С «Набережной Европы» - на набережную «Древней Греции»

Появление на набережной Малой Невы судебного квартала Максима Атаянца, скорее всего, лучше проекта «Набережная Европы», предлагавшего отдать последнюю несформированную территорию центра под элитное жилье. В нем есть множество достоинств, а профессионализм автора бесспорен. И все же воплощать его нельзя. Таково сложившееся спустя неделю после конкурса мнение большинства архитекторов, изучивших победивший проект.

0
ПоделитьсяПоделиться

Появление на набережной Малой Невы судебного квартала Максима Атаянца, скорее всего, лучше проекта «Набережная Европы», предлагавшего отдать последнюю несформированную территорию центра под элитное жилье. В нем есть множество достоинств, а профессионализм автора бесспорен. И все же воплощать его нельзя. Таково сложившееся спустя неделю после конкурса мнение большинства архитекторов, изучивших победивший проект.

26 октября правительственная комиссия под руководством управделами президента Владимира Кожина выбрала победителя конкурса архитектурных концепций. Контракт на генеральное проектирование судебного квартала между Биржевым и Тучковым мостами на набережной Малой Невы будет заключен с «Архитектурной мастерской Максима Атаянца». За это проголосовали 11 из 21 члена жюри. Между тем петербургские архитекторы восприняли проект неоднозначно.

Греко-смольнинские клоны

Архитектурная часть концепции — самая широко дискутируемая. Конкурсное жюри и большинство выразивших мнение петербуржцев высказались именно за это решение. Архитекторы в своих мнениях разделились: кому-то она нравится, кому-то — нет. Однако в чем сходятся все опрошенные, так это в том, что по сути работа архитектора-победителя является полномасштабной стилизацией.

Архитектурная концепция ООО «Архитектурная мастерская М. Атаянца»
ПоделитьсяПоделиться

Проект Максима Атаянца - «винегрет из клонов классических образцов архитектуры» - так оценила его литературный критик Людмила Лихачева. К примеру, фасад Театра танца Бориса Эйфмана — очень близкая к оригиналу стилизация библиотеки Цельсия в Эфесе. Вход в «судебный квартал» со стороны Биржевого моста напоминает пропилеи Смольного, а полукруглый фасад Театра танца — павильон станции метро «Площадь Восстания».

Аналогичного мнения придерживается и архитектор Никита Явейн. Сразу после подведения итогов конкурса он рассказал, что стилизации настолько очевидны, что в таком виде комплекс будет реализовать невозможно и его внешний вид придется значительно корректировать.

При этом вопрос уместности копирования вообще архитекторами не ставится. В конце концов, Казанский собор — копия римского собора Святого Петра, а Биржа — храма в Пестуме. «Копирование — это одно из направлений архитектуры, такое же, как минимализм или неоклассика. И есть целая плеяда архитекторов, работающих в этом стиле», - говорит генеральный директор собственной архитектурной мастерской Сергей Цыцин. Все дело в мастерстве: если стилизация сделана талантливо и контекстуально, она имеет право на существование, если же архитектурные решения по-ремесленнически «передраны» - то нет.

«Для меня клон - это очень положительная вещь. Все клонируют», - и вовсе говорит московский архитектор Михаил Белов, сразу после объявления туров опубликовавший текст под названием «Атака клонов».

Екатерининский сад на Неве

Выбор концепции-победителя вовсе не означает, что она будет воплощена так же, как на изображениях архитекторов. Подводя итоги, конкурсное жюри посоветовало скорректировать проект в соответствии с пожеланиями жюри «воздержаться от заимствования исторических образцов» и представить макет концепции на суд экспертов еще раз. В целом архитекторы сходятся во мнении, что своей патетикой проект диссонирует с петербургской застройкой.

Однако как можно изменить проект, эксперты не знают. «Мы должны принять эту концепцию или поставить на ней крест, - говорит заместитель генерального директора НИИ «Спецпроектреставрация» Михаил Мильчик. - Рекомендовать отказаться от цитирования и заимствований — это отказаться от этого проекта».

Впрочем, как заявляет Максим Атаянц, он менять проект и не собирается. «Я этот объект делал именно в неоклассическом языке не потому, что мне показалось, что это может кому-то понравиться. Никогда за свою почти 20-летнюю профессиональную деятельность я от этого языка не отступал и не собираюсь. Это мое искреннее убеждение, что в городе для того, чтобы он не погиб, надо работать в такой стилистике», - рассказал он на заседании клуба «Зеленая лампа». По его словам, в проекте есть всего одна цитата — пропилеи корпусов судебного департамента заимствованы из проекта «Новый Петербург» Ивана Фомина начала XX века, который в свою очередь позаимствовал колоннады корпусов Адмиралтейства.

И все же решение конкурсного жюри вывести за пределы квартала ведомственное жилье вынуждает архитектора к корректировке проекта. «Освободившееся место позволит раскрыть театр в сторону Невы и создать городской сад, похожий на Екатерининский сад на Невском. Эту идею я уже проработал», - заявил Максим Атаянц. Также архитектор намерен просить жюри все-таки оставить в квартале 15% жилья для того, чтобы территория не превратилась в мертвый административный квартал, который бы вымирал после 18 часов вечера.

Между тем вопрос о том, каким будет воплощение проекта современными строителями и в современных строительных материалах, также остается открытым. В Древней Греции и Древнем Риме портики и колонны вырезали из камня, и выливание колонн из монолитного бетона убивает всю идею классического здания. С другой стороны, строительство зданий с использованием натуральных материалов, как это было при возведении Исаакиевского собора или Этнографического музея, значительно увеличит стоимость бюджетного проекта, считает основатель архитектурной группы U:lab.spb Данияр Юсупов.

Прогулки под охраной

По мнению архитекторов, самым главным критерием для оценки  проекта должно было бы стать не архитектурное решение, а его общественная полезность. Это эксперты называют по-разному: будет ли решение  работать на город или «оживет» ли пространство. И вот в этом как раз есть сомнения. В проект изначально заложены общедоступная набережная, а за счет отказа от строительства  на территории квартала ведомственного жилья в нем появился еще и небольшой сквер. Но как это будет гармонировать с режимами охраны высших судов, не понимает архитектор Вячеслав Ухов.

С другой стороны, для другого общественного пространства — Стрелки Васильевского острова и Дворцовой набережной — проект Максима Атаянца как раз максимально полезен. За счет высоты зданий судебного департамента, выходящих на площадь Лихачева у Биржевого моста, в 13–16 метров в городских панорамах сохраняется вид на Князь-Владимирский собор. Кроме того, Максим Атаянц предложил восстановить Шофной корпус Тучкова буяна, разобранный в 1920-е годы, что тоже эксперты относят к достоинствам его концепции.

Архитектурная концепция ООО «Архитектурная мастерская М. Атаянца»
ПоделитьсяПоделиться

Хотя петербургскому ИКОМОС (Международному совету по сохранению памятников и достопримечательных мест) проект все равно не понравился. «Пропилеи судебных департаментов очень сильно конкурируют и контрастируют с ансамблем Биржи, особенно с близких точек восприятия. От этих пропилеев нужно обязательно отказаться и отодвинуть всю застройку в сторону Тучкова буяна», - считает глава Петербургского отделения ИКОМОС Сергей Горбатенко.

Новые 1930-е

Если отстраниться от архитектурного решения «судебного квартала», сама процедура проведения конкурса напоминает советское время. Закрытый отбор участников архитектурного конкурса, «тихое» общественное обсуждение, итоги которого не были опубликованы публично, отмена совета по сохранению культурного наследия 23 октября, на котором проекты должны были обсудить эксперты, состав жюри, в котором из 21 человека было всего 4 архитектора... «Дело в государственном руководстве культурными процессами. Проголосовали чиновники в основном, которым было дано указание проголосовать за этот проект, мне представляется», - говорит Вячеслав Ухов.

Кроме того, то, как осуществлялся выбор, также свидетельствует о нежелании власти обсуждать и корректировать свои планы, считают эксперты. Комиссия в большей степени ориентировалась на внешний вид зданий, а не искала качественных планировочных решений для общественного пространства или грамотного соотношения стоимости строительства и полученных площадей. «Классическая архитектура не имела цели эффективного использования пространства. В итоге в таких зданиях, к примеру, появлялись туалеты и кладовки высотой 9 метров. Скорее всего, в этом проекте также создать свободные планировки, характерные для современного времени, будет невозможно. И в итоге появится много анекдотичных пространств», - говорит Данияр Юсупов. Трата средств «на красоту», а не на «общественную полезность» вовсе не соответствует концепции демократического государства, считает эксперт.

Впрочем, не все архитекторы согласились комментировать саму идею застройки набережной Европы. Самая правильная и честная идея, по мнению многих экспертов, - отказаться от строительства судебного квартала вовсе. По крайней мере, до появления проекта, который устроил бы и горожан, и экспертов, и заказчиков. «Сама эта идея порочна», - говорит Михаил Мильчик. Правда, графы «против всех» в листе голосования конкурсного жюри предусмотрено не было.

Антонина Асанова, «Фонтанка.ру».

ПоделитьсяПоделиться
Архитектурная концепция ООО «Архитектурная мастерская М. Атаянца»
Архитектурная концепция ООО «Архитектурная мастерская М. Атаянца»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...