Сейчас

-4˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

-4˚C

Переменная облачность, Без осадков

Ощущается как -6

0 м/с, штиль

762мм

77%

Подробнее

Пробки

5/10

Час Гонгадзе пробил?

569
ПоделитьсяПоделиться

В деле Георгия Гонгадзе очередная сенсация. Установлены и арестованы подозреваемые в непосредственном исполнении убийства журналиста, с их помощью обнаружены его личные вещи, сообщается об аресте двух безымянных милицейских полковников, президент Ющенко обещает отправить в суд всех заказчиков преступления, кем бы они ни были. На этот раз все похоже на правду, лишь бы не перестарались: есть мнение, что, произнося словосочетание «дело Гонгадзе», Ющенко имеет в виду «дело Кучмы». Впрочем, обо всем этом журналисты газеты "Ваш тайный советник" догадывались уже давно - когда впервые приехали в Киев осенью 2000 года.

Февраль 2001 года. В Киеве морозно, но сухо и мало снега. Мы сидим на втором этаже дорогого ресторана, расположенного рядом с отелем «Днипро». Наш собеседник - депутат Верховной рады. Пьем кофе, но интервью не получается.

Мы молчим и с подчеркнутым интересом рассматриваем панораму Европейской площади. Сзади слева, за майданом Незалежности, на пешеходной части Крещатика, - палатки. Над ними плакаты: «Кучма геть!» и «Гонгадзе».

- Вы хотите знать, что случилось с Гонгадзе, - говорит собеседник. - Подождите до конца марта, все сенсации будут вашими.

- А что будет в марте? - спрашивает мой напарник с подчеркнутым безразличием - чтобы скрыть раздражение.

- Весна, - усмехается наш собеседник. - Будет тепло, весь Киев выйдет на улицу.

- Это ваши разборки, Гонгадзе-то при чем?

- Ребята, вы серьезно думаете, будто это преступление надо раскрывать? - Взгляд нашего собеседника становится жестким. - Все всё знают. Кто заказал, кто организовал, кто исполнил. Но сейчас не время. Рыжего снимут, и все раскроется. А пока это для другого нужно...

Мы снова в Киеве, там снова мороз, но это декабрь 2004. Депутат не ошибся: люди вышли на улицу и Кучма в лице Януковича «пролетел». Но мы мысленно в 2001 году. В гостинице «Киев» у нас отдельный номер для переговоров. Девушка комкает тонкую сигарету. Ей дискомфортно.

- Зачем вам это? Кто сколько получил, откуда принес... Такие люди за такие деньги не убивают.

- Так надо, - говорим. - Если мы сейчас не разберемся, исчезновение вашего журналиста останется вечной загадкой.

Она верит. Еще не найден обезглавленный труп, еще не эмигрировал в Америку майор президентской охраны Микола Мельниченко, еще строгая брюнетка Мирослава Гонгадзе говорит своим дочерям, что папа скоро придет, а любовница Георгия Алена Притула не может выбросить арбуз - Георгий принес его в их последний вечер.

...Мы начинаем говорить. Она грациозно курит и рассказывает о деньгах. Она не знает всего, но общая картина вырисовывается.
Весна 2000 года. Георгий заручается поддержкой бывшего главы КГБ Украины Евгения Марчука. Появляется «Украинская правда». Люди Марчука помогают с офисом, оргтехникой, несколько раз курьеры приносят конверты. В них доллары. Две-три тысячи. Можно платить гонорары и содержать свою газету.

Но денег все равно не хватает, Георгий едет на заработки в Винницу, тем временем Алена публикует в «Украинской правде» материал, в котором автор критикует Марчука. Критикует, надо полагать, правильно, но неправильно критиковать тех, кто тебе платит. Компьютеры исчезают, конверты тоже. Приходится срочно искать новый офис.

Мы идем по бульвару Леси Украинки. Алена плачет, я молчу. В квартире нет порядка. Она показывает арбуз, дает интервью: пришли, вместе принимали душ, потом постель, потом надо бежать домой, потому что приезжает жена с дочерьми. Мартын мяукает. Георгий спускается в магазин, покупает там «Кити-Кэт», возвращается, берет пакеты с мусором и уходит. Алена смотрит в окно, но никого не видит. Георгий должен был выйти во двор, подняться по лестнице на бульвар и поймать такси...

Мы ей не верим. Мы думаем, что она что-то знает, мы собираем доказательную базу. За несколько дней до исчезновения Гонгадзе Алене домой кто-то звонил из деревни, расположенной в нескольких километрах от таращанского леса, где обнаружили труп. А через несколько дней после исчезновения кто-то из самой Таращи звонил ей на работу. Все это крайне подозрительно. Мы публикуем наши предположения, Алена теперь не хочет с нами общаться.

...Уже поздно. Девушка больше не курит, она устала и собирается домой. Мой напарник вызывает такси, я помогаю ей одеться и провожаю до выхода из гостиницы.

- А курьеры, - спрашиваю, - которые привозили конверты, они кто?

- Не знаю, - отвечает, - по-моему, одного из них звали Игорь. Приметы описать?

- Спокойной ночи.

- Не обижайся. Он среднего роста, среднего телосложения, светлые волосы с залысинами на висках, светлые глаза. Видным мужчиной не назовешь. Он не герой моего романа!

...Август 2003 года. Центр Киева забит людьми. На майдане Незалежности фонтаны и новый подземный супермаркет. Украина празднует День независимости. Мы в двух шагах от Лютеранской улицы, где еще недавно располагалась редакция «Украинской правды», в офисе юридической конторы «Джи и Кей». Адвокат Вячеслав Смородинов рассказывает мне про своего клиента.

Он среднего роста, среднего телосложения, светлые волосы с залысинами на висках, светлые глаза. Бывший подполковник киевского УБОПа, бывший член предвыборного штаба Евгения Марчука. Его зовут Игорь Гончаров. Когда мы о нем разговариваем, его уже нет в живых. Украинские газеты писали, что его забили до смерти сотрудники УБОПа. У нас есть копии его писем, которые кто-то прислал в киевский Институт массовой информации, когда Игоря не стало. Все письма - крик о помощи. Избивают, заставляют отказаться от показаний, снова избивают. Конкретные фамилии, названия.

Игоря обвиняют в организации «банды оборотней». Похищения людей, инсценированные под милицейские задержания, требования выкупа, убийства. Всего - около 10 эпизодов. Плюс один, в котором его не обвиняют, - похищение Георгия Гонгадзе.

...Очень жарко. Бывший сотрудник очень-очень крутого советского силового ведомства не спеша раскуривает сигару. Я молчу. Мы слоняемся по Крещатику уже около трех часов и говорим ни о чем. Я собираюсь прощаться, он жмет мне руку. Тихо говорит:

- Всё ж понятно. Гонгадзе брали ребята Гончарова, инсценировав милицейское задержание.

- Что-то, - говорю, - не стыкуется. Георгий ведь сначала за кошачьим кормом выходил. Что ж его тогда не взяли?

- Это же УБОП, менты. Квартиру Алены они перед захватом на прослушку поставили...

Задерживаю руку собеседника в своей - боюсь, что он сейчас уйдет. Похищения людей с целью выкупа - дело житейское и уголовное. Гонгадзе-то при чем? Бывший сотрудник внимательно на меня смотрит. В глазах искорки.

- Вы думаете, у них на каждую статью Уголовного кодекса своя группа бандитов приготовлена? Боевикам все равно, кого хватать, лишь бы платили. А группой-то убоповские начальники руководили, Игорь об этом в своих письмах написал. Команда поступила, они и исполнили.

Да, все просто. Но разговор надо продолжить, поэтому задаю дурацкий вопрос:

- Чем, интересно, Гонгадзе руководителям УБОПа не угодил?

- Ничем. Но УБОП Министерству внутренних дел подчиняется, там - министр Кравченко.

...В её машине нет кондиционера, поэтому мы паркуемся у ближайшего кафе. Там пусто и относительно тихо. Заказываем зеленый чай, чуть-чуть говорим о погоде. Она усмехается и протягивает мне несколько листков, распечатанных на принтере.

- Наслаждайся.

Она не понимает, зачем я приехал, но стесняется спросить. Я делаю вид, что разомлел от жары. На бумажках - буквальный перевод с украинского разговора, который депутат-социалист Александр Мороз приписывает президенту Кучме и министру внутренних дел Кравченко:

«Кучма»: Этот грузин.

- А я, мы работаем.

«Кучма»: Я и говорю, вывезти его, бросить. Отдать чеченцам (неразборчиво), а потом выкуп.

- Мы продумаем. Мы сделаем так, чтобы...

«Кучма»: Значит, отвезти его, раздеть, без штанов оставить, пусть сидит.

- Я бы сделал просто, мне сегодня докладывали. Мы обстановочку изучаем: где он ходит, как ходит. Там у нас на связи сидит... Еще немножко, немножко изучить, мы сделаем. У меня сейчас команда боевая, такие орлы, все, что хочешь, сделают. Значит, вот такая ситуация...

«Кучма»: И узнать, есть ли там команда. Говорили про какие-то фамилии. Которые строчат эту грязь...

- Их три человека. У меня есть они. У меня все они есть. Но я хочу с него начать. Как это... Генеральная отреагирует. Номеров, насколько я знаю, у них нет.

«Кучма»: А при чем Генеральная в связи с Гонгадзе?

- Есть их заявление. Это же официально.

«Кучма»: И чего это каждый должен писать на генерального прокурора!

- Я же не знаю, что скажет прокуратура. Это же прокуратура...

«Кучма»: Желаю вам всего наилучшего...

Как там в ресторане на Европейской площади депутат говорил? Рыжего не будет и все раскроется?

Возвращаюсь в гостиницу и погружаюсь в чтение писем Гончарова. В одном из них более-менее подробно о похищении Гонгадзе. Выписываю цитату: «...Эти преступления совершались по прямому указанию министра МВД Кравченко... К этим похищениям и убийствам причастны знавшие о них высшие должностные лица нашего государства и наш президент...»

Константин Шмелев.
Полный текст статьи можно прочитать в газете "Ваш Тайный советник", в номере, который появится на прилавках в понедельник, 7 марта.

Ранее по теме:
Дело Гонгадзе: Больше вопросов, чем ответов
У партии "Ющенко против Януковича" не будет простого финала

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

Комментарии 0

Пока нет ни одного комментария.

Добавьте комментарий первым!

добавить комментарий

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close