Авто Признание & Влияние Фонтанка-500 Книги «Фонтанки» Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

20:21 24.01.2020

Кино

22.05.2011 16:00

Канны-2011: Педро, Паоло и Аки – кто победит?

Сложилась редкая фестивальная ситуация, когда круг достойных претендентов на победу широк, сверхдостойного лидера не заметно, так что прогнозы бессмысленны и впору подбрасывать монетку. Наш каннский корреспондент гадать не будет: конкурсная программа завершается в эти минуты, и каждый следующий показ может преподнести сюрприз. Мы лишь окинем взглядом список фаворитов фестивальной гонки, подробнее остановившись на тех, о которых читателям «Фонтанки» еще не рассказывали.

Канны-2011: Педро, Паоло и Аки – кто победит?

Канны лихорадит не по-детски: повышенная нервозность в предвкушении громких конкурсных премьер в последние дни фестиваля ожидаемо сменилась тревожным, почти истерическим ожиданием развязки. Сложилась редкая фестивальная ситуация, когда круг достойных претендентов на победу широк, сверхдостойного лидера не заметно, так что прогнозы бессмысленны и впору подбрасывать монетку. Наш каннский корреспондент гадать не будет: конкурсная программа завершается в эти минуты, и каждый следующий показ может преподнести сюрприз. Мы лишь окинем взглядом список фаворитов фестивальной гонки, подробнее остановившись на тех, о которых читателям «Фонтанки» еще не рассказывали.

«Мальчик с велосипедом» Жан-Пьера и Люка Дарденнов, «Надо поговорить про Кевина» Линн Рамсей и, конечно, Терренс Малик с «Древом жизни» – явные лидеры первых конкурсных дней – имеют серьезные основания для беспокойства. На сегодняшний день удивительным (для обычно скупых на похвалы критиков) количеством высших оценок и наиболее высоким рейтингом прессы обладает новая картина Аки Каурисмяки «Гавр» («Le Havre»). Знаменитый финский режиссер, еще один гениальный меланхолик (только в отличие от Ларса фон Триера – тихий), а еще алкоголик с пожизненным стажем, вышел из затяжной депрессии и снял неожиданно светлое и нежное кино.

«Гавр»
«Гавр»


Главный персонаж – забытый актер (Андре Вилмс), вынужденный зарабатывать на жизнь чисткой обуви (отчаянное занятие в мире, предпочитающем драные Converse), но не опустившийся и излучающий искренний оптимизм. В один роковой день его неизлечимо больную жену забирают умирать в больницу, а ему самому буквально на голову сваливается испуганный африканский мальчишка – едва не застреленный полицией незаконный иммигрант. Казалось бы, не самая веселая завязка, однако фильм этот – невероятно смешная комедия, такая может родиться только, если сложить финский юмор с французским и помножить на удивительный камерный талант Каурисмяки. Смешным тут выглядит всё: люди и растения, собаки и машины, есть еще очень смешной ананас, с которым разгуливает опасный, но очень смешной инспектор полиции, ведущий расследование по поводу мальчишки иммигранта. Герои, совершая чудеса самопожертвования, творят добро и получают заслуженную награду в ситуациях, которые за пределами пространства фильма повсеместно заканчиваются трагически. Равнодушие, лицемерие, даже зло, олицетворяемое ищейкой инспектором, при взгляде на них через объектив волшебной камеры Каурисмяки оказываются своей полной противоположностью – кажется, все жители и даже городские стены встают на защиту обычного чернокожего мальчишки. Город-порт Гавр, подаривший фильму название, также является полноценным участником событий. В этом городе, не испачканном цивилизацией, не подозревают о существовании мобильной связи, IPhone и Facebook, здесь, как и тысячу лет назад, главной ценностью и необходимым условием выживания остается непосредственное человеческое общение, двери не запирают, а в гости ходят без предупреждения – век невинности, потерянный рай, только здесь еще и могут происходить чудеса.

«Гавр»
«Гавр»


Конечно, фильм имеет серьезный социальный контекст (проблема незаконной эмиграции) и явный гуманитарный посыл (пожилой, бесплодной Франции – а ни у кого из действующих лиц фильма нет детей – следует искать источники омоложения в трюмах, в которых в Европу прибывают тысячи беженцев). Однако вся эта идейная нагрузка в процессе просмотра существует где-то на периферии восприятия – главным же остается ощущение чуда, которое сотворил волшебник Аки Каурисмяки, и оглушительные аплодисменты обычно сонных журналистов (никому здесь больше так воодушевленно не хлопали) были лишним свидетельством этого чуда. Финский режиссер уже получал Гран-при (второй по значимости приз) от каннского жюри за «Человека без прошлого» (2002), а сегодня как никогда близок к «Золотой пальмовой ветви», которой, безусловно, достоин.

«Гавр»
«Гавр»


Испанский культовый режиссер Педро Альмодовар привез на фестиваль свою последнюю работу «Кожа, в которой я живу» («La piel que habito») – явно не лучшую, но там, где разговор заходит о Педро, логика не действует. Музы кинематографа явно благоволят испанскому хулигану, которого на любом фестивале необходимо рассматривать в качестве грозной силы и кандидата в победители. «Кожа, в которой я живу» – экранизация романа ужасов французского писателя Тьерри Жонке «Тарантул» (переведенного на русский), который, будучи спрессованным в два часа экранного времени, да еще и серьезно переработанным, дарит фильму чрезвычайно насыщенный, местами даже вычурный сюжет. Антонио Бандерас предельно серьезно исполняет главную роль пластического хирурга с замашками и выражением лица серийного маньяка (не меняющимся на протяжении всего фильма), проводящего на объекте мести за смерть своей изнасилованной дочери эксперименты по перемене пола и кожного покрова. Пересказывать фабулу более подробно – кощунственно, потому что распутывать ее клубок – важное зрительское удовольствие. А что касается данного фильма, то вполне может быть, что и единственное. Скажем только, что будет много секса, стрельбы, белого пластика и искусственной крови.


«Кожа, в которой я живу»
«Кожа, в которой я живу»


Клинический перфекционист Альмодовар при поддержке Жана-Поля Готье, придумавшего костюмы героев и цветовую палитру интерьеров, создал эстетически совершенную, но эмоционально выхолощенную картину. Претензия одна – не смешно, не грустно и не страшно: никак. Это просто поразительно, учитывая, о каком режиссере идет речь. За какой бы жанр Альмодовар ни брался: будь то наивная комедия («За что мне это?», «Кика») или драма («Живая плоть», «Всё о моей матери»), режиссер всегда фонтанировал страстью. Педро снимал так, будто у него завтра навсегда отберут его любимую игрушку – камеру. Здесь же красивые, но холодные актеры действуют в безжизненных интерьерах так механистично, что кажется, будто эту вечную историю про Пигмалиона экранизировали в недалеком будущем разумные роботы для разумных роботов, у которых, конечно, будут свои робокинофестивали. Тем не менее, фильм очень красивый и многим коллегам понравился (аплодисменты, пусть и вялые, присутствовали), и рейтинг прессы у него неплохой, что в совокупности с тем фактом, что Педро, как и Каурисмяки, никогда не получал «Золотую ветвь», может оказаться достаточным для победы. По совокупности заслуг Альмодовар давно ее заслужил. 

«Кожа, в которой я живу»
«Кожа, в которой я живу»


Под занавес фестиваля, когда количество прекрасного и без того уже грозило спровоцировать синдром Стендаля, показали один из лучших фильмов основного конкурса – голливудский дебют знаменитого итальянца Паоло Соррентино «Должно быть, это здесь» («This Must be the Place»). Соррентино – завсегдатай каннского конкурса, в который отбирались три его фильма: «Последствия любви» (2004), «Друг семьи» (2006), «Великолепный» (2008), причем за последний режиссер получил Гран-при. Новая его работа – тонкая, феерично остроумная, местами пугающая смесь драмы, комедии, роуд-муви и классического фильма о взрослении. Главный герой Шейенн в гениальном исполнении Шона Пенна – отошедшая от музыки ирландская рок-звезда, с начесанным гнездом волос на голове и никогда не смываемым макияжем в виде smoky eyes и алых губ (собирательный образ из Роберта Смита, Питера Мерфи и Боя Джорджа, с тонким ломаным голосом Энди Уорхола). Шейенн не бедствует, его любят соседи и жена, узнают поклонники (у себя в городке он вообще достопримечательность), но он «утопает в беспредельном депресняке». Безгранично обаятельный, трогательный и беззащитный пятидесятилетний ребенок, Шейенн передвигается по жизни сгорбленным от груза печали, с поджатыми ушами и хвостом, с неизменной глупой сумкой на колесиках в качестве символа собственной неприкаянности. На досуге, которого у героя предостаточно, он не слишком удачно пытается продюсировать группу Pieces of Shit («идеальное название для текущего момента истории»).

«Должно быть, это здесь»
«Должно быть, это здесь»


Ситуация резко меняется, когда герой получает известие о смерти отца, с которым не разговаривал 30 лет («я думал, он меня не любит»), и, приехав в США на похороны, узнает историю о том, как его отец всю жизнь пытался разыскать нацистского преступника, пытавшего его в концлагере. Шайенн принимает важнейшее в своей жизни решение – закончить миссию отца, найти и убить нациста. Одиссея через всю страну (Техас – Нью-Мексико – Юта) кардинально изменит жизнь не только главного героя, но и других участников событий, вольно или случайно вовлеченных в орбиту его путешествия. «Много способов умереть, и худший из них – продолжать жить» – лейтмотив фильма, который предстоит осознать персонажам, чтобы получить шанс на перемены. А в конце будет первая в жизни сигарета как символ взросления, и Pieces of Shit станут рок-звездами. По-настоящему смешной и одновременно страшный фильм с камео Дэвида Бирна, исполняющего ту самую песню, которая дала ленте название, – еще один вероятный претендент на победу. Даже тема нацизма, которую разбередила история с фон Триером, и та в данном случае в кассу. Но если все-таки не выиграет фильм, то свою актерскую награду Шон Пенн получить просто обязан.

«Должно быть, это здесь»
«Должно быть, это здесь»


Что ж, ждать результатов конкурса осталось совсем недолго. В число лидеров под занавес выбилась и турецкая картина режиссера Нури Билге Джейлана (тоже однократного лауреата каннского Гран-при) «Однажды в Анатолии» («Bir zamanlar Anadolu'da»), камерная трагикомедия об одновременных ночных поисках свежего захоронения – полицейскими, и преступниками, и всякими другими интересными людьми, чьи истории по ходу фильма постепенно открываются зрителю. Напомним, что оценивать конкурсные работы будет жюри под председательством Роберта Де Ниро.

«Однажды в Анатолии»
«Однажды в Анатолии»


Елена Иванова,
Канны - Петербург,
«Фонтанка.ру»

Фото: Festival de Cannes.

Предыдущие репортажи с 64-го Каннского кинофестиваля читайте здесь и здесь

О новостях кино и новинках проката читайте в рубрике «Кино»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор