18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
21:35 16.07.2018

Особое мнение / Александр Покровский

все авторы
13.02.2014 12:15

Делу предан

Контр-адмирал Апанасенко Вячеслав Михайлович застрелился из наградного пистолета. Рак поджелудочной железы на последней стадии, жуткие боли и ошалевшие от метаний по врачам родственники. Не нашлось для адмирала обезболивающих средств. «Прошу никого не винить, кроме Минздрава и правительства». Интересно, сколько еще адмиралов должно застрелиться, чтоб к проблеме обеспечения умирающих обезболивающими государство повернулось бы нужным местом?

Контр-адмирал Апанасенко Вячеслав Михайлович застрелился из наградного пистолета. Рак поджелудочной железы на последней стадии, жуткие боли и ошалевшие от метаний по врачам родственники. Не нашлось для адмирала обезболивающих средств.

«Прошу никого не винить, кроме Минздрава и правительства. Сам готов мучиться, но видеть страдания своих родных и близких непереносимо».

Интересно, сколько еще адмиралов должно застрелиться, чтоб к проблеме обеспечения умирающих обезболивающими государство повернулось бы нужным местом?

А почему только адмиралов? А если б стрелялись рядовые и мичманы?  

Что же творится с нашим государством?

И есть ли оно у нас вообще?

Контр-адмирала Апанасенко я знал. Служили вместе. Он был флагманским моей дивизии АПЛ в Гаджиево.

Флагманский ракетчик, отличный специалист.

В советские времена в характеристиках обязательно писали: «делу предан». Так вот Вячеслав Апанасенко был предан своему ракетному делу и без этой записи. И это знали все. В дивизии очень быстро узнают, кто и чего стоит и с кем в море идти можно, а с кем нельзя ни под каким видом.

С Апанасенко в море ходить было можно.

Что только у нас ни происходило с ракетным оружием – времена были такие, холодная война, ходили в море, как бешеные.

Но Апанасенко всегда был на своем месте, и аварий при нем не случалось.

Очень грамотный специалист, а потом и академик.

Он защищал мир на планете в буквальном смысле этого слова. Он руководил центром, который отслеживал выполнение договоров между США и Россией по разоружению, по соблюдению паритета в области ядерных боеголовок.

Они в этом центре буквально следили за каждым шагом своих партнеров из США, а те за ними следили.

Только на Севере взмыли в воздух два Ил-38, как немедленно раздался звонок из США: «Что у вас происходит?» А происходили поиски АПЛ «Курск». Еще о «Курске» не знал никто, а вот Апанасенко уже знал.

Он решал вопросы войны и мира. В его центре работали только высококлассные ребята.

В 2000-м Апанасенко был нужен государству позарез, в 2010-м – тоже нужен.

И в 2011-м, 2012-м…

А вот в 2013-м, когда заболел, уже нужен не был. И в записке своей посмертной он написал все правильно: «Прошу никого не винить, кроме…»

Для человека, защищавшего Россию все время на грани войны и мира, не нашлось обезболивающего? И он выл от боли, как и все в нашей стране смертельно больные... В этом состоит у нас главное равенство?

У меня о нем два телеканала взяли интервью. Я рассказал об Апанасенко, конечно, все, что знал.

А вот некоторые адмиралы отказались сказать о нем несколько слов.

Не потому, что он им как-то несимпатичен, они его хорошо знали.

Но просто отказались – и всё.

О человеке может остаться всякая память.

Об этих адмиралах не останется ничего. Даже фамилии их не хочу вспоминать.

А вот об адмирале Апанасенко вспомнить надо – это был настоящий человек.


© Фонтанка.Ру
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.