18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
01:36 12.12.2018

Что мы узнали из расследования «Проекта» о руке Кремля в анонимных телеграм-каналах

Издание «Проект» опубликовало большое расследование об анонимных telegram-каналах. Авторы утверждают, что российские власти научились использовать их в своих интересах, и делают это весьма эффективно. Журналисты дают свою версию того, как рынок telegram-каналов устроен изнутри.

Что мы узнали из расследования «Проекта» о руке Кремля в анонимных телеграм-каналах

коллаж/скриншот/Telegram/стикер/metnul

Что такое «Проект»?

Это медиа, позиционирующее себя как независимое. Запущено в июле 2018 года бывшим главредом «Дождя» Романом Баданиным, опубликовало в общей сложности 13 расследований на разные темы. По данным анонимных telegram-каналов, бюджет «Проекта» на старте составил $500 тысяч. Присутствует на платформах Facebook, VK, Twitter, Youtube, Дзен, , делает почтовую рассылку. В команде на данный момент семь человек, трое из которых — авторы-расследователи. 

Почему администрация президента обратила внимание на Telegram?

По версии «Проекта», это случилось в конце 2016 года, когда в АП начали готовиться к президентским выборам. Активную аудиторию telegram-каналов в Кремле оценивают примерно в 200 тысяч человек. Но считается, что это — самая ценная часть аудитории: руководители компаний и администраций, а также журналисты, которые могут использовать информацию каналов в своих СМИ.

Telegram-каналы и правда публиковали инсайдерскую информацию?

Авторы расследования утверждают, что никаких инсайдов у авторов канала никогда не было. Как создавалась иллюзия информированности, объясняют на примере «Незыгаря». Авторы этого канала просто перепечатывали информацию федеральных газет, выдавая за собственные инсайды. Важно было сделать это ночью, как только свежие номера появлялись на сайтах, пока основная аудитория еще спит. А аналитику заимствовали с общедоступных ресурсов, включая блоги и сайт Московского центра Карнеги. 

Как Кремль начал экспансию в Telegram?

Первые деньги на работу в Telegram АП выделила на рубеже 2016—2017 годов. Точная сумма неизвестна, но собеседники «Проекта» говорят, что это было несколько сотен миллионов рублей. Для работы в Telegram Кремль нанял подрядчиков — бывших участников движения «Наши» во главе с Кристиной Потупчик и прокремлевский Фонд развития гражданского общества бывшего начальника внутриполитического управления Константина Костина. Под руководством Потупчик появились сети каналов, которые распространяли нужную Кремлю информацию и репостили друг друга (в их числе называют «Акитилоп», Ortega, «Полный П», 338 и «Медиатехнолог». Потупчик продолжает активно работать в Telegram. Константин Костин нанял субподрядчика – бывшего чиновника АП Станислава Апетьяна («Методичка», «Минправды»). Канал «Давыдов. Индекс» завел и руководитель экспертного совета фонда Леонид Давыдов.

Кто контролирует telegram-каналы сегодня?

По версии «Проекта», влияние над самыми популярными политическими telegram-каналами сегодня делят Сергей Кириенко (17 популярных каналов), Алексей Громов (5 каналов) и глава «Роснефти» Игорь Сечин (6 каналов). К «независимым» «Проект» отнес всего четыре канала, и в двух из них можно разместить посты за деньги («Дабл Ять» и «Кремлевский мамковед»). «Сталингулаг» и «Политота» отмечены как «оппозиционные по версии власти».

Telegram-канал Mash с огромной аудиторией (450 тысяч подписчиков) принадлежал медиаменеджеру Араму Габрелянову. Однако этот успешный продукт летом 2018 года у него якобы забрала семья Ковальчуков — теперь каналом Mash фактически руководит Степан Ковальчук — это сын президента «Национальной медиа группы» Кирилла Ковальчука и внучатый племянник близкого к Владимиру Путину банкира Юрия Ковальчука.

Еще один популярный канал – «Караульный» (почти 88 тысяч подписчиков) помимо «Роснефти» связывают с неким Николаем Черновым. Он представлялся то сотрудником аппарата Совета безопасности, то сотрудником департамента военной контрразведки ФСБ. «Проект» уверяет, что на самом деле к этим структурам он отношения не имеет, хотя именно он создал канал «Мышь в овощном» с инсайдами от «силовиков», имел отношение к каналам 338 и «Опер слил». 

Канал «Незыгарь» связывают с куратором информационной политики Алексеем Громовым через человека по имени Владислав Клюшин. Клюшин засветился, когда неосторожно начал публиковать в «Незыгаре» инсайды, которые можно было добыть только в одном месте — на совещаниях в администрации Хакасии во время избирательной кампании стремительно проигрывающего Виктора Зимина. Клюшин известен как владелец компании «М 13», которая разработала систему мониторинга СМИ «Катюша» и измерителя телеаудитории «Сейба».

Почему вообще существует понятие «рынка» анонимных telegram-каналов?

Потому что telegram-каналы «невероятно продажны» и, по меркам Кремля, стоят дешево. Один из операторов telegram-каналов получает 11 миллионов рублей в месяц: часть тратится на публикацию проплаченных постов, часть подрядчик оставляет себе.

Сколько стоит купить telegram-канал целиком?

Компания Игоря Сечина предположительно купила канал «Караульный» за 10 миллионов рублей осенью 2017 года. Купить канал предложили пресс-секретарю «Роснефти» Михаилу Леонтьеву якобы писатель Эдуард Багиров и связанная с властями политтехнолог Марина Юденич. Технически, чтобы продать канал, нужно передать покупателю свою SIM-карту. 

Сколько стоит слить свою информацию в telegram-канал? 

Корреспондент «Проекта» под видом заказчика списался с администраторами нескольких крупных каналов. В «Незыгаре» за пост свыше ста слов просят 1,5 биткоина (около 630 тыс. рублей на тот момент), за пост меньше — 0,008 биткоина за каждое слово, а пакет из трех публикаций стоит три биткоина. «Караульный» предложил разместить посты у себя и в десятке других каналов: в «Футляре от виолончели», «Медиатехнологе» и «Бойлерной». Цена – от 30 до 60 тысяч рублей за пост. «Кремлевский мамковед» берет 30 тысяч за пост, а «Дабл Ять» — 50 тыс. 

И что, за деньги можно слить что угодно?

Нет. Администратор «Караульного» предупредил, что никакого негатива в адрес членов Совета безопасности публиковать нельзя, также нельзя упоминать администрацию президента, Старую площадь, сотрудников Кремля, особенно Сергея Кириенко. 

Можно не публиковать посты, а «поставить блок» на негативное упоминание определенных политиков, людей и событий. Такой блок, в частности, ставили на упоминание в telegram-каналах арестованных за драку футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева. «Блок» в пяти-шести ведущих каналах стоит от полутора до шести миллионов рублей в месяц. 

Что будет дальше?

Разобравшись с Telegram, Кремль начал интересоваться WhatsApp и Viber. С лета 2018 года обзор негативных сообщений о власти в пабликах WhatsApp и Viber стал появляться в системе мониторинга СМИ и соцсетей «Призма». Этой системой пользуется Сергей Кириенко.

Как власти и госкорпорации отреагировали на расследование «Проекта»?

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков прокомментировал публикацию туманно: «Я знаю, что на этот счёт есть очень много слухов. Вполне очевидно, что имеются telegram-каналы, которые находятся, скажем так, в лагере критиков Кремля...  Существуют авторы каналов с иными взглядами, которые, наоборот, поддерживают политику Кремля или комментируют его действия объективно. Есть те, кто делает это в заказном, платном режиме... В данном случае речь идёт о многообразии».

Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев, если опустить обсценную лексику, заявил, что «впервые слышит» о покупке «Роснефтью» telegram-канала. 

Что написали по этому поводу сами telegram-каналы? 

«Самая веселая тележья легенда из всех тележьих легенд – что Незыгарь принадлежит Громову. Как говорил учитель физики в моей гуманитарной школе: "Очень хороший ответ, деточка, прямо вот замечательный ответ! Но, к сожалению, неправильный"» – так прокомментировала в своем канале расследование «Проекта» Маргарита Симоньян. 

Упомянутый в публикации канал «Методичка» сообщил, что «не принадлежит никакому кремлёвскому и околокремлёвскому фонду и не является проектом никакой политической структуры», а люди, перечисленные в статье, не имеют никакого отношения к каналу после его переезда на новый адрес (mtd4k –> metodi4ka) в январе 2017-го. «Журналист "Проекта" Рубин включил "Методичку" в общий зашкварный список только потому, что обижен на наш старый пост про "любимого журналиста Володина". Про спикера Госдумы Володина и его каналы в статье, кстати, ни слова», – подытожили авторы «Методички». 

На «личные счеты» сослался и «Медиатехнолог»: «С телеграмом у "Проект медиа" собственные счеты — не получилось органически влиться в тусовку и набрать подписчиков и просмотры — просто врубили самую обычную накрутку, после чего накрутили себе что-то около 600 тысяч просмотров на каждый пост, а когда их в этом уличили, решили запилить собственное расследование про телеграм-тусовку. Расследование, кстати, настолько же правдивое, как и их просмотры в телеге».

«Караульный» высказался лаконичнее: «О, нас опять всех попалили и отдеанонимизировали. Да что ж ты будешь делать!»

«Нам было приятно оказаться в хорошей компании», – отозвалась «Бойлерная».

Читать умеет Венера Галеева, "Фонтанка.ру"

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор