18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
13:44 18.12.2018

Город

30.11.2018 21:05

РПЦ торопит Музей городской скульптуры на дачу

Передача в безвозмездное пользование Александро-Невской лавре шести зданий Музея городской скульптуры может уничтожить единственное в своем роде учреждение, охраняющее монументальное искусство Петербурга, уверены музейщики. Нужно заканчивать с обмирщением священного места, где покоится прах Суворова и других великих россиян, не согласны с ними верующие.

РПЦ торопит Музей городской скульптуры на дачу

wikipedia.org

Отношения Музея городской скульптуры и РПЦ напоминают посиделки на пороховой бочке практически все десять лет с момента подписания поправок к закону о реституции. В начале 2010 года музейщики познакомились с письмом верующих, адресованным президенту Дмитрию Медведеву, премьер-министру Владимиру Путину и губернатору Валентине Матвиенко, с просьбой «восстановить историческую справедливость» и вернуть лавре ее имущество. В дальнейшем к теме возвращались ежегодно: то глава КГИОП Александр Макаров на заседании совета по культурному наследию, то депутат тогда еще Законодательного собрания Петербурга Виталий Милонов.

О том, что Благовещенская церковь Александро-Невской лавры переходит от музея во владения РПЦ, объявил в день 300-летнего юбилея Александро-Невской лавры в 2013 году тогдашний вице-губернатор Василий Кичеджи. Кстати, к этой теме он возвращался неоднократно и после своей отставки — в том числе в авторских колонках на «Фонтанке». 

С его мнением и соответствующим решением правительства были согласны не все — в том числе и в ЗакСе: глава парламентской комиссии по образованию, культуре и науке Максим Резник в 2014 году обращался к губернатору Георгию Полтавченко с просьбой о публичном обсуждении вопроса, в 2015 году группа из 11 депутатов написала письмо членам Совета Федерации от Санкт-Петербурга Валентине Матвиенко и Людмиле Косткиной, а также к советнику президента по культуре и искусству Владимиру Толстому с просьбой посодействовать сохранению помещений за музеем и обеспечению целостности его коллекции.

Параллельно Музей городской скульптуры получил здание памятника федерального значения «Уткина дача». Расселенный лишь за два года до этого и неоднократно горевший, он находился в таком состоянии, что сразу было понятно: его реставрация займет не менее шести лет. Однако уже прозвучало, что в здании будет располагаться культурный центр по работе с детьми и молодежью. Правда, в кулуарах сразу же заговорили о том, что Уткину дачу музей получил взамен Благовещенской церкви.

Реставрация затягивалась: в 2017 году депутат ЗакСа Надежда Тихонова направила запрос в комитет по государственному контролю, охране и использованию памятников с просьбой провести капремонт и реставрацию усадьбы и открыть там музей. Дело худо-бедно шло: за прошедшие годы была разработана проектно-сметная документация, подготовлена историко-культурная экспертиза, получено разрешение КГИОП на проведение реставрационных работ, а само здание переведено в нежилой фонд. 4 июля 2018 года в Главном доме были начаты, собственно, работы: ремонт кровли, замена перекрытий и лестничных маршей, усиление несущих стен и фундамента. В начале ноября 2018 года планировалось завершить первый их этап.

Иными словами, было очевидно: дело переезда для Музея городской скульптуры — вопрос не быстрый (в той части, в которой он вообще возможен, ибо часть экспонатов — нетранспортируема, но при этом и из музейного фонда страны тоже вроде как неотчуждаема). И тут в городе сменилась власть.

РПЦ отреагировала оперативно. К тому моменту, когда уже бывший губернатор Георгий Полтавченко проводил прощальную вечеринку на К-2 для своих соратников, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий отправил два письма временно исполняющему обязанности главы города Александру Беглову. Первое из них содержало просьбу «оказать содействие» в принятии решения о передаче Благовещенского храма, расположенного на территории Александро-Невской лавры. Во втором письме митрополит попросил градоначальника «рассмотреть вопрос о передаче» еще пяти зданий Государственного музея городской скульптуры в безвозмездное пользование епархии: это церковь святого праведного Лазаря (пл. Александра Невского, д.1, литера Г), церковь Тихвинская (пл. Александра Невского, д. 1, лит. А), богадельня (Невский пр., 179, лит. Б), певческий корпус (Невский пр., 179, лит. А) и жилой дом (Чернорецкий пер., 8, лит. А).

"Фонтанка.ру"

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

«Насколько я понимаю, сей вопрос идет с 1990-х годов, – прокомментировал «Фонтанке» последние события директор Музея городской скульптуры Владимир Тимофеев. – И мэр Собчак, губернатор Яковлев, губернатор Матвиенко, губернатор Полтавченко не решились все это сделать. Но когда пришел новый губернатор, по всей видимости, товарищи решили, что необходимо снова поднять этот вопрос».

Глава учреждения культуры признал, что писем митрополита не читал, но в случае, если городское начальство примет решение в сторону РПЦ, для музея это будет означать разгром.

Впрочем, даже если новый глава города передаст церкви только Благовещенскую церковь, для музея это тоже безболезненно не пройдет. И дело не только в том, что Уткина дача еще лишь брезжит миражом на горизонте, это вообще не связанный вопрос: в здании церкви — то есть на набережной Монастырки, 1Д, музей охраняет надгробные плиты и скульптуру. Как объяснила «Фонтанке» главный хранитель музея Вера Рытикова, не подлежат транспортировке не только первые, но и вторые.

«Это неотделимые от своего месторасположения памятники — как можно снять надгробные памятники с места захоронения? – задается вопросом она. – Кроме того, там около двух десятков скульптурных произведений, которые были перенесены в 1950-е годы с Лазаревского кладбища из музейного некрополя с целью их сохранить. И эти памятники мы тоже не можем никуда перенести, потому что они очень старые, им больше 200 лет, выполнены в мраморе, и любая транспортировка губительна для их сохранности. И потом: это памятники, которые первоначально находились на кладбище рядом с Благовещенской усыпальницей — куда их можно перенести?»

По словам главного хранителя, проводить службы в помещении церкви — губительно для мраморной скульптуры, поскольку копоть от свечей и дым будут оседать на мраморе (тем не менее панихиды там регулярно проводятся). Кроме того, в церкви — множество напольных плит, по которым нельзя ходить. Сама же церковь, по данным Веры Рытиковой, будучи «элитной», как бы сейчас сказали, никогда не была приходской, она находилась на территории монастыря, и службы проводились только по отдельным поводам — здание для другого просто не приспособлено, в нем крутые лестницы.

«Уникальность этого места — в исторической мемориальности, – объясняет Вера Рытикова. – Там похоронен Александр Суворов, фельдмаршал Александр Голицын, герой войны 1812 года генерал Милорадович, генерал Григорий Волконский, адмирал Голенищев-Кутузов и Сенявин. А еще Иван Шувалов — основатель, вместе с Ломоносовым, Московского университета и Академии художеств, Никита Панин — воспитатель будущего императора Павла I. Там похоронены члены царской семьи, включая правительницу Анну Леопольдовну и царицу Прасковью Федоровну и некоторые малолетние дети императоров — всего 10 захоронений членов царской семьи. Стоят скульптуры выдающихся мастеров: несколько работ Ивана Мартоса, автора памятника Минину и Пожарскому на Красной площади, Федора Гордеева, Василия Демут-Малиновского. Стены этого здания помнят шаги Петра I, потому что он приказал похоронить в еще недостроенном здании усыпальницы царицу Прасковью Федоровну».

«Учитывая, что там сосредоточено уникальное собрание русской мемориальной скульптуры, и учитывая, что это фактически кладбище — передавать его церкви противозаконно, потому что кладбища могут находиться только в государственном ведении», – считает главный хранитель музея.

Однако сторонники передачи зданий церкви используют примерно те же аргументы. 

Сами деятели РПЦ не слишком часто публично говорили о своей позиции, однако их позицию передавали воцерковленные чиновники. "Вы только вдумайтесь, прах великого полководца в настоящий момент находится в музее! А ведь когда тело усопшего при большом стечении народа предавалось земле, мог ли кто из присутствовавших при погребении представить себе, что место захоронения Суворова станет музеем. Не ошибусь, если скажу, что сродники Суворова и его благодарные потомки надеялись, что прах будет покоиться в святом месте, где будут служиться божественные литургии, проходить поминовение усопших. А ведь в усыпальнице храма также похоронены члены семьи Романовых, знаменитые российские государственные деятели — генерал-фельдмаршал князь А. М. Голицын, президент Академии художеств И. И. Бецкой, граф Н. И. Панин, светлейший князь А. А. Безбородко. Личности, занявшие в истории России не последнее место. Причем люди православные, достойные поминовения. Но произошло обмирщение священного места. Храм стал музеем, а прихожан сменили посетители с билетами в руках", – говорил бывший вице-губернатор Петербурга Василий Кичеджи. 

"Храм незаконно отторгнут у церкви в 20-30 годы ХХ-го века. В связи с юбилеем вернуть его чрезвычайно важно. Там находятся останки Милорадовича и других героев войны 1812 года. Кроме того, там покоится прах великого Суворова», – вторил ему бывший глава КГИОП Александр Макаров.

Алина Циопа,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Справка:

Государственный музей городской скульптуры в Санкт-Петербурге был основан 28 июля 1932 года и остается единственным музейным учреждением, занимающимся изучением, охраной и реставрацией памятников монументального искусства в открытой городской среде. В ведении музея - свыше 200 памятников и 1500 мемориальных досок. Усыпальницы и некрополи Александро-Невской лавры относятся к основной экспозиции музея. Помимо названных объектов, к филиалам музея относятся мастерская М. К. Аникушина, Нарвские триумфальные ворота и музей-некрополь «Литераторские мостки» на Волковском кладбище.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор