18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
05:44 13.11.2018

Хулиганство вылечат вандализмом

Двадцатилетнего оппозиционера два дня прокатали между отделом полиции и психиатрическими заведениями. Выдали протокол о мелком хулиганстве, но дело возбудили о вандализме.

Хулиганство вылечат вандализмом

фото предоставлено Динаром Идрисовым

К расследованию дела об имени Путина на детских площадках в Красногвардейском районе подошли нешаблонно. Захват подозреваемого провели под предлогом нецензурной брани «в месте массового скопления граждан» в 2 часа ночи, а после осмотра психиатром с рекомендацией о госпитализации вместо больницы повезли домой – искать вещественные доказательства вандализма. Через три дня двадцатилетний Петер Яблонский всё же оказался у себя в квартире – с побитым лицом, протоколом об административном правонарушении и уголовным делом, о котором не знает. Разбираться предстоит прокуратуре и Следственному комитету.

Петеру Яблонскому 20 лет. Студент колледжа. Живет с мамой, ни в каком криминале не замечен, за исключением задержаний на протестных мероприятиях 26 марта и 12 июня на Марсовом поле. Телосложения субтильного, нрава тихого. Про свои политические пристрастия сегодня предпочитает молчать: «Лучше говорить не буду, я ещё жить хочу». Судя по Facebook, к действующей власти относится критически, но без намека на экстремизм, если к чему и призывает, то к подписанию очередных интернет-петиций: против всего плохого и за всё хорошее. В ночь на 1 сентября его ждало нежданное приключение.

Версия Яблонского

О том, что с ним случилось, Яблонский рассказал правозащитнику Динару Идрисову, правозащитник распространил рассказ юноши в социальных сетях. «Фонтанка» связалась с Петером, и он поделился своей версией событий.

По словам Яблонского, он был задержан группой одетых в штатское сотрудников полиции, как только вышел из подъезда своего дома на проспекте Наставников около 2 часов ночи 31 августа. Как утверждает Яблонский, его повалили на землю, избили, а затем доставили в 13-й отдел полиции УМВД по Красногвардейскому району. В отделе, судя по рассказу, его уже не били, но продолжали «давить морально», пугая помещением в камеру с уголовниками, которые над ним надругаются. Требовали признаться в том, что он наносил граффити с упоминанием президента России и призывами отправиться на пенсию.

фото предоставлено Динаром Идрисовым

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

«Чтобы прекратить издевательства, я признание им подписал, – объяснил «Фонтанке» Яблонский, – но только про себя, хотя у меня и спрашивали, с кем вместе я этим занимался». Оставлял ли он надписи на самом деле, Петер Яблонский предпочел на данном этапе с журналистами не обсуждать.

Утром 1 сентября события начали развиваться в сторону психиатрии. Как говорит Яблонский, ещё осенью 2016 года он сам обратился за помощью в психоневрологический диспансер: «У нас в колледже стали в армию забирать, говорили, что отправят в Сирию, я испугался». Результатом обращения стали трехнедельная госпитализация и последующее полугодовое наблюдение у психиатра (П. Яблонский дал «Фонтанке» разрешение на публикацию этой информации. – Прим. ред.). Узнав о диагнозе, полицейские отвезли Яблонского в диспансер, где он был осмотрен врачом-психиатром. Как утверждает оппозиционер, в результате осмотра было диагностировано острое состояние, требующее госпитализации. Несмотря на это, он был возвращен в отдел полиции, а затем его отвезли домой, где полицейскими был произведен не то осмотр, не то обыск жилища, в ходе которого правоохранители изъяли два аэрозольных баллончика с краской. Ни постановления, ни протокола Яблонскому – по его словам – не выдали.

фото предоставлено Динаром Идрисовым

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Только после этого осмотра или обыска, вернув в 13-й отдел полиции, Петеру Яблонскому вызвали бригаду скорой психиатрической помощи, которая и отвезла его в лечебное учреждение – в психосоматическое отделение Александровской больницы. Помещение не в специализированную психиатрическую клинику, а в отделение больницы общего профиля, как считает Яблонский, объясняется тем, что врачи профессионально отметили имеющиеся у него после задержания телесные повреждения. Вечером 3 сентября пациент был из больницы выписан домой.

На руках у Петера Яблонского сегодня, кроме медицинских документов, – протокол о мелком хулиганстве. Там написано, что он 31 августа в 2 часа 15 минут «выражался грубой нецензурной бранью в общественном месте – на улице, в месте массового скопления граждан». Что за граждане массово скопились среди ночи у дома 14/1 по проспекту Наставников, в протоколе не указано, графа «свидетели, потерпевшие» осталась пустой.

Версия полиции

Пока отсутствует. Вопросы в ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области направлены, на момент публикации официальных комментариев нет.

По информации «Фонтанки», в истории с Петером Яблонским главное – те сами «граффити» политической и очень оппозиционной направленности. Насколько нам известно, экстремизма в них не нашлось, а вот порчу имущества «в иных общественных местах», а точнее – на некой детской площадке, – полиция усмотрела. Результаты видеонаблюдения якобы свидетельствовали о непосредственном участии Яблонского. Насколько известно редакции, уголовное дело по части первой статьи 214 УК («вандализм») уже возбуждено, причем возбуждено именно в отношении  Петера Яблонского, и правоохранители полагают доказательства вины достаточными.

Сейчас молодой человек в сопровождении правозащитника Динара Идрисова отправился в прокуратуру и в Следственный комитет – подавать жалобы на действия полицейских. К жалобам будут приложены медицинские документы, в которых зафиксированы телесные повреждения: ушибы лица, рук и ног. И Яблонский, и оказывающий ему юридическую помощь Идрисов заверяют, что никакой информацией об уголовном деле о вандализме пока не располагают. 

Денис Коротков, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор