18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
01:00 17.07.2018

Спорт

16.05.2018 16:57

Виталий Петров: Каждый член нашей команды может в любой момент позвонить Борису Ротенбергу

Первый в истории российский пилот «Формулы-1» Виталий «Выборгская ракета» Петров в сезоне-2018 начал выступление в команде миллиардера Бориса Ротенберга SMP Racing. «Фонтанка.ру» встретилась с ним и узнала, куда он пропал, чем занимался после ухода из «Королевских гонок» и сколько еще собирается рисковать жизнью.

Виталий Петров: Каждый член нашей команды может в любой момент позвонить Борису Ротенбергу

Виталий Петров//фото: Евгений Степанов/Интерпресс

В 2010 году уроженец Выборга Виталий Петров стал первым в истории российским пилотом «Формулы-1». Он же стал первым россиянином, поднявшимся на подиум в «Королевских гонках» (Гран-при Австралии в 2011-м). Из-за отсутствия финансовой поддержки в 2012 году Петров завершил свое выступление в «Формуле-1». Последняя новость о нем на «Фонтанке» выходила пять лет назад. В сезоне-2018 Петров начал выступление в команде миллиардера Бориса Ротенберга SMP Racing в чемпионате мира в гонках на выносливость. В первой же гонке в Спа (Бельгия) 5 мая совместный экипаж Петрова и  Михаила Алёшина на новой машине BR-1 занял шестое место.

Сразу после этого «Фонтанка» встретилась с Петровым и узнала, что происходило с «Выборгской ракетой» последние пять лет, что мы о ней не писали.

– У меня все отлично. Был некоторый перерыв. Потом я выступал во многих гонках. Просто, к сожалению, не все гонки показывают по телевизору, но поверьте, это интересные и престижные чемпионаты. Те же, кому это интересно, они приезжают, болеют и переживают. Кому не очень интересно и кто смотрит только телевизор, те зачастую о мире автоспорта за пределами «Формулы-1» мало что знают. А я никуда не пропал – теперь я часть программы SMP Racing. Гоняюсь, выступаю, показываю результат, тренирую, у меня всё хорошо.

– Ощутили определенный спад интереса к себе?

– Абсолютно нет. Пилотов «Формулы-1» в мире не так много. В принципе же аудитория осталась та же. Они поддерживают меня, приезжают болеть.

– На вашей странице в «Википедии» написано, что в 2013 году, после ухода из «Формулы», вы вообще нигде не выступали. Особых новостей о вас в тот период тоже нет. Как и где вы провели тот год?

– Да, в 13-м году я решил взять паузу. Я вообще не переживал из-за своего ухода из «Формулы». Так, скажем, просто перезаряжал батарейки, общался с людьми, думал о дальнейшей карьере. Думаю, что те, кто знает мир автогонок, они это понимают и так. А я не особо хочу об этом говорить и возвращаться к тому, что уже прошло. Поэтому все отлично было. В 2014 году подписал контракт с «Мерседесом», став лицом этой компании в России, и стал выступать в DTM — это такой туринговый чемпионат в Европе. А в 2016-м стал частью автоспортивной программы SMP Racing под руководством Бориса Романовича Ротенберга.

– Правильно ли я понимаю, что, оставшись в 2013 году без менеджера, вы по сути сами взяли на себя функции переговорщика?

– Не то чтобы я остался без менеджера. Скорее сменил его.

– То есть были все-таки люди, которые вам помогали?

– Были люди, да. Я просто пересмотрел свое окружение.

– Просто вы только что сказали, что нарабатывали связи. Обычно этим все-таки занимается менеджер.

– Ну да, я знакомился, искал в том числе и без посторонней помощи. Все здорово удавалось и удается сейчас.

– Насколько это было трудно и ново для вас?

– Трудно в том плане, что когда есть люди, которые ведут тебя, они делают большую работу за тебя и ты просто не вникаешь в это. Нужно было просто потратить немного времени, посидеть за компьютером, и все вскоре вернулось на свои места. Люди приходят, и люди уходят, а ты просто нарабатываешь новые связи. 

– Как это происходило? Вы открывали свою телефонную книгу и просто начинали всех подряд обзванивать?

– Я же из «Формулы-1» и GP-2 (гоночная серия, известная сейчас как «Формула-2». – Ред.), а мир автоспорта очень тесен. Каждый практически знает все обо всех пилотах, инженерах, главных механиках, менеджерах. Поэтому у меня здесь не было никаких трудностей. 

– Часто ли вам говорили «нет»?

– Абсолютно никто мне так не отвечал. И даже никто из команд «Формулы-1», с кем я вел переговоры по возможному возвращению. Мне, наоборот, все говорили: «Мы вас ждем». Просто на тот момент, к сожалению, был такой период, когда с гонщиков просили много денег. Был какой-то непонятный денежный всплеск в «Формуле-1».

– В 2014 году вы подписали контракт с «Мерседесом» для участия в немецкой серии DTM, но по итогам сезона стали единственным гонщиком, который вообще не набрал ни одного очка. Вам после такого и с учетом предыдущих неудач не хотелось вообще уйти из автоспорта?

– Чтобы рассказать о том, что происходит в автоспорте, нужно понимать его изнутри и нужно им жить. И те люди, которые понимают, что такое DTM, что такое «Формула-1», GP2 или наш WEC (чемпионат мира по автогонкам на выносливость. — Ред.), они знают, где и какие трудности. В DTM одни трудности, в WEC — другие. Поэтому я ни секунды не переживал и не жалел о своих решениях, не жалею и сейчас. Все, что я делал, я делал обдуманно и серьезно.

– Есть ощущение, что вот эти гонки на выносливость стали для вас перезагрузкой карьеры?

– Это просто очередной шаг, который я выбрал. Это те машины, которые мне больше подходят по духу. Это отличное продолжение моей карьеры, теперь еще и в российской команде, которая выступает уже давно, в рамках программы развития автоспорта SMP Racing. Поверьте, за кулисами программы — большая и интересная работа, которая не ограничивается выступлениями в гонках. Это и работа с молодыми пилотами, и участие в различных мероприятиях по популяризации автоспорта, и работа над машиной, да много-много всего…

– Борис Ротенберг как-то рассказывал, что в SMP Racing более дружелюбная и семейная атмосфера по сравнению с теми же формульными командами. Вы сами эту атмосферу ощущаете?

– Борис Романович именно так всё вокруг и построил. Он прав, что у нас большая и дружная автоспортивная семья. Ни разу за все время, что я здесь, никто ни с одним человеком не поступил как-то некрасиво или плохо. Если у кого-то что-то не получается, мы садимся и начинаем обсуждать. У нас не было каких-то интриг или конфликтов. Поверьте, это о многом говорит.

– От чего это зависит?

– От того, что мы искренне относимся к друг другу и честно рассказываем о своих проблемах, не лукавим, и если есть какая-то проблема, мы ее вместе решаем. Если ее не получается решить, мы думаем, что с ней делать, собираемся вместе и обсуждаем. И делаем мы это именно все вместе, как одна команда. Я вряд ли ошибусь, если скажу, что у каждого члена нашей команды есть телефон Бориса Романовича, и мы всегда можем позвонить ему, посоветоваться, созвать некий брифинг, прилететь все в одну точку и поговорить, если есть какие-то сложности.

– Часто ли у вас такие общие собрания происходят?

– Несколько раз в год точно. Как правило, собираемся по каким-то глобальным вопросам: что улучшить, что происходит, какие новости и трудности и всякое такое. Потому что Борис Романович, конечно же, знает всё, но иногда бывает необходимо встретиться лично с пилотами, с менеджерами, сесть за круглый стол и обсудить какие-то вопросы. Иногда он сам звонит и говорит: «Да я знаю, что там у вас случилось, чем помочь?» или «Что ты думаешь по такому-то поводу?» Это говорит о многом, он активно участвует во всех делах программы SMP Racing.

– «Формула-1» для вас сейчас перевернутая страница?

– В душе чувствуется, что нет. В любой момент может что-то произойти, в любой момент могу сесть за руль и попробовать показать результат. Главное, чтобы машина позволяла. В «Формуле-1» все-таки очень важна техника. 

– Много говорится об уникальности машины BR-1, на которой вы сейчас участвуете в гонках на выносливость. Можете объяснить, в чем заключается эта самая уникальность?

– Конструкция этой машины немногим отличается от болидов «Формулы-1». Она построена по тем же технологиям. И она выступает здесь в самом высоком классе и борется на самом высоком уровне. Российская компания BR Engineering собрала в ней самые современные технологии автоспортивного мира, в том числе с привлечением российских специалистов.

– Ваша первая гонка в этом сезоне в Спа в очередной раз показала насколько опасными являются автогонки. В результате бразильский гонщик Пьетро Фиттипальди сломал обе ноги, ваш партнер по команде  Матевос Исаакян совершил потрясающее сальто, чудом отделавшись лишь синяками. Лично вам не надоело рисковать жизнью и здоровьем?

– Мы рискуем постоянно. Есть риск, но здесь это взвешенный риск. Что касается недавних инцидентов здесь, в Спа, то, вероятно, нужно задать вопрос владельцам автодрома. Этот поворот уже не в первый раз приводит к разным трагедиям. И может быть, стоит задуматься о том, что нужно каким-то образом сделать этот поворот шире, немного безопасней. Когда ты едешь на такой машине, как мы в LMP1 (категория автомобилей, к которой принадлежит BR-1. — Ред.), когда ты туда заезжаешь за 300 км/ч на шестой передаче, конечно, если там что-то произойдет, может все закончиться гораздо печальнее, чем это все кончилось в этой гонке. Я всегда придерживался того, чтобы такие повороты были безопаснее, – пусть он остается таким, как есть, но просто предусмотреть, например, большую зону вылета.

– Вы сейчас выступаете в чемпионате, где по сути есть команда «Тойоты» с их гибридным двигателем, который дает колоссальное преимущество в скорости, и все остальные. Разве это честно и интересно для зрителей?

– Честно или нет – не нам решать. На мой личный взгляд, ФИА (Международная автомобильная федерация. — Ред.) должна на это обратить внимание, если она не хочет распугать болельщиков, потому что «Тойота» каждый раз будет выигрывать в два круга спустя шесть часов. Нет никакой борьбы. Хотелось бы, чтобы перед Ле-Маном (второй этап чемпионата FIA WEC. — Ред.) все-таки сделали какую-то корректировку, чтобы хотя бы немного уравнять возможности.

– Вы отлично жонглируете мячом. Откуда у вас это?

– С детства. Если бы не гонки, стал бы футболистом.

– За футболом следите?

– Немного совсем. Недавно смотрел матч «Реал» – «Бавария» в Лиге чемпионов. Российский чемпионат изредка совсем смотрю. Даже не знаю, что там особенно происходит.

– «Зенит» занял пятое место и остался без Лиги чемпионов. Вы как болельщик «Зенита» грустите?

– Хотелось бы, конечно, чтобы они там поиграли, чтобы было за кого поболеть, но что ж поделать. При этом футбол был и остается одним из самых популярных видов спорта в России. Уверен, что рано или поздно и автоспорт станет не менее популярным. А мы для этого будем стараться.

Беседовал Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.
MarketGid News
СМИ2