18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
23:38 20.07.2018

Спорт

21.11.2017 15:30

Екатерина Смольникова: Хотела быть как Екатерина Андреева

О бедной жизни в Сочи, мыслях о переезде в Лондон и о том, почему футболисты «Зенита» не общаются за пределами поля, в интервью «Фонтанке» рассказала Екатерина Смольникова, жена защитника «Зенита» Игоря Смольникова.

Екатерина Смольникова:  Хотела быть как Екатерина Андреева

Екатерина Смольникова//из личного архива

Екатерина Смольникова, супруга защитника «Зенита» Игоря Смольникова, – одна из самых заметных жен российских футболистов в медийном пространстве. Она – ведущая программы на «Зенит-ТВ» Zenit Family, а также основательница благотворительного проекта Play and help, который поддерживают ведущие спортсмены России, а также известные актеры театра и кино. Мы решили встретиться с ней и узнать, что заставляет женщину вести столь бурную деятельность, имея такого мужа.

Журфак

– Расскажите о себе. Откуда вы родом, где учились?

– Я родилась в городе Волжском в Волгоградской области. Там я закончила начальную школу, а 10-й и 11-й классы заканчивала уже в высшей школе экономики. Затем вместе с мамой переехала в Москву, поступать в институт. У меня в Подмосковье жила бабушка, но мама все равно, конечно, волновалась, что оставляет меня одну. Все-таки – Москва. Столица.

– Почему выбрали журналистику?

– Я с детства была ребенком-лидером, которому хотелось на что-то влиять, общаться с людьми и быть в центре событий. Я просто понимала, что это мое. Мне нравились публичные профессии, нравилась журналистика. Еще я хотела стать ведущей, причем ведущей не каких-то музыкальных каналов, а, например, как Екатерина Андреева (ведущая программы «Время» на Первом канале. – Прим. ред.).

– То есть вас интересовала новостная журналистика.

– Именно. Хотя мой путь к ней был очень непростой. Сначала я поступила на журфак в московском Институте моды, дизайна и технологий. Но на пятом курсе решила устроить экспромт и одновременно поступить в Щукинское училище. Мой преподаватель по риторике, Пал Саныч Полушкин, защищал тогда диплом в «Щуке» по режиссуре. Он ставил «Душечку» по Чехову и как-то сказал: «Катюша, тебе надо пробоваться». Начались репетиции, я играла главную героиню, и ему как режиссёру настолько, видимо, понравился мой дебют, что он сказал, что мне обязательно нужно поступать на актёрское. Он стал готовить меня к поступлению, причём абсолютно бесплатно. Репетировала я тогда днями и ночами, и это было очень тяжело. 

– С какими номерами вы поступали?

– Я читала отрывок из той самой «Душечки», потом очень смешное стихотворение Юнны Мориц про носки и пела песню. Но, к сожалению, я попала к мастеру, который набирал как раз театральных актрис, а не медийных. Прошла три тура, а с коллоквиума слетела. Помню, как меня вызвали в кабинет и сказали: «Все прекрасно, но ты абсолютно медийное лицо, тебе нужно к другому мастеру». Даже если на меня мешок надеть, мой образ все равно не спрятать, а им нужна безликая натура, с которой можно работать и лепить любую фактуру.

– Переживали? 

– Ужасно. Я много готовилась, а получается, что все напрасно. Но все в копилку жизни. Пыталась потом поступить еще в ГИТИС, но там прямо с первого тура слетела. Сейчас понимаю, что все к лучшему. Актрисы практически никогда не принадлежат самим себе и все время тратят на работу, а я все-таки человек семейный. Журналистика в этом плане гораздо лучше: могу делать, что хочу. Та же программа Zenit Family —  это проект, который мне предложил «Зенит» в качестве эксперимента. Я им очень благодарна за свободу, которую они мне дают, и за доверие. Все программы я практически полностью готовлю сама, это очень для меня важно.

– Где проходили журналистскую практику?

