0

Судный процесс на основе материнского инстинкта

В Невском суде Петербурга начался процесс над Никитой Леонтьевым, который скончался после избиения в участковом пункте полиции. Приговор поставит точку в споре, кого забили в участковом пункте: случайную жертву или грабителя. Это важно прежде всего для матери подростка, которая больше года отказывалась признавать в своем сыне преступника. Главной интригой в суде должна стать потерпевшая, местонахождение которой вряд ли известно даже следствию.

ПоделитьсяПоделиться

В Невском суде Петербурга начался процесс над Никитой Леонтьевым, который скончался после избиения в участковом пункте полиции. Приговор поставит точку в споре, кого забили в участковом пункте: случайную жертву или грабителя. Это важно прежде всего для матери подростка, которая больше года отказывалась прекратить дело и фактически признать вину сына. Главной интригой в суде должна стать потерпевшая, местонахождение которой вряд ли известно даже следствию.

16 сентября на предварительном слушании судья Татьяна Михайлова объявила, что процесс пройдет в режиме закрытого заседания. Сослалась на пункт статьи 241 УПК РФ (рассмотрение уголовного дела о преступлении, совершенном лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста). В судебных кулуарах говорят, что огласка и наплыв журналистов невыгодны Фемиде. Слишком уж неоднозначным обещает быть процесс.

“У нас много вопросов к качеству расследования, - уточнил в разговоре с корреспондентом “Фонтанки” адвокат Алексей Добрынин. - Например, на следующем заседании мы заявим ходатайство об исключении из списка вещественных доказательств сумки, которую якобы отобрал Никита. Сразу после задержания подростка полицейские отдали ее потерпевшей. В деле этот вещдок появился через два месяца. Но нет никаких гарантий, что следователи изъяли ту самую сумку”.

Разные трактовки

В криминальные сводки подросток попал в ночь на 22 января 2012 года. Судя по обзорной справке полицейского главка, Леонтьева задержали по горячим следам после нападения на женщину - 46-летнюю Светлану Кузьмину, которая в подпитии возвращалась из гостей. Офицеры Невского УМВД Денис Иванов, Олег Прохоренков и Алексей Малых услышали крик Кузьминой, бросились на помощь. Задержали Никиту Леонтьева и доставили в участковый пункт для разбирательства. Через пару часов подросток умер в карете скорой помощи. Причина смерти - черепно-мозговая травма с переломом левой височной кости.

Полицейских привлекли за смертельное избиение и превышение должностных полномочий. Их судьба сложилась по-разному. Малых умер от инфаркта 5 февраля 2012-го, Иванов заключил соглашение со следствием и получил 6,5 лет строгого режима, а Прохоренков продолжает настаивать на своей невиновности в рамках отдельного судебного процесса.

На фоне резонансного раскрытия служебного преступления дело о грабеже померкло. Никиту Леонтьева привыкли считать жертвой “оборотней”. Но все это время процессуально он числился сначала подозреваемым, а потом обвиняемым в уличном нападении. Подростку посмертно вменили статью 161, пункт “г” части 2 УК РФ (грабеж с применением насилия, не опасного для жизни).

Судье в процессе над погибшим подростком придется разбираться в немалом количестве противоречий. В частности, как рассказал "Фонтанке" Игорь Чигирь, адвокат бывшего заместителя начальника 75-го отдела Олега Прохоренкова, потерпевшая Кузьмина изначально утверждала, что полицейский не участвовал в избиении Никиты, а через пару месяцев заявила обратное. Она же в разговоре с корреспондентом “Фонтанки” утверждала, что именно Олег Прохоренков задержал злодея. А в официальной версии значится, что он остался с потерпевшей, пока Малых и Иванов гонялись за подозреваемым.

Процессуальные игры

Уголовное дело в отношении Никиты Леонтьева шло до суда 1 год и 8 месяцев. Некоторые юристы полагают, что длительность следствия  связана со скудной практикой ведения дел, где фигурантами проходят умершие. Якобы правоохранители теряются в формулировках при направлении материалов прокурору для утверждения обвинительного заключения с дальнейшей передачей в суд.

Старший юрист компании Pen&Paper Сергей Токарев, с коллегой Алексеем Добрыниным безвозмездно представляющий интересы матери подростка Ольги Леонтьевой, допустил иную версию. Возможно, следствие хотело заручиться положениями статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса “Преюдиция”, которая позволяет суду признавать обстоятельства, установленные вступившим в силу приговором, без дополнительной проверки. А потому, если следовать логике юриста, сначала нужно было дождаться обвинительного приговора Денису Иванову. В нем-то злодей, напавший на Кузьмину, персонифицирован, - Никита Леонтьев.

“Одно дело забить - случайного малолетку, а другое – матерого гоп-стопщика. Преступника задерживали, с риском для жизни, перестарались, бывает”, - объяснил Токарев в блоге “Фонтанки”. Другая процессуальная возможность избежать пристального внимания к нашумевшему делу - прекратить уголовное преследование по нереабилитирующим основаниям, в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого. Как пояснила “Фонтанке” мать Никиты Ольга Леонтьева, следователь Артур Нахшуманов вышел к ней с официальным предложением летом 2012 года. “Еще несколько раз некоторые правоохранители намекали мне при неформальном общении, что им было бы проще сдать дело в архив и забыть о нем, - поделилась она. - Мне кажется, силовикам важно считать сына грабителем. Тогда общественность забудет про экспертизу, насчитавшую на теле ребенка больше 60 повреждений”.

Ольга Леонтьева от предложения следствия отказалась. Она хочет реабилитировать сына. Уверена, что он не совершал преступления.

“Вообще-то я готова к любому исходу, - сказала она “Фонтанке”. - Моя мотивация - материнский инстинкт. Обидели ребенка - надо защищать. Да, следователи делают свою работу. Сына бес попутал? Хорошо, докажите. Приму. По мне, не очень-то у них пока получается”.

Антиконституционно

Судебные процессы над умершими и погибшими в России редки, но все же случаются. Начало им положил Конституционный суд. До 2011 года следователи пользовались юридическим пробелом в УПК, который позволял прекращать уголовное преследование умерших фигурантов без согласия их близких родственников. При этом дела закрывали по нереабилитирующим основаниям. В юридических анналах обвиняемые оставались преступниками, а их законные представители не имели права на восстановление доброго имени погибшего, возмещение имущественного вреда и компенсацию морального. КС признал эту норму закона антиконституционной.

Первой по новым правилам посмертно судили врача Ольгу Александрину, обвиненную в трагическом ДТП с участием автомобиля вице-президента ЛУКОЙЛа Анатолия Баркова в феврале 2010 года. В июле 2013-го женщину все же признали виновной и не нашли оснований для реабилитации.

В том же месяце, и с тем же результатом, закончилось уголовное дело против адвоката Сергея Магнитского, умершего в СИЗО в 2009 году. В реабилитации ему суд отказал и оставил в силе позицию обвинения - адвокат, разработавший схему уклонения от налогов, причастен к хищению 522 миллионов рублей. 

В настоящее время в суде города Ломоносова идет процесс над погибшим летчиком Александром Голубевым. Следствие признало 59-летнего пилота виновным в авиакатастрофе в августа 2011 года. Три пассажира наняли самолет ЕЭВС СТ-2 для предсвадебного мальчишника в небе. Голубев, по версии правоохранителей, на 300-метровой высоте в районе поселка Ропша, вследствие небрежного пилотирования не выдержал установленные параметры скорости, допустил отклонение рулей высоты и направления, что привело к выходу самолета на закритические углы атаки, сваливанию в штопор и удару с землей. Все погибли. Пилоту вменили “нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшие по неосторожности смерть двух или более лиц”. Дочь Александра Голубева не согласилась с обвинением и для защиты честного имени отца настояла на судебном разбирательстве. Процесс идет в общем порядке. Единственная, как уточнили в следствии, его особенность - физическое отсутствие подсудимого.

- Свидетелей уже допросили, идет исследование доказательств, - сообщили “Фонтанке” в Северо-Западной транспортной прокуратуре.

Если Александра Голубева признают виновным, уголовное дело прекратят в связи с его смертью.

Разные суммы

Доводить дело Никиты Леонтьева до суда, рискуя реабилитирующим приговором, следствию могло быть невыгодно не только из-за возможных репутационных потерь, но и финансовых издержек. На слуху еще иски к Российской Федерации со стороны оболганных фигурантов. В 2011 году оправданные по делу о покушении на Валентину Матвиенко Тимур Саидгареев и Владислав Баранов добились реабилитации и компенсации - 150 тысяч и 100 тысяч рублей соответственно. Хотя они заявляли ходатайства на 3 миллиона и 5 миллионов.

В 2012 году бывший проректор Полярной академии Владимир Лукин, которого незаконно обвинили в организации покушения на начальницу Кермен Басангову, отсудил у государства 1 миллион рублей в качестве компенсации морального вреда.

Рекорд поставил бывший начальник Санкт-Петербургской таможни Иван Мушкет, которого в 2006-2007 годах обвиняли в превышении должностных полномочий и получении взятки. Он добился внушительного возмещения имущественного вреда и компенсации морального за незаконное уголовное преследование. В 2009 году высокопоставленного чиновника признали невиновным по всем четырем эпизодам с реабилитирующей формулировкой “в связи с отсутствием состава преступления”. Через суд Мушкет взыскал с государства почти 3,5 миллиона рублей. 

“Столь крупные суммы - скорее исключение из правил, - отметил в разговоре с корреспондентом “Фонтанки” адвокат Владислав Лапинский, представлявший интересы Тимура Саидгареева. - Обычно суды, удовлетворяющие право на реабилитацию, назначают суммы в десятки, реже - сотни тысяч рублей. Во всяком случае, устоявшейся практики и более-менее конкретной “вилки” нет. Очень многое зависит от позиции судьи”.

Параллельными процессами

3 октября в Невском райсуде пройдут слушания по обвинению Никиты Леонтьева в грабеже и Олега Прохоренкова - в смертельном избиении подростка. Рано или поздно экс-полицейского вызовут на допрос по “леонтьевскому” делу в качестве свидетеля.

“Мой подзащитный еще не давал показания в качестве обвиняемого, - сказал корреспонденту “Фонтанки” адвокат Игорь Чигирь. - Но у него, насколько я знаю, не будет проблем с тем, что говорить на своем суде, а что - на суде по делу подростка. У Прохоренкова нет сомнений, что грабеж совершил Никита Леонтьев, которого и задержали по горячим следам. Позиция Олега - видел преступление, не задерживал подозреваемого, был очевидцем, как Иванов выбивал показания из подростка, и приказывал ему прекратить избиение".

Еще одно значимое процессуальное лицо на обоих процессах - потерпевшая Кузьмина. Ее хотят допросить все адвокаты. Но с приводом женщины могут возникнуть трудности. На предварительном слушании по делу Леонтьева ее не было, хотя помощник судьи несколько раз, громко и настойчиво, искала женщину в коридорах. Возможно, и в будущем картина повторится. Квартиру Кузьмина, по информации “Фонтанки”, продала, ее местонахождение неизвестно - женщина, учитывая ее асоциальный образ жизни, может быть где угодно.

Александр Никитин, "Фонтанка.ру"


© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...