственно, там была фраза: «…врачи делают все, что в их силах для спасения девочки. Однако ей необходимы медицинские препараты, которые не входят в полис ОМС…». И Александр Бастрыкин сделал вывод: если у врачей нет таблеток на несчастную, значит, они вредители. Гнев застилает глаза, слова «не входят в полис ОМС» читаются неразборчиво. К тому же вряд ли глава СК на приеме у врача употребляет эту аббревиатуру.

«Фонтанка» по просьбе «Русфонда» поправила. Теперь там так: «…врачи делают все, что в их силах для спасения девочки. Однако в будущем ей понадобятся медицинские препараты, в том числе и для косметических процедур, которые не входят в полис ОМС».

Вам странно. А указание из Москвы в начале недели уже прилетело. Смысл его понять не мудрено – найти безразличных в белых халатах, да и повесить на этих халатах. Если это уж совсем невозможно, то уволить. Внизу следователи того же комитета пусть и понимают, но парировать не смеют. Началась проверка. Поверьте, в Детской городской №1 – неспокойно. Теперь перед следователем выбор.

Первый: напечатать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, что будет означать, что Александр Бастрыкин погорячился как минимум или что исполнитель в сговоре с врачами как максимум. Второй: привлечь врачей ни за что. Ладно, что гадко, так еще через полгода можно самому заработать злоупотребление.

Потому как зря кто-то думает, что виселицы не знакомы его подчиненным. Достаточно вспомнить сюжет от 31 августа этого года. Когда на прием к Бастрыкину, что он проводил в Следственном комитете Ленобласти, пришел дядя ребенка, которого убила деревянная Баба-яга во время прогулки в туристической деревне Мандроги. Пришел, чтобы поблагодарить за оперативность в расследовании. Но что-то не понравилось главе, и начальник Лодейнопольского СК вместе со следователем были тут же уволены. После был рейд Бастрыкина и по другим регионам. В октябре он подобным приемом на виду граждан отстранил 12 сотрудников. Наконец, доехал в ноябре до Красноярска и навел порядок в Сибири – уволил пару руководителей и десяток отстранил. Причем углублялся в жалобы за несколько минут. Быстр. Новости об этом тоже прыгают из региона в регион. И они ему нравятся.

Да потому, что картина получается обворожительная: единственный, кто носится и карает за детей, пожары, нерадивость при человеческом горе – Александр Иванович. Вот вам и вся любовь народа.

Но есть нюанс. Все начинается с новостей. Нет новости – остается одно скучное спецдонесение снизу. Никому, и ему тоже, не интересен заголовок в сводке: «Раскрытие из ранее совершенных». Не является новостью и заголовок о незаконном возврате НДС. На нем можно только запутаться. Ну какому пенсионеру это важно?  

«Врачи выгнали на улицу беременную» – другое дело. Вот этот образует мощь общественного негодования. Мощи не требуется уточнения. И когда на следующие сутки СМИ ставят – «Александр Бастрыкин взял под личный контроль», домохозяйка вытирает слезу – есть правда на земле. Потом выяснится, что беременная была наркоманка и сбежала сама, но это потом.

Новости стали хвостом, что виляет всем Следственным комитетом империи. Говорить так вредно, но пока можно.

Евгений Вышенков, «Фонтанка.ру»