Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

22:17 16.10.2019

Александр Урицкий: Баскетбольный «Зенит» не будут делать "на отвяжись"

Нынешнее жаркое лето в петербургском мужском баскетболе проходит под знаком глобальных перемен, которые затронули большое количество действующих лиц. Одним из них стал легендарный «Спартак», который не дотянул до своего восьмидесятилетия со дня основания всего лишь год. Корреспондент «Фонтанки» встретился с президентом бывшего «Спартака» Александром Урицким, чтобы найти ответы на вопросы, почему клуб с богатой историей канул в Лету, можно было бы спасти команду, в каком виде будет существовать петербургский баскетбол и на многие другие.

Александр Урицкий: Баскетбольный «Зенит» не будут делать "на отвяжись"

Нынешнее жаркое лето в петербургском мужском баскетболе проходит под знаком глобальных перемен, которые затронули большое количество действующих лиц. Одним из них стал легендарный «Спартак», который не дотянул до своего восьмидесятилетия со дня основания всего лишь год. В это же время Петербург живет в волнительном предвкушении от появления подмосковного «Триумфа», который должен стать «Зенитом» и заменить «красно-белых» в Единой лиге ВТБ и Еврокубке. Пока Северная столица ждет этого события, корреспондент «Фонтанки» встретился с президентом бывшего «Спартака» Александром Урицким, чтобы найти ответы на вопросы, почему клуб с богатой историей канул в Лету, можно было бы спасти команду, в каком виде будет существовать петербургский баскетбол и на многие другие. 

Мы договорились о встрече в бывшем доме «Спартака – «СИБУР-Арене» на Крестовском острове, куда руководитель прекратившего существование клуба, прервав незапланированный отпуск, приехал по рабочим вопросам.

- Только что подписал кипу бумаг, – невесело произнес Урицкий. 

Спустя несколько минут мы перемещаемся в полутемный зал, где играл «Спартака». На паркете из канадского клена по обе стороны лицевой линии пока еще красной краской выведено Spartak. Вскоре, прямо во время разговора, в том же зале появляется генеральный директор футбольного «Зенита» Максим Митрофанов, который должен занять аналогичную должность в одноименном баскетбольном клубе. Почти тут же становится известно, что в планах руководства баскетбольного клуба перекрасить паркет баскетбольной арены в сине-бело-голубые цвета «Зенита». Дойдет ли дело до этого, пока неизвестно.


«Спартак» мог прекратить существование еще год назад»

- 31 июля официально стало последним днем «Спартака», который все знают. С какими эмоциями вы встретили этот день? 

– Все эмоции закончились еще в июне, когда мы обо всем рассказали на пресс-конференции, после чего я уехал из Петербурга. Ситуация, в которой оказался «Спартак», была ясна. Было понятно, что произошло, почему произошло. Прошло два месяца, как мы объявили о закрытии клуба, сейчас просто идет техническая работа по ликвидации юрлица. На самом деле продолжаю переживать за большую часть сотрудников клуба, которые пока не смогли найти себе новую работу. Поэтому я продолжаю активно интересоваться, где будут трудиться люди, с которыми я провел два года моей жизни. 

- То есть закрытие «Спартака» восприняли спокойно? 

– Никто ничего не скрывал. Даже два года назад, когда я только приходил в баскетбол и знакомился с людьми, включая руководство Единой лиги ВТБ, бывшее и нынешнее руководство РФБ, были даны все расклады, что я попал в клуб, который был если не персоной нон-грата, то близко к этому. Уже тогда было известно, что бывший глава РФБ и руководитель «Спартака» несколько лет назад  имел неосторожность войти в открытый конфликт с простым болельщиком ЦСКА Сергеем Ивановым. И все, что затем произошло с клубом, стало необратимым следствием этого факта. Мало кто знает, что у нас все могло закончиться еще год назад, но мы каким-то чудом смогли продлить свою жизнь -  поспособствовало открытие баскетбольной арены на Крестовском острове, после чего нам удалось получить деньги от спонсоров. Мы могли закончиться  в середине сезона, и люди спокойно на это реагировали. Нам удалось договориться о том, чтобы команда смогла финишировать, но после этого нам откровенно перекрыли транш. 

То, что произошло со спонсором, по-моему, понятно, внимательные люди ведь все видят и понимают. Компания "НОВАТЭК" после того, как перестала быть спонсором «Спартака», стала спонсором Ассоциации студенческого баскетбола, одного из любимых детищ того же господина Иванова. Так что выбор понятен. Вообще в России нельзя идти против течения, ты не можешь идти против власти. Мы пытались спасти «Спартак». Когда необратимые последствия стали слишком очевидны, мы публично объявляли, что готовы отдать клуб. Это было еще до переезда «Триумфа» в Петербург.

- На итоговой пресс-конференции вы довольно доступно дали понять, что на «Спартаке» отразился конфликт между руководством клуба и руководством Единой лиги ВТБ. Тем не менее сразу после объявлении о закрытии баскетбольная общественность города выступила с критикой в ваш адрес, так, будто бы вы главный злодей во всей этой печальной истории. Когда читали эти высказывания, не хотелось заговорить словами Шурика из «Кавказской пленницы»: «А что, часовню тоже я развалил?» 


– Многие в курсе, что у меня был открытый конфликт с преподавателем баскетбольного интерната Анатолием Штейнбоком. И люди, которые что-то говорили в мой адрес, не скрывали, что они делают это по его личной просьбе. Прочитал, будто бы я спрашивал у Штейнбока, кого он воспитал… На самом деле слова вырваны из контекста, я его спрашивал, где новые игроки за последние десять лет, почему они находятся не в Петербурге, а уезжают в другие города. Фамилии этих баскетболистов я могу перечислить. Конфликт со Штейнбоком стал открытым, когда игроки интерната и ДЮБЛ «Спартака» почему-то уехали на просмотр в ЦСКА. Я, кстати, руководство интерната об этом предупреждал заранее, мне еще говорили: да ты что, этого не может быть. А потом этот факт случился. 

Если вы возьмете интервью у Штейнбока, он расскажет вам много историй про воспитание Кириленко и Мозгова. Но как произошла история с Мозговым, что он за деньги уехал играть в «Химки», так это и продолжается. Кощеев уезжал играть в «Химки», сейчас Акбашев в ЦСКА, Алексеев и Неверов – в «Локомотив-Кубани». Высказывания, которые появились в прессе обо мне, читать довольно смешно. Тем более что, наверное, порадую всех, в том числе Анатолия Иосифовича, – в баскетболе я оставаться не планирую. Однако есть масса людей, которые ничего не пишут, зато желают нам удачи и понимают, что произошло. Всем надо понимать, что я был главой исполнительного органа «Спартака». Я не отвечал за переговоры со спонсорами, это был не мой функционал. Мое дело было контролировать расходы, жить в рамках бюджета, а общение со спонсорами находилось в введении владельцев клуба.

- Известный в прошлом баскетболист Андрей Фетисов, например, выразил претензию, что вы, человек не из баскетбола, во время работы в «Спартаке» пытались вникать в спортивную составляющую, в то время как должны были заниматься только финансами. Я вот убежден, что если бы вы этого не делали, то прозвучали бы упреки, что командой вы не интересуетесь.

– Я прекрасно понимаю, откуда все это идет, благо сам Фетисов в разговоре со мной ничего не скрывал. Давайте так, чтобы всем было понятно: ни «Газпром», ни «Сибур», ни «НОВАТЭК» о моем существовании не знают, поисками финансирования занимались владельцы клуба. Во-вторых, комплектованием команды занимались тренеры в рамках бюджета и задач, которые у нас были.  Да, я знал всех молодых игроков, мы занимались сбором информации, но без участия тренеров не принимали ни одного спортивного решения. Какие спортивные решения я мог принимать, кого ставить на площадку? У нас была концепция, чтобы на площадке играли сильнейшие, а сильнейшие молодые игроки попадали в «Спартак». Все, что мы просили по молодежи, чтобы к нам приходили сильные молодые игроки и не приходили слабые. Когда мы стали разбираться с молодежным баскетболом, обнаружили, что в «Спартак» попадали игроки только из интерната и только через одного тренера. Некоторые из них, мягко говоря, были далеки от баскетбола, и когда они были отчислены из «Спартака», даже не могли себя проявить на чемпионате города. Какие могут быть к нам претензии? Что мы перестали принимать в клуб чьих-то сыновей по звонкам, да? Перестали брать людей, которые по каким-то иным принципам попали в интернат и должны были оказываться в «Спартаке»? 

Когда «молодежку» возглавил Роландас Радвила, мы отрейтинговали лучших игроков 1998 – 1999 годов рождения по нашим критериям. Мне непонятны прозвучавшие претензии, что мы не занимались детским баскетболом. По-моему, по сути, мы только им и занимались. Разве нормальная ситуация, когда тренер команды 1997 года Дмитрий Василевский позволяет себе мне звонить и просить, чтобы мы взяли в «Спартак» его сына, иначе не получим двух игроков, которые нам были нужны? Мы объяснили, что ваш сын не подходит нам по составленным критериям отбора. Василевского-младшего мы не взяли, после чего мы не получили тех игроков, которые нас интересовали. У нас была ситуация с игроками 1996 – 1997 годов рождения, они нам не подходили. Я спрашивал у тренеров, как так работает интернат, если выпускники не могут попасть даже в наш ДЮБЛ? Конечно, когда мы перекрыли поток молодых баскетболистов в клуб, не отвечающих нашим требованиям, мы стали не очень хорошими.  

Андрей Фетисов возглавляет спортивную школу Калининскую района, слышал от него, мол, берите игроков, только заплатите за них, иначе они будут в других клубах. Для меня это удивительная ситуация. Еще когда я сам играл в футбол, все мечтали попасть в «Зенит». В Петербурге существовала единственная баскетбольная команда – «Спартак», и, по идее, тренеры должны были стремиться к тому, чтобы отдавать молодых игроков именно в «Спартак», а затем приводить еще и еще. Так, как это происходит, например, в «Жальгирисе». У нас же тренеры говорят: мы готовы дать игрока «Спартаку», только сначала деньги мне.

«Не планировали продлевать контракт с Кисуриным» 

- Евгений Кисурин посетовал, что о закрытии «Спартака» узнал из новостей в самый последний момент, когда сложно найти новую работу. Хотя вы ясно обрисовали плачевное состояние клуба еще за два месяца до того, как все случилось.

– У Евгения Владимировича Кисурина 31 мая закончился контракт с клубом, он получил все причитающиеся деньги. О чем мы его должны были предупреждать? Далеко не факт, что, если бы «Спартак» продолжил функционировать, контракт с ним был бы продлен. Вернее так: я знаю точно, что контракт продлен бы не был. И он это знает. В прессе высказываются люди, которые оборвали телефоны «Зенита» и которые не слезают с городских спортивных чиновников. Почему ни о чем не говорит Гундарс Ветра, который подписал контракт с курским «Динамо»? Почему не высказывается Антон Юдин, который совершенно спокойно выходит на работу в ЦСКА? Почему люди, которые считают себя квалифицированными специалистами, не находят себе новую работу? Вы не считаете это странным? Если вы обладаете высокой квалификацией, идите, к примеру, работать с детьми. Но туда ведь никто не хочет идти, и ясно почему — там маленькие зарплаты, за такое жены могут выгнать из дома... Честно, господину Гришаеву и господину Кисурину искренне желаю найти себя в российском баскетболе. 

- Упомянутый Анатолий Штейнбок считает, что четыре тренера для профессиональной команды — это много. И что включать в один штаб Гундарса Ветру и Евгения Кисурина было нельзя, так как двум медведям тяжело ужиться в одной берлоге. 

– Это не та ситуация про двух медведей. У нас был главный тренер — Гундарс Ветра, который за все отвечал. Основным ассистентом у него был Мартинс Зибарст. Они и сейчас будут вместе работать в курском «Динамо». Я понимаю высказывание Штейнбока, это аккуратный намек, что у вас не тот главный тренер. Но теперь он работает в команде, которая будет играть в Евролиге, это вопрос о квалификации. Может быть, у нас был перебор по тренерам, одного держали лишнего. Евгений Кисурин и Антон Юдин многое сделали для «Спартака», поэтому мы не стали делать выбор. Но в этом сезоне такой выбор мы бы сделали. 

- По различным интервью Кисурина чувствуется обида на вас, что вы не дали ему шанс после того, как в позапрошлом сезоне не без его участия «Спартак» впервые за десять лет завоевал бронзовые медали ПБЛ. Эти ощущения справедливы?

– Наверное, обида есть. Но позвольте, разве нет в этих медалях заслуги Юре Здовца, который провел практически весь сезон. При нем были обыграны «Химки» и «Локомотив», что позволило нам бороться за награды. Никто не умаляет заслуг Кисурина, при нем были одержаны две победы на финише сезона, хотя игра с «Енисеем» нам не давалась, мы выиграли ее во многом благодаря блок-шоту Зака Райта. Но что тут обижаться? Может быть, мне тоже обижаться, что я не нахожусь, условно говоря, на места Алексея Миллера или Германа Грефа? На кого мне обижаться? Если ты соответствующий тренер, то должен получить предложение. К слову о тренерском штабе, не факт, что в следующем сезоне остался бы на позиции ассистента Антон Юдин. В моем понимании, он недооцененный специалист, я считаю, что он готов к самостоятельной работе, он современный тренер европейской формации. Он, кстати, раньше играл на позиции защитника, что о многом говорит. 

- По мнению Евгения Кусурина, ожидания болельщиков были обмануты. Мол, клуб декларировал намерения опираться на российских игроков, но, подписав контракт с Гундарсом Ветрой, автоматически отказался от своих планов, вновь сделав ставку на легионеров. Вам не кажется такая логика несколько странной? 

– Давайте обратимся к фактам. Мы заняли третье место в России по времени, которое провели на площадке российские игроки, после «Нижнего Новгорода» и «Триумфа». При этом у нас не было российских игроков того уровня, которые были у «Нижнего Новгорода». Не было  Антонова, Губанова, Воронова. Тем не менее мы играли русскими игроками, и часть из них получила игровую практику, которой не было бы в другом клубе. Мы хотели получить Зайцева, Забелина, но не смогли этого сделать — все забыли, в каких условиях мы комплектовали команду. Когда Ветра начинал работу, расстался с частью петербургских игроков, которые закончили свои эпопеи в молодежной команде, но к основному составу оказались не готовы. Давайте посмотрим, Князюк и Писарчук так и не нашли себе клуб хорошего уровня. Когда с ними расставались, тренеры сказали, что если они докажут свой уровень, то тренеры будут рады ошибиться, что сделали такой шаг. К сожалению, уровень игроков, которые выпускаются в Петербурге, не позволяет им проявить себя в профессиональном баскетболе на уровне Единой лиги ВТБ. Давайте не доводить ситуацию до абсурда, если бы мы сформировали команду только из «молодежки» «Спартака», мы бы смешили народ своим выступлением. Тем не менее у нас играли Фидий, Кощееев. Может быть, мы некоторых игроков искусственно подводили к основному составу. Интересный момент: немногие знают, что мы взяли модель «Триумфа», который теперь переезжает в Петербург. Мы хотели взять сильных петербургских игроков, вопреки всему дать им практику и через два-три года прийти к тому, чтобы они стали твердыми игроками основного состава. Это относится к Кощееву, Фидию, петербургским игрокам 1995 – 1996 годов рождения, которых мы привлекали к тренировкам с основным составом, например Ване Викторову. Но надо понимать, что «Триумф» так работает шесть лет, мы шли этим путем только один год. Невозможно за один год сделать то, что другие за шесть. 

«Иванов выдал Красненкову черную метку» 

- Если проанализировать свою работу, есть какие-нибудь вещи, о которых вы теперь жалеете? К примеру, не жалеете, что расстались со спортивным директором Алексеем Карваненом? 

– У нас в клубе работал спортивный директор Станислав Момот, деятельностью которого мы были полностью удовлетворены. Он не был столь же публичным, как Алексей Карванен, и не успел накупить игроков, которые стоят в два раза дороже рыночной цены. Мы расстались с Алексеем по причинам, которые для нас понятны. Я контролировал финансы и понимал, что происходило. После того, как Карванен покинул «Спартак», ушел работать в спортивное агентство,  клиентами которого были игроки клуба — Зак Райт, Лукас Маврокефалидис, Патрик Беверли, бывший тренер команды Юре Здовц. По правде говоря, на них он и трудился.

- После того, как Карванен покинул «Спартак», он говорил: «Агенты — темная сторона баскетбола». Что так повлияло на его мнение, что он сам, по сути, стал агентом? 

– Ну вот так бывает. На работу в баскетбольное агентство он вышел еще осенью прошлого года. Значит, не смог найти себе другую работу, хотя посылал резюме во все клубы Единой лиги ВТБ. Смешная ситуация — Алексей всем рассказывал, какие агенты плохие, хотя сам же перешел в агентство. Never say never again – никогда не говори никогда. Карванен знает, за что он уволен из «Спартака». Повторюсь, что никто из игроков «Спартака», которые вынуждены были покинуть клуб прошлым летом, не нашел себе такую же зарплату в другом клубе. 

- По словам Алексея Карванена, владельцы команды понимают только язык денег, и им сложно объяснить, почему результат команды такой, а не иной. Вы когда-нибудь ощущали на себе давление владельцев «Спартака»? 

– Как такового давления не было. У нас был план работы на три года, исходя из той концепции, которую мы выбрали. Пусть лучше Карванен расскажет, почему в клубе была политика, что можно купить любого игрока. И не важно, откуда он — петербуржец, не петербуржец, будь то Курбанов, Яковенко, Каширов. Почему он отдал на откуп формирование всей «молодежки» одному тренеру интерната, и в итоге в команде оказывались далеко не сильнейшие молодые игроки. 

- Вопрос, который меня давно интересовал: а у владельца «Спартака» был к нему реальный интерес? В прессе просачивалась информация, что реально руководил клубом Красненков-младший, которого якобы часто видели в раздевалке команды.

– Я возглавлял исполнительный орган «Спартака», здесь больше нечего добавить. Информация про то, что Красненков-младший часто бывал в раздевалке, бред вообще. Он там был однажды, в моем присутствии. Александр Красненков у нас был трижды, разговаривал со мной, Ветрой и тренером по физподготовке Артемьевым. Ни в какие спортивные дела он не влезал. Тем не менее интерес к клубу чувствовался. Красненков до последнего пытался спасти «Спартак». Более того, были потенциальные возможности для спасения клуба, но губернатор отказывался от встреч. Думаю, не случайно – так сложилось, что три года назад Красненков получил от Иванова "черную метку"... Владельцы никогда не скрывали, что приоритет «Спартака» – чемпионат России, и что этот турнир интереснее Единой лиги ВТБ. Сейчас у Лиги была уникальная возможность создать открытый чемпионат России после отказа участвовать в ней «Жальгириса», «Летувос Ритас» и «Нептунаса». Можно было дать дорогу 14 российским клубам. Сейчас же там всего лишь 10. Российский баскетбол идет не самым правильным путем, по сути, для российских игроков создано всего лишь 50 рабочих мест. К сожалению, Лига не отвечает интересам российского баскетбола.

«Интернат не давал молодых игроков, отвечающих требованиям клуба»

- Анатолий Штейнбок считает, что при вашем участии была развалена вертикаль юношеского баскетбола. Кроме того, он посетовал, что молодые петербургские баскетболисты играют где угодно, только не в «Спартаке». 

– Пусть покажет этих игроков, которые могли оказаться в «Спартаке». Мне самому интересно на них посмотреть. Опять же, интернат выпускает баскетболистов, которые не подходят нашему клубу по определенным критериям. Я общался с представителями спорткомтета, предлагал создать систему подбора игроков, создать своеобразный тренерский совет, куда бы вошли тренеры нашей «молодежки» Щетинин и Радвила с правом совещательного голоса.  Я считаю, что у наших спортивных школ существует проблема горизонта планирования. Тренеры думают о том, как бы продать игрока в какой-нибудь клуб или выиграть чемпионат города, чтобы получить прибавку к зарплате. 

- Почему отделение баскетбола интерната нельзя было включить в систему «Спартака»? 

– Мы шли по этому пути. Все лучшие игроки 1996 – 1998 годов рождения оказались у нас, что вызвало непонимание со стороны руководства интерната. Вообще, глобально, отделение баскетбола находилось при команде мастеров. Штейнбок получал зарплату в «Спартаке», потом мы пришли к пониманию, что это не совсем правильно. Мы были готовы заплатить деньги за игрока, если бы увидели в нем, условно говоря, второго Кириленко. Но опять же, из интерната приходят такие игроки, которых заново надо переучивать. Если не считать Мозгова и Понкрашова, то мы увидим, что петербургских игроков нет ни в одной сборной. Значит, что-то не так в консерватории. Что касается юношеского баскетбола, то мы заключили с интернатом договор о взаимодействии, вели переговоры с еще одной петербургской спортивной школой. Но не довели работу до конца, так как клуб закрылся. Но опять же, за последние два года никто из молодых игроков, отвечающих требованиям «Спартака», не прошел мимо клуба. Только сейчас, когда клуб закрылся, Илья Попов перешел в «Нижний Новгород», а Сергей Балашов – в «Динамо».

- Вы можете понять тренеров, которые вынуждены продавать игроков?

– Это вопрос спорный. Понять их, конечно, можно, в спортивных школах маленькие зарплаты – от 20 тысяч рублей. С другой стороны, мы тоже не можем платить за каждого молодого игрока. Когда ребята попадают в ДЮБЛ, они еще никто и звать их никак. Мы обсуждали с Радвилой проблему, ее решением могла бы стать система поощрения тренеров, которые готовят игроков для «Спартака». Мотивация работать у тренеров должна быть, мы думали ввести систему стипендий. На самом деле у нас были разные варианты решения проблемы. Но когда мы пытались упорядочить систему юношеского баскетбола, добиться того, чтобы игроки к нам могли приходить не только из интерната, но и из других спортивных школ, начались конфликты. 

- Тем не менее молодые петербургские игроки все-таки есть в других клубах. 

– В «Спартак» не шли молодые петербургские баскетболисты, потому что несколько лет назад существовала концепция, что не важно, откуда игрок. Я разговаривал с одним из тренеров, чьи игроки сейчас находятся в «Триумфе». Он честно сказал, что, если бы он отдал этих ребят не в «Триумф», а в «Спартак», они бы не заиграли. И он глобально прав. Речь, кстати, идет о Вихрове и Разумове, которые сейчас будут играть в «Зените». «Триумф» занимался тем, что выращивал российских игроков. А последний игрок, которого привлекал к основному составу Юре Здовц, был Фидий, да и то это произошло, когда в «Спартаке» снизились трансферные  возможности.  

- Как вы считаете, когда в Петербурге появится «Триумф», который переезжает в Петербург со всей структурой, молодые петербургские баскетболисты будут попадать в клуб? 

– Я думаю, что рано или поздно произойдет так, что они будут попадать в «Зенит». У «Зенита» будет больше возможностей, чем у «Спартака». Если система юношеского баскетбола будет создана, то не вижу перспектив у нового «Спартака», о создании которого объявила Федерация баскетбола города. Потому что лучшие молодые игроки будут попадать в «Зенит», и я считаю это правильным. 

«Спартаку» не предлагали сменить название клуба»

- Существует две точки зрения на переезд «Триумфа» в Петербург. Первая, что смысла в этом нет, так как можно было создать новую команду на базе «Спартака». Вторая – противоположная: пусть будет «Зенит». Какова ваша точка зрения?

– Случилось то, что случилось. В решении закрыть «Спартак» были политические мотивы. Конечно, то, что это произошло, ужасно и глупо, так как изначально можно было сохранить клуб в Петербурге. Но раз случилось то, что случилось, надо встать на позицию обывателя, простого болельщика. Переезд «Триумфа» – вариант гораздо лучше, нежели если бы в Петербурге появилась команда, условно, уровня женской «Ладоги», где люди дальше чемпионата города не смотрят. А так петербуржцы получат возможность увидеть сильнейшие команды – ЦСКА, «Локомотив», УНИКС, и это хорошо. Согласитесь, это лучше, чем если бы в Петербург приезжали команды уровня, условно, «Рязани». Вообще, я так понимаю, переезд «Триумфа» сбил планы спортивных чиновников, которые гонятся за обещанными 50 миллионами рублей и мечтают их освоить. То, из-за чего все произошло, глупо. Но путь будет «Зенит». 

- По спасению «Спартака», точнее – созданию нового «Спартака», развернулось сразу несколько независимых кампаний....

– ...И развернула их компания людей, которые не попали в «Зенит», уж давайте называть вещи своими именами. Вообще, если появится еще одна команда в Петербурге, это само по себе неплохо. Команды уровня Суперлиги нам на самом деле не хватает, потому что одна из проблем – не только баскетбола, но и спорта вообще, — переход из детского спорта на взрослый уровень. Важно, как будет реализован проект. Если команда будет создана из игроков 22 – 24 лет, прошедших «молодежку», но оказавшихся не востребованными профессиональными клубами, а также ветеранов, которые приедут завершать карьеру, это путь в никуда, в моем понимании, пустая трата денег. Если же это будет молодежный проект, команда, состоящая из ребят 17, 18, 19 лет, которым нужно получать игровую практику, и не ставящая перед собой глобальных спортивных целей, – это другое дело. Но вопросы остаются... Кто, к примеру, должен тренировать эту команду? Есть сомнения, что нужно отдавать молодых игроков Гришаеву и Кисурину...

- Скажите, во время вашей работы в «Спартаке» поступали предложения о передаче клуба в другие руки? 

– Никто никаких предложений нам не делал. Было только одно решение – куратор российского баскетбола не хотел, чтобы был «Спартак». А у Льва Валерьяновича Лещенко оказалось больше лоббистских возможностей, он вовремя провел переговоры с Миллером и Ивановым о переезде «Триумфа». 

- Откуда слухи о том, что «Спартаку» предлагали переименовать клуб в «Зенит», но владелец не согласился? 

– Никто не вел себя, как собака на сене, никто клуб в своих руках не удерживал. Я интересовался этим вопросом, владелец был готов отдать клуб. И мы ведь говорили: берите, забирайте клуб. И делали это не ради пиара. 

- Вы понимаете Евгения Кисурина, который обратился к Алексею Миллеру с просьбой найти возможность для финансирования новой команды, которая была бы создана на базе «Спартака»?

– Мое мнение, дело тренера – тренировать, а не писать письма. Каждый должен заниматься своим делом. Я желаю  Кисурину проявить себя на тренерской должности и состояться в российском баскетболе, чтобы не было так, что все вокруг виноваты. Вот наш игрок Стивен Беррт потерял работу, однако смог ее найти в польском клубе «Зелена-Гура». Андрей Кощеев, скорее всего, перейдет в «Зенит». Не думаю, что секрет, что супруга Евгения Кисурина — агент, и когда он возглавлял «молодежку» «Спартака», в основном играли игроки, являющиеся клиентами его жены, и все об этом знали. 

- Всем известно, что у футбольного «Зенита» большие амбиции – в этом сезоне, к примеру, цель попасть в десятку сильнейших клубов Европы. Как вы считаете, у «Зенита» баскетбольного цели будут сопоставимые? 

– Может быть. В баскетболе, кстати, в десятку лучших клубов Европы войти проще, чем в футболе. После испанского чемпионата наша лига вторая по силе на континенте. Я не знаю, какие задачи будут стоять перед клубом, какое финансирование будет у «Зенита» через год или два. 

- Согласитесь, если в руководстве баскетбольного «Зенита» будут такие люди, как Александр Дюков и Максим Митрофанов, вряд ли возможны другие задачи, кроме высоких.

– Ну, такой состав руководства «Зенита» точно гораздо профессиональнее выступающих в роли Чипов и Дейлов спасителей «Спартака». Я не работаю в «Газпроме», чтобы знать, что там думают по поводу баскетбола. Но интуитивно можно предположить, что если в футболе у «Зенита» серьезный бренд, то ясно, что баскетбольный клуб не будут делать на "отвяжись". В этом сезоне команда не будет претендовать на что-то серьезное, так как решение о создании клуба было экстренное, политическое, в том числе на фоне предвыборной кампании губернатора. В дальнейшем, думаю, будет поступательный подход к развитию клуба. 

- А вообще «Газпрому»-то нужен баскетбол? 

– Не знаю. Но давайте вспомним, когда семь лет назад спасали «Спартак», решение принимал Алексей Миллер. 

«В России детский баскетбол и клубы живут каждый своей жизнью»

- Вообще вы не жалеете, что два года назад круто изменили свою жизнь и окунулись в профессиональный баскетбол?

– Совершенно нет. Я для себя нашел ответ на вопрос, почему наша страна раньше занимала третье место на Олимпиаде, а сейчас не попадает на чемпионат мира и пробивается на чемпионат Европы сквозь сито квалификации. В моем понимании, российский баскетбол идет по пути водного поло или гандбола, то есть по пути снижения результатов, хотя рядом есть успешный опыт волейбола. Мало кто задействует всю вертикаль баскетбола. Посмотрите, ни у одного клуба нет собственной школы. Для меня неудивительно, что юношеские сборные России до 18 и 20 лет находятся в Европе во второй десятке. Пока у нас хватает баскетболистов, но через два-три года, когда поколение Курбанова, Вяльцева, Мозгова будет постепенно сходить, им на смену некому будет прийти из молодежи. Уже сейчас ЦСКА не может комплектоваться качественными русскими игроками, они берут Коробкова и Стребкова. Проблема в том, что простой болельщик ЦСКА занимается не тем, чем должен заниматься, а большое количество людей не может ему сказать, что «вы ошибаетесь». Дом не может строиться, если нет фундамента. Баскетбольная вертикаль разбита, есть детский спорт, а есть клубы, которые ставят перед собой задачу выиграть Евролигу. Это две разные пирамиды, которые живут разной жизнью, единой системы нет. У нас деформированное состояние баскетбола – в клубном баскетболе денег много, в массовом картина прямо противоположная за исключением отдельных случаев, как московская команда МБА. То, что каждый живет своей жизнью, лишний раз подчеркивает длительная перепалка между руководством баскетбола и Лиги. И пока баскетбол будет существовать в таком виде, пока Лига и РФБ ставят перед собой разные задачи, мы будем получать отказников от сборной, как это случилось сейчас с Воонцевичем, Кауном, Фриздоном. Абсурдно, когда сборная не является для игроков целью, когда мы слышим разговоры об усталости за сезон. Даже министерство спорта пытается навести порядок в нашем баскетболе. И  когда происходит ситуация, что руководитель топ-клуба позволяет себе ироничные высказывания в адрес министерства спорта, что оно ничего не понимает, то это значит, что что-то идет не так. Буду рад ошибиться, но, по моим ощущениям, все идет к тому, что сборная России не попадет на Олимпиаду. 

- После работы в «Спартаке» желание работать в баскетболе у вас осталось? 

– Как мне кажется, интерес к работе в баскетболе у меня иссяк. Разобрался в процессах и разобрался. Если говорить о работе, то меня больше интересует, кто собственник и какие задачи стоят. 

- Что будете делать, если, предположим, через какое-то время «Зенит» предложит войти в структуру клуба? 

– Маловероятно, что это произойдет. Вернее, по определенным обстоятельствам не представляю, чтобы это было возможным. 

- Но предложения из мира спорта вас могут заинтересовать?

– Все зависит от того, кто предлагает. Не так важна сфера деятельности, спорт это или не спорт. Само по себе наличие предложения меня мало интересует, как и работа ради работы. Повторюсь, что меня прежде всего интересуют личность владельца и задачи, которые передо мной стоят. Какие задачи, это кризисный менеджмент или что-то еще, мне интересно разбираться. Пока я не думал о своем будущем, так как посвящаю время семье, наслаждаюсь летом, отдыхом, набираюсь сил. Осенью буду присматриваться, где продолжить карьеру. Если говорить о сфере спорта, мы затрагивали эту тему – никогда не говори никогда. 

 

Беседовал Артем Лисовский

 

Смотрите также: Почему ушел баскетбольный «Спартак». «В теме» Артем Лисовский.


Смотреть в новом окне "Фонтанка.ру"

 

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор