18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
05:24 23.07.2018

Чистым детям – чистый Интернет

В 2020 году в России должна появиться Национальная система фильтрации интернет-трафика, призванная защитить детей от «негативного и опасного контента». Чтобы отключить фильтр, придется показать паспорт, говорит один из ее инициаторов.

Чистым детям – чистый Интернет

Сергей Куликов/Интерпресс

Лоббист идеи безопасного Интернета со стажем, директор Лиги безопасного Интернета (ЛБИ) Денис Давыдов объяснил в эфире [Фонтанки. Офис] (http://www.fontanka.ru/2017/08/02/111), что все это на пользу. Несознательным родителям – в том числе.  

Лига безопасного Интернета тестировала работу такой системы в Костромской области еще в 2013 году. Их проект назывался «Чистый Интернет» и представлял собой сервис бесплатной фильтрации контента абонентов Костромской городской телефонной сети (70% Костромского рынка широкополосного доступа в Интернет, или более 50 тысяч абонентов). Услуга «очищала» Интернет от порнографии, сцен насилия и жестокости, пропаганды употребления наркотиков и информации об их продаже, виртуальных казино и азартных игр, информации о деятельности агрессивных тоталитарных сект, нецензурной лексики. Чтобы установить фильтр, пользователь просто должен был поставить галочку, дав на это свое согласие. Денис Давыдов не назвал конкретных цифр по числу подключений к фильтру, отметив, что после отработки технологии в Костроме эксперимент свернули. Тем не менее, по мнению Дениса Давыдова, этот эксперимент показал техническую возможность реализации идеи.

За несколько лет идея «чистого Интернета» вышла на новый, более высокий уровень. Создание такой государственной системы закреплено в госпрограмме «Цифровая экономика», продвигаемой  президентом РФ Владимиром Путиным. На днях госпрограмма была утверждена премьер-министром Дмитрием Медведевым. 

- Кто автор идеи Национальной системы фильтрации интернет-трафика?

– Сложно сказать, кто автор идеи. Наверное, Дмитрий Анатольевич Медведев. Сама идея включена в один из пунктов программы «Развития цифровой экономики», которую премьер подписал на днях. Поэтому такая национальная система должна быть создана. Правительство ожидает, что она появится к 2020 году.

- Как такая система должна работать?

– Сложно сказать, как конкретно будет работать эта система. Думаю, что её разработки даже не начинались. Сейчас сложно говорить о каких-то контурах, но Лига безопасного Интернета внедряла несколько пилотных проектов по предустановленной фильтрации. Возможно, новая система будет создана исключительно и только для фильтрации контента в местах общего доступа и в образовательных учреждениях, потому что система ориентирована на информационную безопасность несовершеннолетних. 

Однако мне больше импонирует другой подход. Он заключается в следующем. Первая его часть предусматривает, что сами организаторы распространения информации на площадках, где аккумулируется 90% пользовательского трафика, должны будут сами себя контролировать. Сами себя мониторить. И ту информацию, которая запрещена к распространению, своевременно удалять. Например, как это сделано в Германии, где за призывы к ненависти и вражде можно получить штрафы до 50 миллионов евро. Более того, сама Еврокомиссия с крупнейшими интернет-компаниями, такими как Facebook, Google, AOL, создала глобальный альянс по защите несовершеннолетних, и этот альянс базируется на тех же самых принципах. Принцип в том, что пользовательские компании с пользовательским контентом должны будут самоограничиваться, сами выявлять такой контент. 

Второй элемент системы – система фильтрации трафика, который не связан с пользовательским контентом. Это сайты в Интернете. Это может быть отчасти контентом в тех же мессенджерах. Но речь идёт о том, что только два этих элемента в совокупности позволят нам существенно повысить уровень безопасности в Интернете, уберечь наших детей от многих угроз в Интернете.

- Кто будет реализовывать внедрение такой системы? Какая-то конкретная ИТ-компания?

– Это всего лишь программа развития цифровой экономики. Там есть план.  Судя по всему, в связи с тем, что это официальный правительственный документ, отвечать за его реализацию должно само правительство РФ. Я уверен, что правительство в рамках реализации должно принять соответствующие законодательные и подзаконные акты, предварительно внести их в парламент, как субъект законодательной инициативы. Сами участники рынка будут разрабатывать решения для того, чтобы это всё реализовать.

- Какова роль Лиги безопасного Интернета в этом проекте (в попечительский совет ЛБИ входит экс-министр связи Игорь Щеголев, сейчас советник В.В. Путина, представители Генпрокуратуры, ФСБ, МВД, Следственного комитета, губернатор Костромской области Сергей Ситников, зампред Госдумы, экс-ведущий Первого канала Петр Толстой, бизнесмен Константин Малофеев, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Московского патриархата Владимир Легойда и др. – Прим. ред.)?

– Мы настаиваем на реализации принципа. Принцип этот – безусловная защита несовершеннолетних в информационном пространстве. Кто конкретно будет реализовывать эти принципы и программы, на самом деле нам не важно. Главное, чтобы программа была реализована эффективно и в те сроки, которые установлены правительством.

- Сколько стоит один «программно-аппаратный комплекс», который должен стоять у оператора связи по этой программе? Сколько их нужно, чтобы покрыть всю страну?

– В Костромской области программно-аппаратный комплекс, который мы внедряли, стоил 700 000 рублей. Это на один регион. Сколько их нужно на страну, сказать сложно. Необходимы расчёты. По той информации, которая есть у меня сегодня, это не такие уж большие деньги. Более того, операторы связи, так называемая «большая четвёрка», уже обладают оборудованием, которое способно реализовать эти задачи.

- Уже существует «белый список» сайтов, которые не опасны?

– В большей степени это ресурсы, которые не содержат информацию порнографического характера, содержащую нецензурную лексику, призывы к суицидам и любую другую информацию, которая запрещена 436 ФЗ («О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». – Прим. ред.).

- То есть «оппозиционных» ресурсов там нет?

– Я не знаю, что это за ресурсы. Если на этих ресурсах, которые вы называете «оппозиционными», присутствуют сцены порнографического содержания, то, конечно, они не будут находиться в «белом списке». Всё остальное, что выходит за пределы 436-го закона, включается в «белый список». Для нас главное – безопасность несовершеннолетних, их нравственное здоровье.

- А кто решает, какой сайт помещать в «белый список», а какой в «чёрный»? Вы готовы это делать?

– Сложно говорить о том, кого призовут на эту работу. Готовы ли мы – тоже сложно сказать. Необходимо просчитывать наши возможности. В какой-то части мы могли бы консультировать, взяться за какие-то отдельные элементы этой системы. Это предмет обсуждений в будущем.

- С кем вы в этой борьбе за мораль, нравственность и духовное здоровье юных граждан РФ? Елена Мизулина, Виталий  Милонов, байкер Хирург – неравнодушных в России много. Вы общаетесь, советуетесь?

– Неравнодушных действительно много. В ЛБИ есть экспертный совет. Там самые разные эксперты, и из рынка информационной безопасности. У нас есть ряд рабочих групп, в которые входят авторитетные бизнесмены, учёные, зарубежные коллеги. Поэтому то, что касается опыта, мы достаточно проработали этот вопрос и понимаем, как это всё устроено.

- Вышеназванные персоны – они вам могут пригодиться? Вы с ними контачите?

– С Еленой Борисовной (Мизулиной. – Прим. ред.) мы взаимодействуем. Я вхожу в ряд рабочих групп в Совете Федерации. Она очень опытный политик и опытный человек, который имеет масштабнейший опыт по разработке законопроектов.

- Фактически это заменитель обычного родительского контроля? Эта система.

– Да, это расширенный родительский контроль, который предусматривает безопасность несовершеннолетних. А совершеннолетние граждане могут легко отказаться от этой опции, от этих ограничений.

- Каким образом можно отказаться?

– По-разному – позвонить оператору связи, нажать кнопочку в личном кабинете.

- То есть сначала надо подтвердить личность?

– Да, сначала надо показать паспорт. Именно так устроено все в Великобритании. Там до 18 лет усеченный Интернет. И никто по этому поводу особо не расстраивается, идет и показывает паспорт. И тогда оператор связи понимает, что не несет больше ответственности за нравственное здоровье ребенка, потому что это уже совершеннолетний пользователь Сети.

- Под тэгом «безопасность» сворачивались многие свободы, защита детей в Интернете не приведет к цензуре в принципе?

– Нет, если мы вспомним реестр запрещенных сайтов Роскомнадзора, то под эгидой борьбы с детской порнографией, наркоманией никакой цензуры не появилось.

- А дети ведь смогут просто обмануть идентификацию возраста?

– Нет, не смогут, это не простая баннерная система 18+, а должна быть система подтверждения возраста, тут надо говорить со специалистами в области аутентификации и авторизации. Я думаю, это не проблема.

- Не пора ли законодательно ограничить использование гаджетов детьми? Паспорт дают с 14 лет. Разрешение на смартфон, как вариант, выдавать тогда же?

– Это вопрос к родителям, а не предмет государственного регулирования.

- А почему тогда контент в Интернете для детей должно регулировать государство?

– Потому что это распространение информации. И не должна распространяться вредная информация, преступная и та, которая может принести существенный вред здоровью и развитию детей.

- То есть давать или не давать ребенку инструмент в руки, решат родители, а то, что будет в этом инструменте, решите вы?

– Решит государство, поскольку на государстве лежит основная обязанность по защите своих граждан. И в силу законов, которые есть в нашей стране, государство должно ограничивать или запрещать оборот деструктивной информации. Должно определять ту информацию, к которой могут иметь доступ несовершеннолетние. Это очевидно для дальнейшего выживания нас как нации, как народа.

- Фактически вы ратуете за отмену «презумпции невиновности»?

– Нет-нет. Наоборот, я ратую за «презумпцию невиновности». Информация, которая свободно распространяется в силу архитектуры информационного пространства, действительно трансгранична. Но за этим сложно следить. И многие преступники пользуются этим, чтобы развращать детей. И иногда эти преступники действуют за границей и, более того, именно поэтому Лига безопасного Интернета всегда выступала за то, чтобы вредную информацию удалять, а преступников находить и привлекать к уголовной ответственности. 

- Это ограничение прав родителей, разве нет? Они не могут сами разобраться, какую информацию давать ребенку?

– Нет, это не ограничение прав родителей. Семья определяет сама способы воспитания, какие учебники читать и в какие театры ходить, куда ездить. Что же касается запрещенной информации, опасной, необходимо защищать всех родителей, даже несознательных.

- А вы сами в детстве соблюдали все родительские запреты?

– Нет, не все, и очень об этом жалею.

- Какие не соблюдали?

– Очень часто в жизни детей и подростков возникают опасные ситуации, дети не слушают родителей и делают все по-своему. Моя история не связана с Интернетом. Расскажу о ней как-нибудь в другой раз.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанки.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.