18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
05:24 23.07.2018

Законодательная криптовалютная коррупция

Биткоин, эфир и прочие криптовалюты станут имуществом, а не деньгами, пусть и крипто. Майнинг - предпринимательство, с которого надо платить налоги. Уголовное наказание - на горизонте. «Фонтанка» спросила у экспертов, что сулит нам российская цифровая легализация.

Законодательная криптовалютная коррупция

anuel Romano/NurPhoto via ZUMA Press/Picvario/Интерпресс

В Госдуме началось рассмотрение законопроекта «О цифровых финансовых активах», определяющего статус криптовалют на территории России и в целом прописывающего легитимность (или нелегитимность) операций, с ними связанных. 20 марта руководитель думского комитета по финансовому рынку Геннадий Аксаков отчитался о внесении документа на рассмотрение коллег. В январе этого года текст законопроекта представил Минфин, в феврале он незаметно прошел стадию общественного обсуждения. 

Экономисты и другие адепты новой цифровой реальности говорят, что при проработке концепта закона мнение экспертного сообщества и реальных игроков рынка, как обычно, учтено не было. «Одно совещание собрали, обсудили, никого не услышали и сделали, как хотели, а не как надо», – уверен глава известного своими аналитическими докладами «Агентства Кибербезопасности» Евгений Лифшиц. Тем не менее в тексте закона, который предстоит принять Госдуме, появились некоторые нововведения. «Фонтанка» проанализировала, какие именно.

Новое имущество

В первую очередь, что важно в тексте законопроекта «О цифровых активах», – это то, что криптовалюту собираются признать имуществом. Но имуществом этим нельзя будет расплачиваться: цифровые финансовые активы не являются законным средством платежа на территории Российской Федерации и не будут ими являться после принятия закона.

«Профессиональным участникам рынка нужен закон, чтобы можно было начать зарабатывать на криптовалютах и токенах и выступать андеррайтерами ICO (андеррайтер – компания, предоставляющая услуги, аналогичные банковским или страховым, которые гарантируют получение выплат в случае финансовых убытков – Прим. ред.), – в целом рад движению законодательной инициативы аналитик ГК «Финам» Леонид Делицын. – В данном случае криптовалюты  определяются как имущество, подобно акциям, и более или менее понятно, что и как с ними можно делать». А вот кофе с булочкой на биткоины купить будет нельзя. «Потому что продавцу не разрешается принимать оплату таким образом», – объясняет букву закона Леонид Делицын.

Предпринимателям закон позволит выйти в легальное поле. Такое, какое есть. А простому пользователю, как считает Лифшиц, закон говорит, что в России создают неблагоприятную среду для данного бизнеса.

Где взять

Если вы захотите подкопить биткоинов, то вполне легально сможете это сделать, купив их. Но только через специального оператора обмена цифровых финансовых активов. Кто может быть таким оператором, в тексте закона не прописано, поэтому остается только гадать.

«Операторов будет много, ими могут стать профессиональные участники фондового рынка. С точки зрения обычного человека это означает, что приобрести криптовалюты или производные инструменты он сможет у брокера подобно тому, как приобретает акции», – считает Леонид Делицын.

А вот постоянный криптовалютный эксперт «Фонтанки», интернет-буржуй Андрей Рябых уверен, что этими операторами обмена криптовалют скорее всего станут обычные банки, у которых уже есть похожие механизмы по обмену доллара и евро на рубль. «Я, например, легко сейчас могу в своем онлайн-банке купить доллары и евро, не выходя из дома. То же самое легко внедрить и для крипты», – говорит Рябых.

Финансовый директор Finom AG, член экспертного совета «Первой Ассоциации Блокчейн Экспертов» Денис Суслов полагает, что операторами обмена станут все те же криптовалютные биржи, но для этого им придется получать лицензию на торговлю цифровыми активами и соответствовать стандартам KYC (know your customer, "знай своего клиента" – термин банковского и биржевого регулирования для компаний, работающих с деньгами частных лиц, означающий, что они должны идентифицировать и установить личность контрагента, прежде чем проводить финансовую операцию. – Прим. ред.) и AML (anti money laundering – действия по борьбе с «отмыванием денежных средств», противодействие приданию законного характера средствам, полученным преступным путем. – Прим. ред.). «Но формулировки расплывчаты, поэтому есть шанс, что речь идёт и о разработчиках криптокошельков. Тогда не придется хранить активы на биржах», – отмечает Денис Суслов.

«Есть большая вероятность, что это будет знакомая всем биржа и сеть аккредитованных посредников», – отмечает сопредседатель Северо-Западной ассоциации криптовалют и блокчейна, генеральный директор UNC MEDIA Дмитрий Статовский.

«Вы знаете, кого у нас наделяют особыми правами и лицензиями, тех, кто ближе к этому ведомству. Это, безусловно, очередная почва коррупционных возможностей», – уверен и глава АКБ Евгений Лифшиц.

Какой кошелек?

