Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

19:03 17.11.2019

Никита Леонтьев оправдан посмертно

Более чем через 2 года после роковой встречи с полицейскими подростка Никиты Леонтьева Невский суд Петербурга установил - в январе 2012-го мальчик не совершал уличного грабежа, раскрывая который сотрудники полиции его забили в опорном пункте. Оправдательный приговор бросил тень на настаивающие на факте грабежа Следственный комитет, МВД и прокуратуру. Единственной правой во всей этой истории оказалась мать подростка Ольга Леонтьева. Она с первых минут заявила, что ее сын невиновен, верила в это до конца и вернула Никите незапятнанное имя.

Никита Леонтьев оправдан посмертно

Архив "ТС"

Более чем через 2 года после роковой встречи с полицейскими подростка Никиты Леонтьева  Невский суд Петербурга установил – в январе 2012-го мальчик не совершал уличного грабежа, раскрывая который сотрудники полиции его забили в опорном пункте. Оправдательный приговор бросил тень на настаивающие на факте грабежа Следственный комитет, МВД и прокуратуру и оставил открытым вопрос: а было ли преступление вообще, или его «нарисовали» полицейские? Единственной правой во всей этой истории оказалась мать подростка Ольга Леонтьева. Она с первых минут заявила, что ее сын невиновен, верила в это до конца и вернула Никите незапятнанное имя.

В воскресенье, 22 января 2012 года, петербургский главк на официальном сайте разместил информацию о служебной проверке в отношении сотрудников 75-го отдела Невского УМВД. Сообщалось, что ночью полицейские по подозрению в грабеже задержали подростка, в скором времени умершего. Им оказался 15-летний Никита Леонтьев. Другие участники драмы – потерпевшая Светлана Кузьмина с улицы Шотмана, заместители начальника 75-го Алексей Малых и Олег Прохоренков и участковый Денис Иванов. Причиной смерти эксперты назвали перелом височной кости, а точек приложения силы насчитали не меньше 79.

Описанная на сайте главка диспозиция сохраняла жизнеспособность до 16 июня 2014 года. Леонтьева Следственный комитет до последнего считал грабителем, избившим Кузьмину и забравшим сумку с наличностью в 300 рублей и дешевой косметикой. Прохоренкова и Иванова – перестаравшимися при его поимке «оборотнями», превысившими в состоянии алкогольного опьянения должностные полномочия, в итоге чего подросток получил травмы, не совместимые с жизнью. Малых, вероятно, тоже привлекли бы к ответственности, но 5 февраля 2012-го он умер. Трагедию в опорном пункте венчала мысль, в чьих-то глазах оправдывающая полицию, – смерть подростка явилась побочным фактором раскрытия преступления.

В отличие от дела в отношении Прохоренкова и Иванова, широко освещенного СК в прессе, посмертное уголовное преследование Никиты Леонтьева шло незаметно. Несколько раз следствие предлагало матери Ольге Леонтьевой прекратить дело в связи со смертью, но она отказывалась. Предложенная формулировка, без реабилитации, навсегда оставляла на Никите печать преступника. К осени 2013-го статус обвиняемого за ним закрепили, прокуратура утвердила обвинительное заключение и передала материалы в Невский районный суд. 16 сентября судья Татьяна Михайлова провела предварительное слушание и начала процесс, который длился ровно 9 месяцев.


За это время приговор услышали участковый Иванов и замначальника 75-го Прохоренков. Суд признал их виновными. В показаниях фигуранты придерживались первоначальной версии: Леонтьева задержали в полной уверенности его причастности к грабежу. Да и Кузьмина, дескать, подростка сразу опознала.

Процесс над Леонтьевым такой однозначностью похвастать не мог. Адвокаты семьи подростка Алексей Добрынин и Сергей Токарев и судья Татьяна Михайлова въедливо изучали показания свидетелей, вызывали их снова и снова и ловили на значимых противоречиях. Некоторые в конце концов признавались, что были в ту ночь пьяны и могут не помнить обстоятельства. Кроме того, телефонные соединения опровергали указанное местонахождение свидетелей обвинения.

Потерпевшая Светлана Кузьмина широтой разночтений вообще ставила в тупик. То опознала налетчика по одежде и лица его при нападении не разглядела. То, увидев Никиту, именно по лицу уверенно указала: он. С допроса на допрос кочевало совершенно разное описание якобы похищенной сумки. Назывались противоположные цвета и ее происхождение: либо это подарок за три тысячи рублей, либо покупка – за одну. Соответственно разнился и ущерб в результате предполагаемого грабежа. Детектор лжи, через который пропустили Кузьмину, отметил неоднозначную ее психофизиологическую реакцию на основные вопросы, в том числе: действительно ли Никита Леонтьев совершил в отношении нее грабеж.

Судья Михайлова признала недопустимым главное вещественное доказательство – сумку. Как заявила Кузьмина, ту самую, якобы похищенную и возвращенную полицейскими, она в свое время выкинула при переезде, а следователь включил в материалы совершенно другую, не подходящую под описание.

Еще до процесса МВД и Следственный комитет своими же действиями "вымыли" из дела основное – мотив. Прохоренков и Иванов заявляли, что сразу после задержания Леонтьев якобы им признался в долге 1,5 тысячи рублей знакомому, что и толкнуло его на грабеж. Следствие, похоже, этим и успокоилось, хотя слова подростка не могли быть признаны и закреплены процессуально и фигурировать в деле. Беседа в опорном пункте на Шотмана проходила без родителей или иных представителей, и что мог наговорить напуганный Никита в обществе пьяных офицеров – один бог да они сами знают.

Неделю назад в прениях гособвинитель все же попросила признать Леонтьева виновным в грабеже и прекратить уголовное преследование в связи с его смертью.

Сегодня, 16 июня, приговор огласили.
«Обвинение строится исключительно на противоречивых показаниях потерпевшей, а все доказательства по делу – производные от них. Дополнительных доказательств причастности Леонтьева представлено не было», – резюмировала судья.


Через 2,5 года Следственный комитет  вернулся к тому, от чего отталкивался, – к путанице и бессмыслице версии о нападении Леонтьева на Кузьмину. Суд в порядке статьи 306 УПК направит уголовное дело главе ГСУ СК по Петербургу Александру Клаусу для нового предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. В сухом остатке: грабеж действительно был, но полиция задержала и забила до смерти случайного человека.

Адвокат Алексей Добрынин пояснил корреспонденту «Фонтанки» тонкости судебного процесса:

«Следствие, на первый взгляд, собрало огромную доказательную базу. По ней выходило, что преступление совершено, и многие свидетели якобы видели Никиту. Однако в рамках судебного следствия мы передопросили свидетелей, и выявились существенные противоречия. В оправдание они заявили, что показания на предварительном следствии либо выдумали, либо следователь сам их сочинил, а они не глядя подписали. Складывается впечатление, что полицейские, а в дальнейшем и Следственный комитет с прокуратурой, до конца бившейся в суде за обвинительный приговор, хотели хоть как-то оправдать действия сотрудников, привлеченных за смерть Никиты. Судья Татьяна Михайлова досконально разобралась в этом непростом деле и выяснила, что противоречий в доказательствах – масса. Приговор закономерен.

Ольга Леонтьева после оглашения едва заметно расслабилась. Она пошла ва-банк и оказалась права. Суд оправдал сына, к чему она призывала еще 1 марта 2012 года, и оставил за ней право на реабилитацию. Включает она, в том числе, возмещение морального вреда и имущественного и официальное извинение прокурора от имени государства.

- Я бы хотела услышать извинение только от одного человека – следователя Артура Нахшунова. За некорректное ведение предварительного следствия и хамское отношение ко мне, не достойное не только представителя государства, но и мужчины, – сказала «Фонтанке» Ольга Леонтьева.

– Вам стало легче?

– Немного отпустило от чувства восстановленной справедливости. С другой стороны – горше. Дочка все время спрашивает: за что они погубили Никиту? Теперь-то, получается, у меня есть ответ: ни за что. От этого, как ни странно, только больнее».

– Прокуратура, вероятно, обжалует оправдательный приговор.

– На ее месте я бы не стала этого делать. Признавать ошибки надо с честью, если не получается их не совершать.

Александр Ермаков,
«Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор