18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
04:28 17.10.2018

Альфа берет «Юлмарт» на корп-стоп

В совет директоров «Юлмарта» вошел юридический спецназ «Альфы-Групп» и заблокировал компанию. Стороны ждут, кто первый назовет выкуп, ведь миллиардер Костыгин согласен только на цифру в 100 миллионов.

Альфа берет «Юлмарт» на корп-стоп

Коллаж Фонтанка/ДП

После недавнего коммюнике акционеров «Юлмарта» о согласии в рядах к ним на совет директоров зашли два юриста, безусловно похожих на сотрудников инвестиционной компании «A1». На руках у них доверенность от Михаила Васинкевича, который и конфликтует с совладельцами ведущего онлайн-ретейлера России. Так что «Альфа-групп» со своими профи по корпоративным распрям внутри ситуации, а Дмитрий Костыгин уже имеет дело с могущественным покровителем своего бизнес-оппонента. На кону – торг за долю «Юлмарта», или системные диверсии, завернутые в диктатуру права. Кто-то из них должен вскрыться первым в этой изумительно рациональной игре.

Санкт-Петербург, Мойка, 22, отель "Кемпински", 12 часов 27 октября – место и время старта совета директоров Ulmart Holding, куда двое из пятерых членов прибыли по доверенности от акционера Михаила Васинкевича. Никто в холле, где прогуливались мужчины в правильных костюмах, не понял, что стал очевидцем начала корпоративной войны федерального масштаба.

Холл гостиницы "Кемпински", 27 октября 2016 г.
Холл гостиницы "Кемпински", 27 октября 2016 г.
"Фонтанка.ру"

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Пять лет назад, при взлете «Юлмарта», такой поворот в планы не входил. Судя по всему, только к 3 октября этого года компания почувствовала «Альфу». Иначе трудно объяснить, почему после информации в СМИ об иске в лондонский арбитраж акционеров Алексея Никитина и Михаила Васинкевича против своих компаньонов по «Юлмарту» Дмитрия Костыгина и Августа Мейера с требованием выкупить их доли по определенной цене вдруг 3 октября появилось их совместное заявление на сайте того же «Юлмарта». Да еще в непривычном для данной фирмы советском стиле: «…выражают свое возмущение волной многочисленных недостоверных и провокационных публикаций … Кто бы ни стоял за этой грубой попыткой … подтверждаем, что мы работали и будем работать вместе…». И подписи: Костыгин, Мейер, Васинкевич.

Считается, что «Юлмарт» был основан в 2008 году петербургским предпринимателем Алексеем Никитиным (хотя «Юлмарт» был еще и проектом компании Ultra Electronics, но это не имеет отношения к данной теме). Ретейлер изначально работал в гибридном формате, совмещающем черты онлайн- и оффлайн-торговли. В 2010 году Никитин продал 50% компании Михаилу Васинкевичу. Это позволило в дополнение к уже работающему магазину на Кондратьевском проспекте запустить магазин на Благодатной улице.

В 2011 году партнеры нашли стратегических инвесторов — Дмитрия Костыгина и Августа Мейера, которые вложили в «Юлмарт» более $ 300 млн, выкупив 60% бизнеса. Эти средства позволили запустить масштабную программу экспансии и стать крупнейшим российским онлайн-ретейлером. По итогам 2013 года объём продаж превысил $ 1 млрд, и компания пошла по процедуре выхода на IPO. На данный момент сеть «Юлмарт» насчитывает 400 пунктов продаж разного формата в более чем 240 городах страны, а ассортимент превышает 12 тыс. наименований.

Формально все трое петербуржцев в списке миллиардеров-2016 по версии «Делового Петербурга»: Алексей Никитин – 89-е место, 8,5 млрд рублей; Михаил Васинкевич – 66-е место, 12,6 млрд; Дмитрий Костыгин – 35-е место, 29,1 млрд. Но в бизнесе не все так сказочно.

