18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
22:05 17.07.2018

На выборы президента доллары не пустят

Сенаторы добавят в законодательство России понятие «иностранное вмешательство во внутренние дела страны». Это вклад в легитимность выборов президента-2018.

На выборы президента доллары не пустят

Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

В последние дни из Совета Федерации звучат обещания помешать «врагам извне» испортить легитимность президентских выборов 2018 года. «Воздействие на ситуацию в нашей стране, попытки расшатать ее будут продолжаться, и, скорее всего, особенно активно – в период кампании по выборам главы Российского государства», – сказала в минувшую среду, 27 сентября, коллегам по Совету Федерации спикер Валентина Матвиенко.

На прошлой неделе председатель комиссии Совфеда по защите госсуверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела России Андрей Климов объяснил, что понимается под вмешательством извне. Все сложно или весьма туманно: это «любая деятельность со стороны иностранного государства, юридических и физических лиц, их объединений для изменения основ конституционного строя, территориальной целостности РФ, ее внутренней и внешней политики, состава и структуры органов государственной и муниципальной власти». По словам Климова, который представляет в сенате Пермь, уже установлены «факты наличия многочисленных признаков вмешательства во внутренние дела Российской Федерации в период проведения региональных выборов».

Коллег поддержал замминистра иностранных дел Сергей Рябков, который сообщил сенаторам, что внешнеполитическое ведомство РФ «не исключает, что часть средств накануне выборов Вашингтон попытается направить на поддержку протестных акций». На этом фоне – бантиком на торте – социологи «Левада-центра» отчитались о росте с 19% до 26% за полгода количества россиян, которые считают массовые акции протеста «вполне возможными».


Внутренние страхи

Профессор Европейского университета в Петербурге, политолог Григорий Голосов согласен с самими сенаторами, что один из главных мотивов, который ими движет, – это страх перед иностранным вмешательством в российские выборы. «Однако с годами этот страх становится всё менее мотивированным, – констатирует Голосов. – Возможности вмешательства в российские выборы сейчас, в общем-то, ни у кого уже и нет. Но нужно продемонстрировать, что мы начеку. Если кто-то попытается, то мы это пресечём».


«Это не персональная позиция Матвиенко, – поясняет директор Института политических исследований Сергей Марков. – В СФ была создана специальная комиссия по борьбе с вмешательством. Это консолидированная позиция всего российского руководства. Владимир Путин о таком вмешательстве извне говорил неоднократно». Причина возможного вмешательства, по словам Маркова, заключается в том, что Путин для «иностранных коллег» – неправильный президент. «Я знаю, что конгресс США выделял серьезные бюджеты «на развитие демократии в России», – пояснил Марков. – Судя по Украине, это трудно назвать «развитием демократии». Речь идёт о попытках свержения режима Путина либо существенном подрыве легитимности его переизбрания».

А вот находящийся на семинаре в Берлине, организованном фондом Free Russia Foundation, Андрей Пивоваров, координатор «Открытой России» в Петербурге (регулярный участник всей городской уличной политики в последние 10 лет), не исключает, что подобные «вбросы» – дело сугубо индивидуальное. «Могу предположить, что таким образом Валентина Матвиенко пытается заявить о себе. Попасть в новостную повестку, – рассуждает оппозиционер. – Возможно, это связано с тем, что она чувствует себя неуверенно. И ее тоже могут поменять».
 

Цена вопроса


По данным политолога Маркова, в 2015 – 2018 годах по линии конгресса США на «подрыв легитимности» было выделено около 3 миллиардов долларов. «Плюс есть фонды, различные европейские структуры. В совокупности получается около 5 – 6 миллиардов долларов, – утверждает он. – Я лично знаю тех, кто эти деньги получает. В своё время я тесно работал с американскими структурами. Остались хорошие неформальные связи. Но российским правительством созданы значительные трудности для реализации этих средств. Я даже знаю, каким организациям придут потом соответствующие проводки для получения средств. И это организации внешне совершенно не политические, но они будут участвовать в этом. Я точно знаю. Это крупные общественные структуры, которые связаны с теми, кто планирует заниматься подрывом легитимности выборов 2018 года. Назвать имена журналистам я не готов. Но если попросят власти, то поделюсь».

 

На внезапный «каминг аут» Маркова координатор «Открытой России» замечает, что о «нечистых деньгах» медиапространство «кричит» достаточно часто. «Такие обвинения идут постоянно со времён Геббельса. И усиливаются перед каждыми выборами. Но каких-то фактов мы так и не увидели, – уверен Пивоваров. – Были бы факты, были бы уголовные дела. Я участвую в образовательных программах, тренингах различных международных институтов. Такие обмены полезны. Но финансовой помощи, конечно, нет».
 

Народные волнения

 

«Идея антироссийского заговора присутствует всегда. Это как блуждающий вирус, – убежден директор «Левада-центра» Лев Гудков. – Тем более что власть навязывает обществу усиленным образом мысль о враждебности окружения. Это часть стратегии манипулирования общественным мнением». При этом, как считает социолог, после риторики в телешоу об обороне против внешних врагов в России усиливается социальное напряжение. «Но я бы не рассматривал это как реальную готовность выходить протестовать против экономической политики властей, а тем более политического курса нынешнего руководства, – уточняет Гудков. – Если бы в уличных акциях участвовали не 12% (такие данные о готовности «несогласных россиян» озвучены в исследовании «Левада-центра». – Прим. ред.), а даже 0,5%, то это были бы уже сотни тысяч человек. А этого мы не видим. Пока можно говорить о волнообразности уровня напряжённости общественных настроений. Они связаны с ухудшением уровня жизни, отсутствием перспектив, ослабления доверия к власти».


«Не надо преувеличивать степень воздействия на массовое сознание публичных высказываний на тему вроде иностранного вмешательства, – предостерегает и политолог Григорий Голосов. – Да, массы смотрят телевизор, прислушиваются к нему. Но не к таким мелким деталям. Это ведь лишь пара секунд в новостях».

 

Впрочем, эти «мелкие детали» могут иметь вес, если о них говорить регулярно. «На отдельные реплики общественное мнение не реагирует. Но реакция есть, когда эти заявления становятся системной политикой. Если это станет элементом постоянной работы пропагандистской машины, то реакцию общества можно увидеть быстро, уже через месяц, – делится опытом Гудков. – Но здесь важна системность, непрерывность долбежа. И тогда мы можем заметить рост антизападных настроений, но не падение протестных настроений населения. Люди реагируют на другое – на ухудшение качества своей жизни».

 

Политолог Сергей Марков, напротив, уверен, что, если граждане будут знать, «кто заказывает музыку», они останутся дома. «Если люди поймут, что их законный протест будет использован реальными врагами страны, чтобы сделать их жизнь ещё хуже, то они откажутся от протестов», – уверен директор Института политических исследований.
 

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.