– В «Советском спорте». Это получилось случайно. Наш агент, Саша Маньяков, познакомил меня с Женей Красильниковым из «Советского спорта». И хотя на тот момент мы с Игорем были уже вместе, я совершенно не представляла себя спортивным журналистом. Спорт вообще был от меня очень далек. Я серьёзно думала, что футбол — это просто хобби, что это не профессия. И даже, помню, пыталась с Игорем на эту тему говорить, считая, что надо серьезно работать, развиваться, надо зарабатывать. Он сказал: «Ты что, я живу футболом, это моя профессия». 

– Какой это был год?

– Зима 2010-го. А по весне меня уже пригласили в «Советский спорт» вести программу «Женский час с Екатериной Смольниковой». Ко мне в студию приходили жены известных футболистов, и мы говорили о жизни и о семье. А потом Игорю по контракту нужно было переезжать в Екатеринбург, и мне пришлось закрыть программу.

из личного архива

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Футбол так футбол

– Вы говорили, что в начале не восприняли всерьез футбольную профессию Игоря. Куда вы ему предлагали перенаправить свои силы?

– Когда мы начали встречаться, Игорю было 19 лет, и я постоянно считала, что ему нужно куда-то идти учиться и получать высшее образование. Я считала, что иначе невозможно в жизни чего-то достичь и добиться. Он же тогда сел и объяснил, что футбол — это очень серьезно, и люди добиваются в нем больших успехов. Рассказал, кто такие профессиональные футболисты, рассказал, как видит своё будущее, поговорил со мной очень серьёзно, и я ему доверилась. Просто поверила и сказала: «Ну хорошо, посмотрим, что из этого получится». Хотя все равно не прекращала свои разговоры про высшее образование. В итоге Игорь закончил Московский институт физической культуры.

– Обычно девушки охотятся за футболистами, потому что знают, сколько они получают.

– Да, но у нас все было наоборот — мой муж за мной охотился. Повторюсь, я от футбола была очень далека. Думала, что футболисты не зарабатывают, и не представляла, как мы будем жить. А ведь любая женщина, когда знакомится с мужчиной, все равно думает о семье, о детях, о том, как ей их растить, и прочем. Если она не дурочка, конечно. И даже если кто-то говорит обратное, думаю, это просто лукавство. Это был у меня переломный момент, но я решила: «Ну ладно, хорошо. Футбол так футбол. Главное – верить в своего мужчину». Мне всегда очень нравилась одна история про Джеки Кеннеди. Когда они с Джоном Кеннеди приехали на заправку, которая принадлежала ее бывшему парню, Джон ей шутя сказал: «Ну вот, если бы ты вышла замуж за него, была бы сейчас королевой автозаправки». А она ответила: «Милый, если бы я вышла за него замуж, я все равно была бы женой президента». И мало кто знает, но у нас с Игорем были очень разные периоды. Мы больше шести клубов поменяли за четыре года. И в Чите жили, и в Сочи жили. В Сочи, к примеру, нам вообще не платили зарплату полгода.

из личного архива

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

– Сочи был самым тяжелым периодом с финансовой точки зрения?

– Пожалуй, да. И дела как-то стали налаживаться только после перехода в «Ростов». Играя там, мы как раз смогли выплатить кредит за квартиру и выдохнуть. Потом Игорь перешел в «Краснодар», ну а там уже началась взлетная полоса: пошли разные предложения, в том числе и от «Зенита», куда мы и перешли в итоге.

– Недавно агент вашего мужа сказал, что «Барселона» им интересовалась.

– Знаю, что были предложения из Европы, но было ли предложение конкретно от «Барселоны», ответить не могу. Саше, как агенту, наверное, виднее. Я лишь знаю, что были запросы от каких-то команд-середняков, но Игорь туда, естественно, не поедет. А какой смысл? В России он играет в лучшем клубе страны. Не хочу обижать другие команды, но «Зенит» для меня всегда был лучшим клубом. Я всегда говорила Игорю: «Ты будешь играть в «Зените». Даже когда никто особо в это не верил. А так и вышло.

– Про какой-то иностранный клуб вы так говорили: «Запомните, Смольников будет играть в...»?

– Нет, про иностранный клуб еще не говорила, но можно попробовать. Я знаю, что Игорю нравится Германия, еще нравится «Челси». Он вообще очень любит Лондон. Так что – почему бы и не материализовать свои мысли?

– Вы знаете, у какого вашего выпуска самое большое количество просмотров?

– Честно говоря, нет. Может, у Данни?

– В самую точку. Как думаете, почему?

– Семья Данни – потрясающие люди. Данни – легенда, капитан. Его все наши ребята очень любили и уважали. Мы до сих пор на связи с Петрой. Они невероятная семья. Наверное, даже по интервью это видно, что они очень искренние и по-настоящему friendly. Видите, как я оказалась права, хотя я даже не отслеживаю рейтинги и никакие комментарии не читаю.

– Почему?

– В прошлом, когда читала какие-то негативные комментарии или отзывы о наших ребятах и о своём муже, я просто выходила из себя. Такой уж у меня характер взрывоопасный. Но сейчас я начала относиться ко всему более спокойно. Особенно, когда поняла аудиторию, которая пишет эти комментарии. И отсутствие ответа в случае таких ситуаций – лучший ответ.

– Когда выйдет выпуск в гостях у семьи Смольниковых?

– Игорь очень закрытый человек. Он не любит показывать свою семью, детей и вообще рассказывать о себе и своей личной жизни. Это только я об этом все время говорю, а он мне пока прощает. Но никогда не говори "никогда". Я работаю над этим вопросом, так что ждите.

Только не тренером

– Вы развиваете ваш благотворительный проект Play & Help совместно с женой Олега Шатова. Вы крепко сдружились с ней за время жизни в Петербурге, хотя у вас совершенно разный темперамент. Почему именно с ней?

– Наша дружба с Викой зародилась ещё задолго до Питера и проекта Play and Help. Мы познакомились в Екатеринбурге, где Игорь и Олег играли вместе. И хотя мы тогда ещё не особо дружили, но как-то, улетая на неделю из города, мы искали, кто смог бы взять на время нашу собаку. Шатовы согласились нам помочь. Это стало для меня показателем: взять чужую собаку, и не маленькую какую-то, а мопса, с которым нужно гулять трижды в день и постоянно ухаживать, – это большая ответственность. Когда судьба нас вновь свела в Петербурге, мы стали гораздо ближе общаться, и обе поняли – судьба. Вика очень скромный, очень закрытый человек, не такая, как я, но она очень сильный, честный и светлый человек. А ещё в ней вообще нет зависти. Это дорогого стоит. 

из личного архива

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

– Как жены зенитовских игроков вообще ладят друг с другом?

– Очень хорошо ладят, особенно девочки из старого состава команды, Спаллетти и Боаша. Мы очень дружны с Вероникой Файзулиной, Аней Семак, Катей Анюковой, Наташей Зыряновой, Катей Малафеевой. Они всегда нас поддерживают, и они значимая часть проекта Play & Help. У нас даже есть свой чат, где состоят все жены и мы периодически встречаемся. Раньше, конечно, такие встречи были чаще, но сейчас в клуб пришло очень много иностранцев, и пока с ними нет такого тёплого контакта. Большинство из ребят не говорят даже на английском, и из-за языкового барьера команда практически не собирается за пределами поля.

– Почему футболисты не любят говорить о своей благотворительности?

– Во-первых, из-за своей скромности. Всегда найдутся люди, которые скажут, что футболист помогает не ради благого дела, а ради собственного пиара. Поэтому все предпочитают молчать и просто делать. Я считаю, что это неправильно. Люди должны знать о том, что наши спортсмены умеют не только играть, но и помогать. И пусть даже 10 человек подумают, что это ради пиара, зато 200 человек увидят в этом пример для самих себя и тоже начнут что-то делать. Во-вторых, на ребят и так много лишней критики льется и лишнего внимания. Конечно, это понятно, что болельщики всегда ждут от них побед и ждут отличной игры, но не всегда это выходит.

из личного архива

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

– Для вас какой более приемлемый вариант развития карьеры Игоря — стать тренером или бизнесменом, как Малафеев?

– Только не тренером. Закончить с профессиональным спортом – в идеале для меня значит поставить точку. А работа тренера – это опять отсутствие стабильности. Сегодня ты работаешь с одним клубом, завтра с другим и никогда не знаешь, что будет послезавтра. Мы с Игорем уже 10 лет вместе, много клубов поменяли, много городов, и, если честно, уже очень хочется остановиться. Хочется, чтобы семья была вместе, а в профессиональном спорте это невозможно. Я практически все время одна. Рождение детей, важные праздники и даты – Игоря практически никогда нет, так как у него игры. Это тяжело. Поэтому я, конечно, за бизнес.

– Он сам задумывается о бизнесе?

­– У Игоря есть все, чтобы стать хорошим бизнесменом. Он умный, абсолютный стратег, и у него все очень хорошо с экономикой. Он умеет ставить цели и умеет их добиваться. Когда ему, к примеру, нужно было выучить английский, он сделал это очень быстро и сейчас говорит даже лучше, чем я. Это очень его характеризует.

– А у вас уже какие-то бизнес-идеи есть?

– Я как раз вообще не бизнесмен. Все мои бизнесы, которые у меня когда-либо были, все провальные. Я, к сожалению, умею только тратить. Но зато стараюсь делать это с умом и на хорошие цели.

 – Что самое дорогое и бессмысленное вы себе позволяли?

– Если из материальных покупок, то, наверное, юбку Valentino. Это точно была одна из самых дорогих и бессмысленных покупок. Я неделю ходила ее примерять, прежде чем купить, она была очень красивая и праздничная, но стоила каких-то безумных денег. По факту я ее купила, но так ни разу и не надела. Муж прочитает — обалдеет.

– Сколько она стоила?

– Ой, я даже не буду это озвучивать, а то скажут, что Смольникова сошла с ума.

– Приходилось ли отговаривать мужа от какой-то дорогой покупки?

– Нет, наоборот, это Игорь меня отговаривает. Сам он редко позволяет себе дорогие покупки. Он всегда чётко знает, что нужно, а что нет. И я поэтому вообще стараюсь не лезть в его решения. И так понятно, что они будут абсолютно верными.

– Что из последнего вы себе не позволили?

– Недавно вот платье для важного выступления на форуме не позволила. Долго думала, примеряла, но решила, что дорого для одного выхода. 

– Дорого – это сколько?

– 179 тысяч.

– Вы как-то сказали: «Духовный наставник нашей семьи, отец Николай, передал нам две семьи — прихожан». Что значит «передал»?

– Почти в каждой церкви есть прихожане, которые нуждаются в помощи. Отец Николай – духовный наставник большого количества людей. Мы как-то с ним говорили перед Пасхой. Он сказал, что у него есть две семьи, которым нужно помогать продуктами и медикаментами. У нас тогда еще не было Play & Help, но мы, конечно, согласились. Этим сейчас полностью занимается Игорь, и это чисто его история. Он сам заказывает продукты, сам все отвозит и знает все их нужды. У этих семей очень много детей, и, хотя родители работают, на обеспечение нормальной жизни и те же фрукты для детей им совсем не хватает. 

из личного архива

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

– Есть мнение, что не стоит заводить так много детей, если не можешь их прокормить.

– Я его не придерживаюсь. Дети — это счастье. Я как православный человек против абортов. Если тебе приходит дитя, значит, и придет все, чтобы его прокормить. 

– Слышал, что на вас очень сильно повлияла ваша бабушка, которая кормила бездомных. Расскажите о ней?

– Я благодарна ей за то, что она с детства прививала мне любовь к людям, животным, природе и, главное, умение слышать и принимать людей такими, какие они есть, не стараясь никого переделать. А ещё она всегда говорила, что все люди совершенны. Раз в неделю она варила большую кастрюлю домашней еды и вместе со своей соседкой, бабой Любой, шла кормить бездомных. Сейчас моей бабуле уже 77 лет. И дай Бог ей жить в здравии ещё долго и долго. Она мой близкий друг и самый близкий для меня человек.

– Мама как на это реагировала?

– У нее был другой взгляд на эти вещи. Она никогда не принимала в этом участия, но и никогда не была против того, чем мы с бабулей занимаемся. В итоге я выросла такой, какая я есть. И очень этому рада.

Беседовал Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.