18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
08:41 19.12.2018

Битва за "Юлмарт"

В битве за «Юлмарт» сложилась патовая ситуация. На планы акционеров положить конец корпоративной войне наступил сам Сбербанк. Он твердо решил расквитаться за понесенные убытки лично с Дмитрием Костыгиным.

Битва за "Юлмарт"

Замир Усманов/Интерпресс

Тем временем крупный ретейлер, который больше года живет без генерального директора, продолжает терять рыночные позиции. Другие кредиторы тоже выставляют счета на миллиарды рублей — как к самому «Юлмарту», так и его владельцам. Но не так безоговорчно, как российский банк №1.

Акционерам «Юлмарта» не удалось закрыть сделку с инвестфондом Da Vinci Capital, которая должна была положить конец акционерному конфликту, раздирающему компанию уже полтора года.

Напомним, в мае совладелец «Юлмарта» Дмитрий Костыгин сообщил, что Da Vinci Capital согласился выкупить акции другого акционера, Михаила Васинкевича, и вложить 3 – 4 млрд рублей в докапитализацию компании. Тогда предприниматель утверждал, что договорился «почти со всеми кредиторами», и не исключил, что сделка может быть закрыта уже в июне.

Но, как пояснил «Фонтанке» представитель компании, стороны были вынуждены «взять паузу». Условием инвестфонда была мировая с крупнейшим кредитором ретейлера, который последние полгода заваливает компанию и ее владельцев судебными исками, требуя взыскания долгов и убытков. «Юлмарт» был готов договариваться, но кредитная организация выставила такие условия реструктуризации долга, которые ретейлер просто не смог принять, не подписав себе приговор.

В Сбербанке подтвердили, что переговоры с «Юлмартом» на данный момент остановлены, но винят в этом самого ретейлера.

«Банк был заинтересован в реструктуризации задолженности компании, однако не увидел готовности к этому со стороны руководства и бенефициаров НАО «Юлмарт», – прокомментировали в пресс-службе.

«Фонтанка» проследила историю битвы титанов и попыталась понять, что стоит за нежеланием сторон идти на мировую.

Ретейлер без головы

Корпоративный конфликт в «Юлмарте» разгорелся в конце 2015 года. Поводом стали разногласия между акционерами. Дмитрий Костыгин и Август Мейер (владеют примерно 62% компании) хотели, несмотря на экономический кризис, вкладывать деньги в развитие, а Михаил Васинкевич (около 38% компании) выступил за то, чтобы свернуть экспансию.

Этот спор и обезглавил компанию — в конце июня с поста генерального директора ушел Сергей Федоринов, возглавлявший «Юлмарт» с момента основания в 2008 году. Еще раньше Дмитрий Костыгин сложил с себя полномочия главы совета директоров. А новый топ-менеджмент с тех пор не назначен.

Еще сильнее обострил конфликт арест имущества Михаила Васинкевича по иску Дмитрия Костыгина. Таким образом, предприниматель напомнил партнеру о взятом в Газпромбанке кредите, по которому оба поручились, но гасить который из личных средств пришлось одному Костыгину. В ответ Васинкевич призвал на помощь «А1» – юридический спецназ могущественной «Альфа-Групп». Войдя в совет директоров «Юлмарта», тот окончательно заблокировал принятие стратегических решений в компании. Однако и эта проблема отошла на второй план, когда в битву за «Юлмарт» вступил Сбербанк.

От наличности – на личности

Наступлению  ПАО «Сбербанк» предшествовала атака дочерней структуры – «Сбербанк Факторинг». Эта организация, по сути, тоже кредитовала ретейлера – она вместо него платила за товар поставщикам, а потом получала от компании сумму с процентом. С декабря по февраль «Сбербанк Факторинг» подал к «Юлмарту» иски на общую сумму 1,5 млрд рублей (пока московский арбитраж удовлетворил два из них на 1,2 млрд рублей). Компания указывала, что ретейлер перестал ей платить, однако продолжал продавать товар, который находился в залоге.

В «Юлмарте» настаивают, что ситуацию спровоцировала сама финансовая организация, которая в сентябре 2016 года приостановила выплаты поставщикам ретейлера, чем парализовала  бизнес в период предновогоднего высокого сезона. Ранее Дмитрий Костыгин объяснял низкие показатели 2016 года, в том числе, провалом продаж в четвертом квартале.

Впрочем, отбить первую атаку ретейлеру удалось — суд отказался по требованию «Сбербанка Факторинг» арестовывать товар на сумму 1,5 млрд рублей. Также было отклонено аналогичное ходатайство самого Сбербанка (в начале декабря кредитная организация уже от своего лица подала к четырем компаниям, входящим в состав «Юлмарта», иск на 1 млрд рублей и потребовала в качестве обеспечительной меры арестовать имущество ретейлера на эту сумму). Но вместо этого арбитраж, напротив, запретил банкам списывать деньги со счетов «Юлмарта».

После этого Сбербанк перешел на личности и в марте 2016 года потребовал 1 млрд рублей уже от собственников «Юлмарта» – Дмитрия Костыгина, Августа Мейера и Михаила Васинкевича. В рамках этого процесса кредитная организациями снова попросила Дзержинский районный суд Петербурга арестовать имущество должников, но получала отказ. Решение по основному вопросу пока не принято. Но ирония в том, что кредитная организация пытается взыскать убытки, которые еще не понесла, — возможности взыскать долги в арбитраже еще не исчерпаны.

Также может увенчаться успехом попытка кредитной организации взять под контроль банкротство одной из структур ретейлера – «Юлмарт РСК». Ранее Смольнинский суд согласился с доводами Сбербанка о том, что Дмитрий Костыгин не имел права уступать долг «Юлмарта» предпринимателю Олегу Морозову. 

С надеждой на разум

За такими действиями Сбербанка стоит желание склонить акционеров к мировой на собственных условиях. По данным «Фонтанки», в число требований вошли поручительство всех бенефициаров по кредиту, залог всего имущества и залог акций материнской компании.

Несмотря на финансовые сложности, «Юлмарт» по-прежнему представляет собой довольно привлекательный актив. С годовым оборотом около 50 млрд рублей компания является вторым по величине российским онлайн-ретейлером. Сеть включает 409 магазинов разного формата, кроме того, ведется строительство еще нескольких крупных магазинов-складов.

Но чем дольше тянется конфликт между акционерами и кредиторами, тем стремительнее «Юлмарт» теряет долю рынка. Так, в 2016 году компания лишилась звания самого крупного российского онлайн-ретейлера, уступив его компании Wildberries. Компания также сокращает сеть — например, летом 2017 года она перестала работать в Ижевске.

Жесткая позиция Сбербанка не только охладила интерес Da Vinci Capital, но вдохновила других кредиторов на взыскание задолженности. Так, «Банк Санкт-Петербург» в мае потребовал по 405 млн рублей с двух структур ретейлера — НАО «Юлмарт» и «Юлмарт-Девелопмент». ВТБ в июне подал иск на 660 млн рублей сразу к Дмитрию Костыгину, который выступал поручителем по займу. На данный момент совокупный размер претензий банков к самому ретейлеру достиг 3,3 млрд рублей, к акционерам «Юлмарта» – 1,6 млрд рублей. Начинают поступать иски и от поставщиков, хотя их размер пока невелик. Хотя, например, формальный ответ ВТБ «Фонтанке» таков: «Конкретных предложений по урегулированию задолженности от «Юлмарта» не получали и иск отзывать не планируем».

В самом «Юлмарте» сохраняют спокойствие.

«Мы надеемся, что все-таки сможем убедить неуступчивых коллег из Сбербанка, что в своих требованиях лучше отталкиваться от реальных возможностей бизнеса, а не выставлять ультиматумы, которые могут этот бизнес в конечном итоге уничтожить», – прокомментировал Валерий Зинченко, управляющий партнер коллегии адвокатов Pen&Paper, представляющей «Юлмарт». По его словам, формальный подход к защите требований других кредиторов говорит о том, что они придерживаются ранее достигнутых договоренностей.

- В настоящий момент кредитная организация взыскивает понесенные убытки с компании и ее акционеров в рамках судебных процессов, а также оспаривает ряд незаконных действий, целью которых было инициирование банкротства НАО «Юлмарт», – отметили в пресс-службе Сбербанка.

Галина Бояркова, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор