18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
11:08 18.08.2018

Суд рассудит Сберкита с Юлслоном

Суду Петербурга впервые предстоит решить, что имеет бОльшую юридическую силу: учредительные документы или вырезки из прессы. Расклад сил непонятен, как в известной загадке про кита и слона. Только вместо них – Сбербанк и "Юлмарт".

Суд рассудит Сберкита с Юлслоном

Решение, которое может создать феноменальный юридический прецедент, судье петербургского Горсуда Виктории Цыганковой предстоит принять уже 17 августа в рамках спора между Сбербанком и владельцами «Юлмарта». «Фонтанка» проанализировала, как война за активы ретейлера переросла в спор о влиянии между юристами и журналистами. И чем победа той или иной стороны чревата для российского бизнеса.

Поводом для обращения Сбербанка с иском к владельцам «Юлмарта» стал конфликт между акционерами ретейлера, который разгорелся еще в конце 2015 года. Так, Дмитрий Костыгин и Август Мейер, владеющие примерно 62% компании, хотели, несмотря на экономический кризис, вкладывать деньги в развитие, а Михаил Васинкевич, у кого около 38%, выступил за сворачивание экспансии. Противостояние довольно быстро сказалось на финансовых результатах ретейлера. Работая больше года без генерального директора и совета директоров, «Юлмарт» начал терять покупателей и долю рынка. А переход спора в судебную плоскость поставил все под угрозу банкротства

Являясь одним из крупнейших кредиторов «Юлмарта», Сбербанк в начале декабря 2016 года подал к четырем компаниям, входящим в состав «Юлмарта», иски на 1 млрд рублей. Однако, не дождавшись решения по ним, параллельно банк предъявил аналогичные требования уже к собственникам «Юлмарта» - Дмитрию Костыгину, Августу Мейеру и Михаилу Васинкевичу. Заодно к экс-генеральному директору Сергею Федоринову. В качестве обеспечительной меры Сбербанк попросил арестовать имущество предпринимателей, в том числе акции компаний «Любимый край», «Оптоклуб "Ряды"», «Розтех», «Аромалюкс», «Дрогери ритейл», «ТД Эра». В последних все и дело.

Нюанс не только в том, что кредитная организация пытается взыскать ущерб, который по факту не понесла, так как возможности взыскания долга с самого «Юлмарта» не исчерпаны. Но и с лиц, которые поручителями по кредиту не выступали. Нанося удар по бизнес-империи Костыгина – Мейера, Сбербанк в обоснование своей позиции представил суду «информацию, размещенную в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». А проще говоря – распечатки статей из газет.

В одной из них, опубликованной 1 марта 2017 года в «Деловом Петербурге», сообщается, что Дмитрий Костыгин выставил на продажу компанию «Любимый край», управляющую одноименной кондитерской фабрикой. Ее автор ссылается на «источник в банковских кругах». Сам Дмитрий Костыгин, комментируя возможность продажи актива, свое владение не подтверждает, но и не опровергает. Между тем, по данным ЕГРЮЛ, по выписке от 2009 года владельцем является зарегистрированная на Багамах «Аркор Холдингз инк».

Точно так же обстоят дела с другими фирмами, активы которых Сбербанк просит суд арестовать в своем иске. В ряде публикаций ведущих деловых изданий России Дмитрий Костыгин совместно с Августом Мейером называются в числе владельцев сетей «Ряды», «Рив Гош», «Дикая Орхидея», «Улыбка Радуги». Сообщая об этом, журналисты «Коммерсанта», «Ведомостей» и РБК ссылаются на самих предпринимателей либо на другие источники на рынке.

Но юридического подтверждения существования бизнес-империи, по сути, нет. К примеру, ООО «Оптоклуб «РЯДЫ», управляющее одноименной сетью, принадлежит «Любимому краю» и генеральному директору Елене Стрельцовой. Владельцем ООО «Розтех», управляющего сетью «Дикая Орхидея», является кипрская компания «Кохуху энтерпрайзес лимитед», ООО «Аромалюкс», которое развивает сеть «Рив Гош», – кипрская же «Рив Гош Груп (Кипр) Лимитед», ООО «Дрогери ритейл» (сеть «Улыбка Радуги») – «АО «Торговый дом «Эра» и генеральный директор Алексей Баулин.

С одной стороны, в рамках данного дела суды обеих инстанций уже несколько раз отказывали Сбербанку в аналогичных обеспечительных мерах, ссылаясь на то, что ПАО не представило достоверных доказательств. С другой – горсуд без видимых причин решил ускорить рассмотрение дела (заседание было перенесено с 21 сентября на 17 августа менее чем за неделю до новой даты слушания), и это может говорить о том, что у апелляционной инстанции появились какие-то новые соображения.

Если горсуд действительно поменял свое мнение о невозможности ареста имущества ответчиков, то, по словам юристов и экспертов, такое решение может стать опасным прецедентом.

«Ссылка на публикации СМИ в качестве подтверждения связи между каким-то лицом и активом в судебном процессе не редкость, но использовалась только как косвенное доказательство», – отмечает руководитель корпоративной и арбитражной практики «Качкин и партнеры» Кирилл Саськов.

Если учредительные документы указывают в качестве владельцев офшор, истец может попытаться самостоятельно установить конечных бенефициаров. «Их поиск составляет значительную часть работы юриста. Тут можно прибегнуть к помощи, к примеру, иностранных судов, которые, как правило, менее формально подходят к требованиям документов, чем российские», – рассказал юрист. К примеру, ранее в СМИ появлялась информация о том, что Высокий суд французского города Драгиньян арестовал виллу Дмитрия Костыгина по иску банка ВТБ, однако сам предприниматель на вопрос журналистов отвечал, что владельцем виллы не является.

Однако установить принадлежность только на основании такого упоминания суд не может, уверен Кирилл Саськов. Иначе с таким же успехом анонимный источник завтра может назвать Дмитрия Костыгина совладельцем "Газпрома".

Суд также вправе задать самим Дмитрию Костыгину и Августу Мейеру вопрос о владении активами. Но отвечать на него они не обязаны.

Суды используют публикации СМИ в качестве доказательств, говорит управляющий партнер адвокатского бюро «Юсланд» Елена Легашова. Но их вес может зависеть от того, является ли публикация официальным сообщением руководством компании каких-то данных или источник сведения конфиденциален. 

Отказ наложить обеспечительные меры будет означать, что никакой бизнес-империи Костыгина и Мейера на деле не существует. Это может негативно отразиться на деловой репутации предпринимателей, комментирует аналитик «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин. Но приведет ли к конкретным финансовым последствиям, пока оценить сложно. «Учитывая проблемы «Юлмарта», привлечь для него заёмные средства уже сложно, вне зависимости от того, какими активами владеют или не владеют его собственники», – говорит он. А вот для «Рив Гош», «Улыбки Радуги» и других проектов дистанцирование от проблемного онлайн-ретейлера может оказаться полезным.

Как бы там ни было, принимая, в общем-то, рядовое решение о возможности введения обеспечительных мер, суд должен будет определить, может ли публикация в СМИ являться доказательством в судебном процессе. А если смотреть еще шире, что обладает бОльшим юридическим весом – официальные юридические документы или печатное слово. Дилемма напоминает известную загадку-парадокс о том, кто сильнее – кит или слон. Правильного, прямого ответа на нее не существует, если только от ребенка. Однако судье Виктории Цыганковой все же придется.

Галина Бояркова,

"Фонтанка.ру"

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.