Так, сеть из 30 магазинов «Фича» (реселлер Apple), принадлежавшая Васинкевичу и его сыну, закрылась еще в прошлом ноябре; его проект Sky (торговля по России зерном из Ирана) нарвался на запрет импорта из того же Ирана. Что касается совместного бизнеса по импорту маргарина в «Родос-М», то его компаньон Александр Рабинович несколько лет в личном банкротстве. Безусловно, есть еще доходы от доли в известной сети клубов «Спортлайф», но вряд ли тут дивиденды тянут на «Форбс». Что касается Никитина, то большую часть времени он проводит в Германии.

Весной 2016 года стало известно о том, что Никитин решил выйти из «Юлмарта», продав свой пакет акций Михаилу Васинкевичу. По информации «Фонтанки», сделка прошла с согласия Костыгина и Мейера летом 2015 года, а пакет был переоформлен на оффшор Васинкевича для обеспечения взаимозачетов. Однако Васинкевич самостоятельно взял обязательство с четким сроком выплаты Никитину в 40 млн долларов за 20 процентов «Юлмарта» в августе 2016 года. В результате еще нескольких сделок Васинкевич стал обладателем 38,5 процентов компании, хотя деньги Никитину до сих пор не переведены.

Неудачи в бизнесе плюс 38,5 процентов «Юлмарта», судя по всему, подтолкнули Васинкевича к мыслям о продаже своей доли. «Фонтанке» трудно было поднять весь график переговоров, но, узнав о сумме в 100 миллионов долларов, мы задали вопрос Дмитрию Костыгину. В беседе он был уклончив, но не вешал трубку и все же произнес замечательную фразу: «С цифрой я согласен, но в рублях».

Таким образом, фиксируем два мнения: 38,5 процентов «Юлмарта» сегодня стоят 100 миллионов долларов или то же самое, но в рублях. Первое, наверное, исходит из будущей стоимости на IPO, второе – от реалий компаний с миллиардными банковскими кредитами. Кстати, оборот «Юлмарта» по итогам первого полугодия 2016 года уже сократился на 1,6%, до 20,7 млрд рублей, из-за чего компании пришлось уступить звание крупнейшего онлайн-ретейлера России магазину Wildberries.

Похоже, это разночтение подтолкнуло Васинкевича к «Альфе». Говорят, он встречался с самим Михаилом Фридманом. Ни для кого из серьезных в бизнесе не секрет, что у Фридмана есть для таких случаев «А1».

Инвестиционная компания А-1 (прежнее название «Альфа-Эко») входит в состав консорциума «Альфа-Групп». На своем сайте она позиционирует себя как «ведущий эксперт по разрешению сложных экономических и корпоративных ситуаций». Именно через нее в 1990-е годы «Альфа-Групп» получила такие крупные бизнесы, как ТНК-ВР, Х5 Retail Group и «Вымпелком». В начале 2000-х компания решила переквалифицироваться в фонд прямых инвестиций, однако в 2010 году решила вернуться к практике разрешения «сложных ситуаций». Из последних проектов, к примеру, участие в акционерном конфликте крупнейшего онлайн-продавца автозапчастей Exist.ru. «Никогда не инвестируйте в бизнес, который вы не понимаете», – такая цитата Уоррена Баффета, выведенная крупными буквами на главной странице сайта, и звучит как предостережение.

«А1» своего рода юридический спецназ, который работает с претерпевшими миноритариями. Тут тоже полярные взгляды на проблему: это гринмэйл, то есть корпоративный шантаж при заходе тяжеловеса в чужую компанию, или попытка заработать на защите ослабевших. Но и то и другое – законно.

Не ими придумано, как в таких случаях делится куш. Например, четверть века назад кооператоры приходили к спортсменам, а те брали за это половину. В те времена это делалось «по понятиям» при неработающем институте законов. В 2016 году, по большому счету, юристы часто работают по тому же принципу, но вооружившись уже сотнями правовых норм и уловок.