Если сегодня смельчак, вложившийся в крипту, может выбрать себе электронный кошелек по своему вкусу и способности проанализировать степень безопасности такого хранения средств, то после «законодательной печати» результаты всех сделок должны будут храниться в цифровых кошельках, которые открывает все тот же оператор обмена цифровых финансовых активов. Кошелек оператор не откроет абы кому, а сделает это только после прохождения процедур идентификации его владельца в соответствии с Федеральным законом «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Однако аналитик «Финама» Леонид Делицын считает, что пользоваться можно любыми кошельками, пока они не запрещены. «Но жаловаться государству на пропажу криптовалют смысла не будет, – уточняет он. – Государство будет контролировать только деятельность операторов, получивших лицензию». Андрей Рябых делает вывод, что авторизуя «свои» кошельки, государство попытается убрать анонимные способы хранения цифровых средств.

Майнинг в силе

Майнить разрешат, если кто-то понимает, о чем речь. Но это будет считаться предпринимательской деятельностью, а не хобби завзятого сисадмина. Правда, есть поблажка для «мелких сошек» – если в течение трех месяцев  майнер не превысит лимиты энергопотребления, установленные правительством Российской Федерации, то и пусть себе майнит спокойно дальше. «Совсем малые фермы могут спать спокойно, – успокоил Денис Суслов. – На 2018 год, в среднем по стране лимит энергопотребления равен 350 кВт/ч на человека в месяц, в некоторых районах меньше – 50-90 кВт/ч. Один риг (майнинговая установка на 6 видеокарт) съедает от 500 до 2000 Вт в зависимости от модели. Допустим, наш риг потребляет 1 кВт/ч. Работая 24 часа 30 дней, он съест 720 кВт/ч, что минимум в два раза выше нормы. Так что под закон не подпадут уж совсем маленькие фермы».

Хотя Министерство коммуникации и связи предложило создать специальную биржу по обмену добытой криптовалюты на обычные деньги. Так что даже законно намайненное станет прозрачным для государства и будет обложено налогом, как полагается. Леонид Делицын тоже уверен, что предпринимателю, планирующему зарабатывать на цифровых активах, новый закон дает знание, что с майнинга надо будет платить налоги.

Ограничения на покупки

Текст того же закона, который в январе этого года публиковал Минфин, ограничивал физлица при покупке криптовалюты на сумму, эквивалентную 50 тысячам рублей. В новой редакции закона такого ограничения нет. Правда, эксперты говорят, что это не от доброты душевной со стороны законотворцев. «Просто депутаты возложили обязанность поиска той оптимальной суммы, которая не разорит неудачливых инвесторов, но обогатит дерзких предпринимателей, на Центробанк», – поясняет финансовый аналитик Леонид Делицын. «Возможно, ещё допишут или сделают ограничения гибкими», – не исключает представитель «Первой Ассоциации Блокчейн Экспертов» Денис Суслов.

Цифровой актив в перспективе 

Для основного населения сама процедура приобретения цифровых активов не становится более простой и свободной, если следовать букве закона. Евгений Лифшиц считает, что законопроект продолжает «озвучивать» желание Минфина: «каждый рубль – подконтрольный, а все, что не понимаем, все чуждо».

Как считает Андрей Рябых, в тексте закона явно прослеживается желание жестко зарегулировать рынок, который изначально создавался как противовес текущему централизованному иерархическому укладу. «Как только начнут закручивать гайки – крипта уйдет в серый или черный сектор экономики», – предупреждает интернет-буржуй.

«Ни один документ не способен учесть все узкие места использования технологии, поскольку предлагаемые на рынке  технические решения подлежат ежедневным изменениям, что ведет к появлению новых ранее непредусмотренных кейсов, а это неминуемо приводит к всевозможным запретам и ограничениям, сдерживающим интеграцию технологии в экономику», – разводит руками сопредседатель Северо-Западной ассоциации криптовалют и блокчейна Дмитрий Статовский.

Сколько стоит не подчиняться

Параллельно с созданием алгоритмов контроля государства за криптовалютной активностью россиян продолжается работа над мерами ответственности за нарушение правил. Заместитель главы Минфина Алексей Моисеев, как и в декабре 2017 года, в минувший понедельник снова намекнул на уголовную ответственность «за оборот денежных суррогатов». Теперь чуть конкретнее. «Будет срок в районе четырех лет, но только для коллективных схем, которые включают в себя большое количество объектов и объемов», – уточнил замглавы Минфина, по словам которого текст законопроекта о наказаниях уже согласован, но «приторможен», т.к. «есть риск, что пострадают невинные люди».

В необходимости отдельной статьи и специальных санкций для криптовалютчиков сомневаются и эксперты. «Ответственность за обоснование источников дохода и сомнительные операции уже и так предусмотрена действующим законодательством», – напоминает Дмитрий Статовский.

«У нас возможность наказания обязательно превращается в шантажи и вымогательства. Уголовное преследование всех предпринимателей нужно прекращать. Вместо трат на содержание под следствием и в тюрьмах наказывать можно рублем. Пользы государству будет больше. Я категорически против уголовного преследования предпринимателей в любом виде, неважно, это владелец магазина или майнер с большой криптофермой!» – категоричен Евгений Лифшиц, вице-президент «Систематики» (российская IT-компания, разработчик и поставщик информационных систем и оборудования, в том числе для управделами президента РФ, ФСБ, МВД, Минобороны, Минобразования, МЧС, Минфина, Минкульта, Счётной палаты, ЦИКа и т.д. – Прим. ред.).

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанки.ру».

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.