Конечно, «Фонтанка» только может предположить договоренности Васинкевича и «А1». Если он должен Никитину 40 миллионов долларов, а за свой пакет хочет 100, то его 60 миллионов и могут быть поделены между ним и покровителями. И скорее – 50 на 50, как в 90-е, что вполне справедливо.

Сегодня, 27 октября, на совет директоров пришли два юриста с доверенностью от Васинкевича. Это Артем Артюхов – согласно профилю в социальной сети LinkedIn, работает в «А1» с 2013 года, в настоящее время его должность – вице-президент компании.

В центре, в очках – Артем Артюхов из «А1» (холл отеля Кемпински)
В центре, в очках – Артем Артюхов из «А1» (холл отеля Кемпински)
Фото: "Фонтанка.ру"

И Алан Байрамкулов – согласно ответу в самой «А1», это их коллега. К тому же он является автором статьи «Правовой механизм принудительного выкупа акций у миноритарных акционеров» на портале zakon.ru.

В распахнутом пиджаке – Алан Байрамкулов из «А1» (холл отеля Кемпински)
В распахнутом пиджаке – Алан Байрамкулов из «А1» (холл отеля Кемпински)
Фото: "Фонтанка.ру"

На взгляд «Фонтанки», первым вопросом на повестке совета директоров было назначение нового генерального директора. Как известно, в конце августа этого года Сергей Федоринов, занимавший эту должность с момента основания компании в 2008 году, покинул свой пост. Новый руководитель до сих пор не назначен – оперативное управление осуществляется коллегиально командой топ-менеджеров. Второй вопрос на таких встречах всегда касается финансов, привлечения инвесторов. Оба вопроса, в числе прочих, и были заблокированы правом вето прибывших альфовцев. Это и есть демонстрация зубов.

Понятно, что у Дмитрия Костыгина есть опыт участия в крупных корпоративных конфликтах. В 2010 году он сражался в войне за сеть «Лента» на стороне SvobodaCorporation Августа Мейера против фондов TPG Capital и «ВТБ капитал». В итоге летом 2011 года Мейер и Костыгин продали свои доли в «Ленте» своим противникам за $ 1,1 млрд. Именно это позволило им в последующие годы активно инвестировать в другие ретейл-проекты, в том числе в «Юлмарт».

К тому же Костыгин нанес ответный удар. Так, 21 октября Дзержинский районный суд постановил взыскать с Васинкевича в пользу Костыгина 555 миллионов рублей, и в ближайшее время судебные приставы начнут розыск имущества должника. Есть мнение, что Костыгин заплатил собственные 555 миллионов Газпромбанку, которые «Юлмарт» брал в кредит еще в 2014 году. А так как поручителями являлись как раз Костыгин и Васинкевич, то первый и развернул ситуацию.

«Фонтанка» спросила управляющего партнера известной петербургской коллегии адвокатов «Pen&Paper», которая защищает «Юлмарт». Валерий Зинченко взял паузу на несколько минут, а после прислал нам скрупулезно выверенные строчки: «Мы всегда рады любым юридическим гостям из Москвы, даже непрошеным, и относимся к коллегам с искренним уважением. Но, боюсь, в данном юридическом вопросе они введены в чудовищное заблуждение своим доверителем и, вероятно, катаются в Петербург зря. Мы готовы им помочь как можно быстрее разобраться в этом, с тем чтобы юридическое осознание бесперспективности их участия наступило как можно быстрее».

Михаил Васинкевич пошел другим путем. Он заявил «Фонтанке», что ничего не знает. Поэтому мы лишь можем процитировать фразу из диалога с журналистом «Собаки.ру» несколько лет назад: «Я стараюсь руководствоваться древним рыцарским правилом: делай, что должно, и пусть будет, что будет».  

А будет дальше как в интересной карточной игре, где кто-то должен вскрыться первым, сделав предложение. Совет директоров закончился около 15.00 четверга. На самом интересном месте мы прерываемся, потому что ни одна из сторон, как нам кажется, еще не решила, сделает ли предложение первой и какое.

Евгений Вышенков,
Галина Бояркова,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор