Сейчас

+4˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+4˚C

Пасмурно, Без осадков

Ощущается как 2

1 м/с, вос

771мм

76%

Подробнее

Пробки

1/10

ЖИВАЯ ВОДА. Андрей Константинов

2-я серия. Легенды и сказки

18047
ПоделитьсяПоделиться

Первую серию можно прочитать здесь.

2.1. ЗМЕЕВО БОЛОТО. ОСТРОВОК МАЛЫЙ ЗМЕЙ. НАТ. ВЕЧЕР

Понтонная раскладушка потихоньку шлёпает обратно к острову. Длинный алюминиевый многопанельный плот буквально завален ранеными и убитыми, немецкие солдаты с острова аккуратно подтягивают его к берегу. За этими манипуляциями хмуро наблюдает Карл. У него пропитавшаяся кровью повязка на левом предплечье — Особисту не показалось, один из его выстрелов достиг цели. С понтона на берег первым спрыгивает перепачканный грязью Краузе.

КАРЛ

Фельдфебель Краузе! Где обер-лейтенант Хазе?

КРАУЗЕ

Мы не нашли его, господин майор. Его и ещё двоих. (Виновато.) По всей видимости, они утонули в болоте.

КАРЛ

Чудесно. Наш Зайчик допрыгался. Какая героическая смерть! (Скривившись.) Мечта любого солдата: сгнить в вонючем болоте.

Гюнтер, пытаясь сгладить раздражение брата, звучащее сейчас почти кощунственно, сочувственно интересуется.

ГЮНТЕР

Сильно болит?

КАРЛ

Не особенно. (Раздражённо.) Тот польский кретин попал удачнее, чем этот русский пулемётчик… Дуплет!

ГЮНТЕР

Не дам руку на отсечение, но… Мне показалось, там, на острове, был ещё один стрелок. После того как ты попал в пулемётчика, его добил выстрел из-за деревьев. Карабин или винтовка. По звуку похоже на маузер.

КАРЛ

Хочешь сказать, его добил кто-то свой?

ГЮНТЕР

А почему это тебя удивляет? Ты ведь говорил, что у тебя в банде есть агент.

КАРЛ

Был. Не знаю, жив ли. По крайней мере, весточки на островке не оставил, а должен был. (Задумывается.) Хотя… Может, и оставил. Да только я в пылу боя не распознал.

ГЮНТЕР

Странно, если это был твой человек, почему он так долго медлил? И вот ещё что: после того как он добил «твоего» пулемётчика, он вдруг начал стрелять по нам — весь магазин разрядил. Скорее всего, он-то тебя и ранил... Что ты обо всём этом думаешь?

КАРЛ

Я не думаю ничего. И тебе не советую. (Морщится.) Эти славяне… Загадки русской души. Твой любимый Достоевский.

ГЮНТЕР

Перестань, ты прекрасно знаешь, что это увлечение осталось в юности! Сейчас мне даже смешно представить, что когда-то я зачитывался этими… слюнявыми россказнями. (Хмыкнув.) Унтерменш Достоевский писал о таких же унтерменшах, каким был сам. Раскольников, Соня, идиот Мышкин… Ни на что не способные рефлексирующие выродки. (После паузы.) Когда ты собираешься возобновить преследование?

КАРЛ

Я не собираюсь даже искать тело несчастного Зайчика-лейтенанта. Чтобы ещё кто-нибудь не утонул. А бандиты… Сейчас мы возвратимся на хутор, переночуем, а с утра передадим их координаты в полк нашего доблестного люфтваффе, чтобы парни хорошенько проутюжили этот район. (Тускло.) Так и надо было поступить с самого начала. Это была плохая идея — играть с дикарями в догонялки. Но… здесь так скучно. (С перекошенным лицом смотрит на возню своих солдат.) Эти ублюдки ждали от меня решительного поступка. Что ж, они получили его в полной мере!

ГЮНТЕР

Карл, ты снова винишь себя?

КАРЛ

А кого ещё, братец? У нас девять убитых, трое пропали без вести, и одиннадцать (себя я не считаю) раненых. Я же говорил тебе утром: война скоро закончится, а в эти немецкие семьи пришло неизбывное горе. Их матери не будут радоваться нашей победе. Их глаза выцветут от слез… Ладно, пора сворачивать весь этот балаган... Краузе!

К братьям подбегает фельдфебель.

КРАУЗЕ

Слушаю, господин майор!

КАРЛ

Срочно готовьте раненых к эвакуации. Мы возвращаемся!

Краузе, кивнув, убегает отдавать распоряжения, а Гюнтер подносит к глазам бинокль.

ГЮНТЕР

Вон он, твой пулемётчик. У камня валяется. Не желаешь взглянуть?

КАРЛ

Я не настолько любопытен... (Интерес перевешивает.) Он молодой или старый?

ГЮНТЕР

Не видно. За камнем лежит. Видны только рука и плечо.

КАРЛ

Возьми винтовку с оптикой. Проверь, может, жив ещё?

Гюнтер берет у одного из солдат винтовку, целится, стреляет и попадает с первого выстрела. Рука Ивана дёргается от попадания так, как механически может дёрнуться мёртвое тело.

ГЮНТЕР

Дорогой брат, не беспокойся, твоя добыча уже на том свете.

Карл рассеянно кивает в ответ. Он сейчас занят совсем другими мыслями.

2.2. ЗМЕЕВО БОЛОТО. ВТОРОЙ ВЫГИБ. НАТ. ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР

Отряд уже перевалил через гряду холмов, добравшись до второго выгиба. Некоторые люди просто попадали на землю без сил, ничком, другие ещё способны на то, чтобы начать обустраивать ночной привал. Ездовые, хмуро переговариваясь, обтирают сухой травой усталых лошадей. В глазах возчика Архипыча стоят слезы… Две женщины, хоть и шли со всеми наравне, но не позволяя себе ни минуты передыха, разводят костер для приготовления горячего ужина. На измученную зноем землю постепенно опускаются сумерки. Зной становится чуть слабее, зато просыпаются комары. Но Командир, который полулежит, привалившись к кривой сосне, их словно бы и не замечает. Кажется, что он мгновенно заснул. К Командиру направляется только что нагнавший отряд Особист. Присев, начинает тормошить за плечо.

ОСОБИСТ

Товарищ командир… Алесь Петрович. Проснись, командир!

Командир с трудом выныривает из забытья.

КОМАНДИР

А? Что? Кто? А... это ты, майор! Ну что там немцы? Что Азарёнок? Жив? Ну не молчи, майор!

ОСОБИСТ

А разве Володя не доложил?

КОМАНДИР

О чём? О чём он должен был доложить? Где Азарёнок?

ОСОБИСТ

Да здесь он, что ему будет? А немцы… Им сейчас не до нас. У них большие потери. С десяток человек на встречу с ихним богом немецким пошли, не меньше.

Командир, не до конца веря, улыбается.

КОМАНДИР

Ай да Азарёнок!

ОСОБИСТ

Да он здесь ни при чём! Обосрался Азарёнок, струсил. Я чуть было оружие не применил.

КОМАНДИР

А кто ж тогда… (Всё ещё плохо соображая со сна.) Да! И где Ванька? Майор, ты Ивана не видел, он же с вами тогда пошёл?

Особист отводит глаза.

ОСОБИСТ

Пошёл. А когда увидел, как Азарёнок бздит, взял у него пулемет и… Погиб он, Алесь Петрович, на моих глазах погиб. Как герой. Даром что дурковатый, а немцев побил богато. Причем спокойно, хладнокровно, без суеты.

КОМАНДИР

Помнится, ещё утром ты о нём совсем другое говорил?

ОСОБИСТ

Так ведь утром и Ваня другими делами занят был!

КОМАНДИР

А ты, майор, оказывается, мужик упрямый. Умеешь свои дела до конца доводить.

ОСОБИСТ

Вот я даже огрызаться сейчас не буду. Я, командир, свои слова про Ваню назад беру и перед его памятью готов на колени встать.

КОМАНДИР

На колени? (Начинает заводиться.) А где ж ты был в тот момент, когда он за нас, за всех?..

ОСОБИСТ

А что я мог с одной винтовкой да десятью патронами? Я прикрывал его… Ванька почти добежал до кромки леса. С Малого Змея его пулемётчик срезал. Я потом по этому гаду все оставшиеся патроны расстрелял. Кажись, задел… А Ивана я не заставлял. Вон у Володи спроси. Он его сам инструктировал: как стрелять, как позицию менять.

КОМАНДИР

Ладно, майор... Война есть война. Может, уже завтра на том свете с Ваней встретимся.

ОСОБИСТ

Надо бы вернуться туда. Парня похоронить, пулемёт забрать.

КОМАНДИР

Нет. С рассветом уходить надо. Немцы вполне могли там боевое охранение оставить. Придёшь за пулемётом, они тебя и шлёпнут. Так что с первой зарей дальше пойдём. (Вздыхает.)Ты уж прости нас, Ваня…

Фото: Иллюстрация Максима Ляпунова
ПоделитьсяПоделиться

2.3. ХУТОР. ИЗБА. НАТ. НОЧЬ

Немцы готовят отправку раненых в полевой госпиталь. Неподалёку лежат мёртвые, прикрытые брезентом. Карл с перевязанной рукой, в чистой белой рубашке, беседует через переводчицу Ольгу (он зовёт её Хельгой) со старостой. Женщина сейчас одета очень аккуратно: белая блузка, черная юбка. В общем, по-учительски. Гюнтер стоит тут же, привалившись спиной к стене избы, и чистит ногти перочинным ножиком. Видно, что братья уже слегка взбодрились алкоголем. Нет, они не пьяны, скорее всего, просто приняли аперитив — перед ночным ужином после тяжёлого дня.

КАРЛ

Хельга, пожалуйста, переведите: дорогой староста, я ещё раз спрашиваю, кто из местных жителей ушёл с партизанами? И не надо мне рассказывать, что, кроме Ивана-дурака, с этого хутора больше никто! (Хельга переводит.) Вот посмотрите: это лежат убитые немецкие солдаты. Девять. Ещё трое — в болоте. И ещё неизвестно, сколько умрёт от ран в госпитале. Я просто обязан провести показательные репрессии. (Хельга переводит.) Но я не хочу казнить непонятно кого. Поймите, должен быть порядок. Пусть пострадают именно те, кто имеет прямое отношение к бандитам. А от вашего вранья, любезный староста, могут пострадать невинные люди.

Хельга переводит. Староста хмуро выслушивает переводчицу, отвечает ей раздражённо.

СТАРОСТА

Я почти 70 лет эту землю топчу, меня никто никогда враньём не попрекал! Ясно?! Все наши, окромя Ваньки, здеся. Так что нехай казнит кого хочет!

Совсем не чувствуя опасности, Лукич разворачивается, собирается уходить.

КАРЛ

Хельга, я не понял... (Оторопело.) Что за хамство, я не закончил разговаривать с ним… Он что, обезумел?

Переводчица, пытаясь исправить ситуацию, хватает старосту за рукав, но тот резко стряхивает её руку.

СТАРОСТА

Отстань, курва!

Переводчица, охнув, отшатывается. Карл реагирует мгновенно: хватает старосту за плечо, резко разворачивает и бьёт — сперва в живот, а потом сбоку в челюсть. Староста падает на колени. Карл хватает его за ворот, пытается поднять, но тут староста начинает блевать прямо на Карла.

КАРЛ

Чёртова грязная свинья! Свинопёс!!!

Словно не в себе, Карл выхватывает из-за ремня пистолет и несколько раз стреляет в старосту. Тот молча заваливается на землю. Переводчица тоненько визжит и бросается бежать.

КАРЛ

Хельга, постой! Это не…

Продолжить он не успевает, потому что из-за его спины в переводчицу несколько раз стреляет Гюнтер. Две пули попадают женщине в спину, но она не погибает сразу, а падает на землю и начинает биться, суча ногами.

ПЕРЕВОДЧИЦА

Карл, помогите мне! Умоляю!

Но Карл не торопится ей помогать. Проморгавшись от шока, он спрашивает у брата.

КАРЛ

Гюнтер! Прости, но зачем?.. Зачем ты стрелял в неё?!

Брат пожимает плечами в некотором замешательстве.

ГЮНТЕР

Всё как-то быстро произошло. Ты начал стрелять. Она побежала. Я инстинктивно выхватил пистолет…

КАРЛ

Она просто испугалась, брат… Ч-чёрт! (Почти искренне.) Жаль, Хельга — неплохая переводчица. Была...

Гюнтер подходит к лежащей на земле Хельге, всматривается. Следом подходит Карл.

ГЮНТЕР

Она ещё жива. Раз она такая неплохая, давай её в госпиталь отправим, что ли? Ранения не выглядят смертельными.

КАРЛ

Мой дорогой Гюнтер… Какой госпиталь? Ты устал, я понимаю, день был тяжёлый, хотя начинался хорошо. Даже слишком. (Мрачно.) А слишком хорошо долго не бывает… Какой госпиталь? Ты хочешь, чтобы на следующий день все шептались, что братья фон Бергензее напились и подстрелили переводчицу? Тебе нравятся смешки за спиной? Мне — нет. Прости, Хельга. Дурацкая история. Мне жаль.

Переводчица, не веря тому, что услышала, смотрит на Карла, а тот молча стреляет несколько раз ей в голову. От этой сцены остолбенели даже стоящие неподалёку солдаты и фельдфебель Краузе.

КАРЛ

Краузе!

Фельдфебель подбегает к начальнику.

КРАУЗЕ

Слушаю, господин майор!

КАРЛ

Во-первых, закройте рот. У вас глуповатый вид, вам не идёт. А во-вторых, распорядитесь, чтобы этих двоих зарыли. Где-нибудь подальше. И живее. Да, и ещё. Скажите солдатам, чтобы держали языки за зубами. Если не хотят адовой службы.

КРАУЗЕ

Слушаюсь, господин майор!

Фельдфебель бегом отправляется к оцепеневшим солдатам, его всё ещё слегка потряхивает от увиденного.

ГЮНТЕР

Прости, Карл. Я растерялся. Не понял, что эта Хельга для тебя что-то значит… (Опасливо.) Ты случайно не спал с ней?

КАРЛ

Нет, только собирался.

ГЮНТЕР

Слава богу. Надеюсь, ты помнишь, что нам запрещено сходиться с неарийками?

КАРЛ

Она говорила, что у неё дед был немец. Хотела получить статус «фольксдойч». Врала, наверное. А вообще её немецкий был слишком русским. Хотя для учительницы из глуши всё равно неплохо… Ладно, пойдём, Гюнтер. Мне необходимо выпить. Полагаю, тебе тоже. Чёрт, куда запропастился мой денщик Рильке? Краузе, вы не видели Рильке?.. (Следует ответ на немецком.) Что?! Ушёл искать для меня пиво? Он сошёл с ума! Майн гот! Здесь все сошли с ума!

Карл поднимается по ступенькам крыльца, но вдруг резко разворачивается и смотрит на брата безумным взглядом.

КАРЛ

Мой дорогой! А вот если бы я лёг с пулемётом прикрывать наш арьергард и меня ранили, ты бы добил меня, чтобы я не попал в плен? Или бросил живым?

ГЮНТЕР

Действительно, тяжёлый день. Ответ очевиден: я бы в любом случае остался с тобой. Иначе не смог бы жить дальше. Полагаю, ты не представляешь, братец, что ты для меня значишь!

Братья проходят в избу, дверь за ними со скрипом закрывается.

2.4. ЗМЕЕВО БОЛОТО. ОСТРОВОК БОЛЬШОЙ ЗМЕЙ. НАТ. НОЧЬ

Лагерь партизан. Прямо на голой земле лежат люди. Угли большого костра еле тлеют. Подле них дремлют две женщины-поварихи и Лена. Чуть поодаль лежит Особист. Его сон явно не назвать спокойным, он мечется, стонет. Впрочем, мало кто из партизан сегодня спит спокойным, глубоким сном. А Особисту снится Иван, его последний бой. Снится и то, как он добил паренька. Со стоном майор выныривает из сна и, тяжело дыша, смотрит в темное звёздное небо. До рассвета ещё далеко, но майору страшно засыпать снова. Он тихо шепчет.

ОСОБИСТ

Ты прости, Ваня. Всё равно ты уже не жилец был… Я бы тебя, такого здорового, не дотащил бы. А так от плена тебя избавил… Ты прости меня, Ваня…

Чёрное звёздное небо молчит. Умолкает и майор.

Фото: Ист. фото — ar.culture.ru
ПоделитьсяПоделиться

Репродукция с картины А.К. Саврасова «Лунная ночь. Болото» (1870). Из коллекции Серпуховского историко-художественного музея.

2.5. ХУТОР. ИЗБА. ЛАВОЧКА. НАТ. НОЧЬ

На завалинке у дома сидит Карл и, не мигая, смотрит в то же самое чёрное звёздное небо. Сейчас он в нижней белой рубахе и трусах, левое предплечье перебинтовано, рядом с правой рукой на лавке лежит пистолет. Долгое время Карл сидит совершенно неподвижно, потом словно бы резко просыпается и замечает сидящего у его ног Рильке.

КАРЛ

Рильке? Где вы были? Я искал вас… Что вы тут делаете?.. Что я тут делаю? (Утирает пот со лба.) Чёртова жара! Не отступает даже ночью!

РИЛЬКЕ

Господин барон, вы вышли из дома, видимо, на воздух. Я был рядом… Я искал для вас пиво, и представляете — нашёл!

КАРЛ

Пиво? (Изумлённо.) Откуда здесь пиво?

РИЛЬКЕ

Не здесь. Я нашел пивоварню в… рай-йо-цент-рье… и взял с собой три больших армейских термоса. Изволите попробовать? Ваш бокал я на всякий случай уже приготовил.

КАРЛ

Разумеется, изволю. И что, его действительно можно пить?

РИЛЬКЕ

Позвольте, господин барон, я сперва постелю вам под ноги полотенце? Один момент... Вот так. Прекрасно. А пиво — сами убедитесь, кисловатое, но пить можно. Вы будете хорошо спать… Пиво — сонный напиток.

Рильке подтаскивает термос и наливает пиво в большой стеклянный бокал. Карл делает глоток.

КАРЛ

О… Действительно, не так плохо. И главное — холодное. Как вам удалось, мой дорогой Рильке? Конечно, не баварское, но…

РИЛЬКЕ

Я стараюсь, господин барон. А насчет того, что не баварское… (Усмехается.) Вы сейчас оцените, вы такое любите. Я выяснил, как называется марка. «Красная Бавария».

Поперхнувшись, Карл начинает хохотать в голос.

КАРЛ

Не может быть, Рильке! Не может… Признайтесь, вы это сами придумали? Нет, это слишком смешно, чтобы быть правдой… (Отсмеявшись.) Впрочем, на этой земле всякое… Рильке, я хочу, чтобы вы выпили со мной.

РИЛЬКЕ

Почту за честь, господин барон. Я даже захватил крышку от своего термоса.

Рильке разливает пиво — у него получается очень ловко, видимо, имеется большой опыт. Карл молча, не чокаясь со слугой, выпивает бокал и очень тихо спрашивает.

КАРЛ

Рильке… Как я оказался на этой лавке? Я что, снова начал ходить ночью? Отвечай как есть.

Рильке решается озвучить правду не сразу.

РИЛЬКЕ

Да, господин барон. Вы вышли из дома с оружием, сели на скамейку и принялись разговаривать с какими-то воображаемыми женщинами. Хорошо, что я был рядом. Я забрал у вас пистолет и положил рядом, на скамейку. Постепенно вы заснули снова, но вас что-то беспокоило во сне. Вы очень устали, господин барон. События минувшего вечера… Погибшие солдаты, несчастная Хельга, негодяй-староста. Это всё ударило по вашим нервам.

Карл угрюмо кивает и показывает слуге на пустой бокал. Тот немедленно наливает снова. А Карла уже слегка повело.

КАРЛ

Да, Рильке, вы правы, нервы. Слишком много крови за один день. Оказывается, к этому трудно привыкнуть. Я — не Нибелунг. Обычный одинокий майор. Если бы не вы, Рильке… Спасибо вам… Как вы говорите — «Красная Бавария»? Это просто чёрная комедия… Вы пейте, Рильке, пейте… Что мы тут делаем?

РИЛЬКЕ

Мы пьём прохладное пиво.

Но Карл будто бы его не слышит.

КАРЛ

Что мы все тут делаем?..

Где-то далеко раздаётся протяжный волчий вой.

2.6. ЗМЕЕВО БОЛОТО. НАТ. НОЧЬ

Под яркой луной и равнодушными звёздами лежит на земле, запрокинув голову, мёртвый Иван. Рот открыт, руки раскинуты. Со стороны деревьев ползёт огромная змея. Добравшись до Ивана, она ползёт прямо через него. Слегка замерев на теле, вновь продолжает движение, пока не соскальзывает в болотную воду. После тихого всплеска снова воцаряется мёртвая тишина. Не слышно ни птиц, ни ветра. Внезапно тишину прерывает странный звук — некое тихое журчание. Оно постепенно становится всё громче, и вот уже в неярком свете луны виден появившийся рядом с головой убитого родничок. Ключ бьёт всё сильнее и сильнее, вода, пузырясь, будто газированная, начинает заливать голову Ивана — остекленелые глаза, широко раскрытый рот. Вода бежит по неподвижному телу, омывая кровавые пулевые отверстия, и словно шипит на ранах…

Фото: Иллюстрация Лилии Комиссаровой
ПоделитьсяПоделиться

2.7. ЗМЕЕВО БОЛОТО. ВТОРОЙ ВЫГИБ. НАТ. РАННЕЕ УТРО

Лагерь партизан. Возле былого кострища по-прежнему спят женщины-поварихи, а вот Лена уже бодрствует. Сейчас она сидит на земле, уставившись в одну точку, поджав колени к груди и обхватив их руками. Где-то совсем рядом начинает куковать кукушка.

ЛЕНА

Кукушка-кукушка, сколько мне жить? (Принимается считать.) Один… два… три… четыре…

Некоторое время спустя за её спиной неслышно появляются обходящие лагерь Командир и доктор.

АЛЕКСАНДР ГРИГОРЬЕВИЧ

И сколько же вам насчитали, Леночка?

ЛЕНА

Тсс!

Лена указывает на спящих женщин, а может, просто опасается, что доктор вспугнет кукушку и та замолчит. Мужчины подсаживаются к ней: Командир просто на землю, а доктор на чурбачок. А вот кукушка, к явному разочарованию Лены, и в самом деле умолкает.

ЛЕНА

Всего 17.

КОМАНДИР

Не так уж и плохо. По правде сказать, вчера у меня не было уверенности, что мы доживём хотя бы до утра.

Лена, поёжившись, соглашается.

ЛЕНА

И у меня тоже.

Командир спешит отвлечь девушку от страшных воспоминаний.

КОМАНДИР

Не углядела дерево, на котором она сидела?

ЛЕНА

Нет. А что?

КОМАНДИР

В этих краях считается, что сучок дерева, на котором куковала кукушка, обладает магическими свойствами. Его хранят как оберег от несчастий. А ещё охотники носят его в кармане для успеха на охоте, а женщины обводят им круг по внутреннему краю крынки, куда вливают надоенное молоко.

ЛЕНА

Зачем обводят?

КОМАНДИР

Говорят, в таких крынках всегда отстаивается толстый верхний слой сметаны.

Девушка улыбается.

ЛЕНА

И что, он в самом деле толстый?

Командир улыбается в ответ.

КОМАНДИР

Не знаю. Не довелось проверить.

АЛЕКСАНДР ГРИГОРЬЕВИЧ

Леночка, не забивайте голову мистической ерундой! Так называемым кукованием занимается самец во время тока, привлекая самок и демонстрируя свои силы. А самка кукушки, к вашему сведению, вообще не издаёт подобных звуков.

КОМАНДИР

Скучный вы человек, доктор. (Роется в нагрудном кармане, достает сучок, протягивает Лене.) На вот, держи, на удачу.

ЛЕНА

Это он? Тот самый?

КОМАНДИР

Так точно.

ЛЕНА

Спасибо… Ой, а как же вы?

КОМАНДИР

Бери-бери. При случае проверишь на молоке, потом мне расскажешь.

АЛЕКСАНДР ГРИГОРЬЕВИЧ

От кого-кого, но от вас, Алесь Петрович, я подобного мракобесия не ожидал.

ЛЕНА

А по-моему, куда большее мракобесие — ядовитых змей на пару с Иваном поедать. (Спохватившись.) Кстати, а где наш Квазимодо? Что-то я давно его не…

КОМАНДИР

Погиб Иван.

ЛЕНА

Как это? Погиб?

КОМАНДИР

Ну а как на войне люди погибают?.. (С болью.) Дважды вчера нас спас. Сначала когда по болотам провёл, а затем когда в одиночку наш отход прикрывал.

ЛЕНА

Ой мамочки! (Зажимает рот ладошкой.)

АЛЕКСАНДР ГРИГОРЬЕВИЧ

Да-а-а... героический оказался парнишечка. Сколько ему годков-то было, не знаете, Алесь Петрович?

КОМАНДИР

Сколько Елене кукушка нагадать успела — 17.

АЛЕКСАНДР ГРИГОРЬЕВИЧ

Да ладно? Не может быть!

КОМАНДИР

Вот тебе и «не может». Просто конституция у него такая, мужицкая. В отца. (Мрачно.) Недолго они друг без дружки пробыли. Небось, уже свиделись, сидят чаёвничают. Там, откуда не возвращаются. (Встаёт.) Ладно, братцы, пора личному составу побудку делать. Хорошо бы через полчасика выступить. Пока гансы не прочухались.

2.8. ОЗЕРО. НАТ. УТРО

Однорукий Афанасий едет в телеге, сворачивая с лесной дороги на тропку, спускающуюся к берегу лесного озера. Здесь, на небольшом пляжике, он спрыгивает с телеги, привязывает лошадь к дереву, а затем, озираясь по сторонам, достаёт из-под соломы свёрток, упакованный в мешковину со следами крови. Откатив один из прибрежных камней, прикапывает свёрток и возвращает камень в исходное положение. Далее снимает штаны и трусы, оставаясь в одной нательной рубахе. В таком виде он заходит по пояс в озеро, идёт к камышам, нашаривает установленный перемёт, проверяет ночной улов.

2.9. ХУТОР. ИЗБА. НАТ. УТРО

На лавке возле избы сидит Карл. Он в одних кальсонах, обнажён по пояс, левое предплечье перебинтовано, лицо густо намылено. Денщик Рильке бреет хозяина опасной бритвой, споласкивая её в реквизированном в доме тазике. На крыльцо выходит Гюнтер: лицо помятое, землистого цвета, синяки под глазами, всклокоченный. По всему видно, выпито ночью немало, а спалось худо.

КАРЛ

Доброе утро, Гюнтер. Извини за прямоту, но ты скверно выглядишь. Похоже, последняя бутылка шнапса была лишней.

Гюнтер подходит к бочке с затхлой, зацветшей водой, принюхивается, морщится, но тем не менее окунает в неё голову. Карл смеётся.

КАРЛ

Осторожней, братец! Там могут водиться пиявки.

ГЮНТЕР

Небольшое кровопускание мне бы сейчас и в самом деле не помешало… (Передёрнувшись.) Бр-р-р…

К Гюнтеру подскакивает Рильке с полотенцем, угодливо передаёт и возвращается к процессу бритья хозяина.

ГЮНТЕР

Шнапса действительно выпито изрядно. Но мне кажется, дело не только в нём. (Поясняет.) Похоже, этот дом и в самом деле обладает мощной энергетикой… (С сожалением.) Было бы чертовски интересно пообщаться и плотно поработать с его жильцами.

КАРЛ

Я же говорил: старуху-хозяйку упекли красные чекисты, а её внук-полуидиот вчера сбежал с красными бандитами. Если бы я узнал чуть раньше, что он тебе будет нужен, он был бы в полном твоём распоряжении.

ГЮНТЕР

Да, жаль… (Кривится от головной боли.) Скажи, ты и в самом деле намеревался провести показательные репрессии среди местного населения?

КАРЛ

Помилуй бог, братец. Я не мясник, и я не служу в СС! (Спохватившись.) Извини, это не в обиду тебе!.. А вчера я всего лишь хотел припугнуть эту старую сволочь, старосту. Кто ж мог знать, что он поведёт себя, как последняя скотина… (С досадой.) Но надо признать, что я и сам повёл себя не лучшим образом.

ГЮНТЕР

Я тоже. (Вздохнув.) Ещё раз — прости. За эту дурацкую историю. С Хельгой.

КАРЛ

Забудь. Хельга, при всех своих достоинствах, включая размер груди, того не стоит. Хуже другое: я решительно не понимаю, где теперь оперативно раздобыть переводчика с варварского? К сожалению, всё идёт к тому, что нам придётся задержаться в этой дыре на несколько дней. Я не могу допустить, чтобы бандиты безнаказанно растворились на здешних бескрайних просторах. (Усмехнувшись.) Дух покоящегося на дне вонючего болота Зайчика взывает к отмщению!

ГЮНТЕР

Не понял? А как же наши доблестные люфтваффе? Ты же собирался расколошматить своих бандитов с воздуха?

КАРЛ

Это был эмоциональный порыв, Гюнтер, не более того. Представь, если бы я и в самом деле обратился с такой просьбой к своему начальству? В то время, когда наши доблестные парни совершают боевые вылеты на Москву, Ленинград и Киев, расписаться в собственном бессилии, доложив, что ты упустил кучку негодяев, потеряв при этом полтора десятка своих людей… Благородные люди в подобной ситуации, вообще-то, пускают пулю в лоб.

ГЮНТЕР

Мне кажется, ты сгущаешь краски, брат.

КАРЛ

Брось! В данный момент в утешении я нуждаюсь много меньше, чем в переводчике.

РИЛЬКЕ

Прошу прощения, господа, что вмешиваюсь в вашу беседу. Но хочу сказать, что в этом хм… поселении… есть человек, вполне сносно говорящий по-немецки. Я узнал об этом вчера вечером совершенно случайно.

КАРЛ

И вы до сих пор молчали, Рильке? Что за человек? Откуда?

Фото: Иллюстрация Лилии Комиссаровой
ПоделитьсяПоделиться

2.10. ЗМЕЕВО БОЛОТО. НАТ. УТРО

Через Змеево болото бредёт Агата. Она в резиновых сапогах, в платке, наполовину закрывающем лицо (от мошки), подол закатан (чтоб не выпачкать), за спиной небольшой заплечный мешок (из него торчит топорище; прихватила топор в качестве средства самозащиты), в руке — рогатина (длинный шест с раздвоением на конце; с таким приспособлением белорусы ходили по болотам, поскольку рогатка на конце шеста позволяет увеличить площадь опоры). Агата устала, пот струится градом. В какой-то момент из-под самых ног выскальзывает болотная гадюка Агата, испуганно отпрянув, наблюдает за её бегством, переводит дух, достает флягу, жадно пьёт, после чего возобновляет движение, опасливо прощупывая путь рогатиной. Куда она бредёт, зачем, почему бросила раненого комиссара бог весть.

2.11. ХУТОР. ИЗБА. НАТ. УТРО

На лавке сидят свежевыбритый, бодрый Карл и его полная противоположность — страдающий от похмелья брат. Гюнтер пытается закурить, но после нескольких затяжек заходится в кашле и с отвращением отшвыривает сигарету. Карл, наблюдая за его мучениями, насмешливо предлагает.

КАРЛ

Может, тебе следует не просто сунуть голову в бочку, а забраться в неё целиком?

ГЮНТЕР

Чем издеваться над родным братом, лучше бы раздобыл таблетку от головной боли.

КАРЛ

Извини, но в моей походной аптечке остались лишь бинты, презервативы и фляга со спиртом.

ГЮНТЕР

Умоляю, молчи! (Страдальчески.) А то меня может стошнить от одной только мысли об алкоголе.

КАРЛ

Тогда, быть может, отвезти тебя на реку? Вода там всяко холоднее и приятнее, чем в бочке.

ГЮНТЕР

А вот это и в самом деле недурная мысль, братец.

Карл смотрит на небо, там — ни единого облачка.

КАРЛ

В таком случае нам следует поторопиться. Ещё час-полтора, и жара снова станет невыносимой… Я не понял, и где обещанный переводчик?

К братьям возвращаются Рильке и фельдфебель Краузе.

РИЛЬКЕ

Я сожалею, господин барон, но однорукого не оказалось дома.

КАРЛ

Что, всё-таки ещё кто-то сбежал с бандитами?

РИЛЬКЕ

Нет-нет. Как я смог понять по жестикуляции его соседки, он отправился на озеро. Смотреть… э-ээ… перья-мё-ты… Кажется, это звучит так.

ГЮНТЕР

На что смотреть?

РИЛЬКЕ

Насколько я понял, это некое приспособление, с помощью которого русские ловят рыбу.

КАРЛ

Мы с Гюнтером едем на вчерашнее место, помыться и освежиться. Вернемся часа через полтора. А вы тем временем разыщите этого инвалида-рыболова, хватайте за шкирку и тащите сюда. И поторопитесь, Рильке. Он мне нужен. Если, конечно, его немецкий и в самом деле членоразделен.

РИЛЬКЕ

А как же завтрак? У меня всё готово.

ГЮНТЕР

Только не сейчас, дружище Рильке. Возможно, позже? (Обращается к брату.) Жутко болит голова. А мой походный саквояж, как назло, остался в этом паршивом городке.

КАРЛ

Саквояж с таблетками?

ГЮНТЕР

Я понимаю твой скепсис, брат. Но… Ты даже не представляешь, сколько я теперь знаю. Я могу варить стимуляторы, наркотики, яды, лекарства и средства для похудения. Я даже могу на время изменить цвет сетчатки глаза… Правда, человек потом ослепнет, скорее всего.

КАРЛ

Ты словно бы оправдываешься, Гюнтер. Право, не стоит. Я и так верю, что ты — великий учёный и шаман. Так что просто едем купаться. Разве что… (Улыбается.) Если хочешь обогатить свою научную практику… Здесь у местных тоже есть удивительное целебное средство от похмелья. По крайней мере, мне всегда помогало… (Пытается вспомнить.) Как это по-русски?.. Рильке! Как называется здешний кисломолочный напиток?

РИЛЬКЕ

Прост-ё-ква-ша, господин барон.

2.12. РЕДКИЙ ЛЕС. НАТ. УТРО

На рассвете покинувший второй выгиб отряд движется походным маршем в направлении Ганькиного Бора. Под ногами у людей уже не болотная жижа, а твёрдая почва, так что движение проходит много быстрее. Плюс вожделенная тень от редких пока деревьев. Лена шагает чуть в стороне от остальных, погружённая в свои мысли. По всему, мысли мрачные, поскольку выражение лица у девушки печальное, отрешённое. Её нагоняет боец Азарёнок.

АЗАРЁНОК

Что загрустила, сестричка? Ходи веселей.

ЛЕНА

Завидую вашему оптимизму, Азарёнок.

АЗАРЁНОК

Чего сказала?

ЛЕНА

Сказала, что не вижу ни малейшего повода для веселья.

АЗАРЁНОК

Ну как же? Наконец-то по землице ровной, по лесу шагаем, а не по этому чёртову болоту. Опять же — из такой передряги живыми выбрались.

ЛЕНА

Не все. Выбрались.

АЗАРЁНОК

Ну да, Селиванов… Но ты себя не кори, сестричка. После такого ранения люди редко выкарабкиваются. (Вспомнив, вздыхает.) Правда, и Свешникову, похоже, не долго мучиться осталось.

ЛЕНА

А Иван?

АЗАРЁНОК

Ах да, ещё и ведьмин выкормыш.

ЛЕНА

Прекратите! Как вы можете говорить гадости о человеке, который отдал свою жизнь за всех нас?! (Мстительно.) Между прочим, мне рассказали, что на его месте должны были находиться вы!

АЗАРЁНОК

А я что? Я ничего такого… Боевой оказался хлопец Ванька, я ж не спорю. Просто его тут многие не то чтобы боялись… Скорее опасались. Он же на самом деле был того, с приветом был. А уж как зыркнет в упор, глаза в глаза, — народ кто крестился, кто через плечо сплёвывал. Не зря его бабы хуторские «мертвяком заполошным» окрестили.

ЛЕНА

Почему «мертвяком»?

АЗАРЁНОК

Говорят, он на том свете погостил, а потом обратно возвернулся.

ЛЕНА

Что за чушь? Кто так говорит?

АЗАРЁНОК

Может, и чушь. А говорят… Так это люди говорят. (Оживляется.) О! Кажись, командир привал объявил.

2.13.1. ЗМЕЕВО БОЛОТО. ОСТРОВОК БОЛЬШОЙ ЗМЕЙ. НАТ. УТРО

Измученная Агата добредает до очередного островка и здесь, на клочке твёрдой земли, падает без сил. Немного отдышавшись, она решает устроить привал и, прячась от палящего солнца, перемещается повыше, в тень прибрежных редких сосен. Тех самых, за которыми накануне прятался Особист, страхуя Ивана. Здесь она разматывает платок, расстилает на земле скатертью, выкладывает из мешка флягу, краюху хлеба, пару варёных картофелин, луковицу и узелочек с солью. Перекусывая, Агата озирает окрестности, прикидывая, куда она добралась и в какую сторону двигаться дальше. В какой-то момент её внимание привлекает некий предмет, бликующий на солнце. Заинтересовавшись, она встаёт, проходит и обнаруживает, что это пустой диск от пулемёта. Осмотревшись, она обнаруживает и сам пулемёт. Направляется к нему и вздрагивает, когда за спиной вдруг слышится пронзительное «кийюю-кийюю-кийюю».

АГАТА

Тьфу, бисов сын! Напугал!

Оказывается, это кричит камышовый, он же болотный, лунь, кружащий над большим прибрежным валуном. Агата оборачивается и лишь с этой точки замечает скатившееся к валуну мёртвое тело Ивана.

АГАТА

О боженьки!

Агата машинально крестится и не без опаски спускается вниз. Иван лежит в той же позе, но кое-что всё-таки поменялось. Во-первых, на вязкой земле довольно отчётливо различима борозда, ведущая от тела Ивана к воде. Во-вторых, раны на груди от пули Особиста и от пулемётной очереди, которая прошила тело со спины, почему-то уже не выглядят столь зловеще — теперь это просто маленькие дырочки. И, наконец, былой, слабенько пульсирующий ночью родничок в изголовье Ивана теперь превратился в небольшой ручеёк, журчащий непрерывной струйкой воды, которая, пробегая по мёртвому телу, далее стекает в болото. Агата присаживается на корточки возле парня и, хотя и без того видно, что перед ней мертвец, всё равно осторожно дотрагивается до его лица. И тотчас отдёргивает руку — настолько холодный. И это по такой жаре!.. Снова слышится пронзительное «кийюю-кийюю-кийюю»: болотный лунь — птица хищная, не брезгует и падалью, по-прежнему кружит в этом месте. Агата сердито грозит ему кулаком, нашаривает в грязи несколько камней, швыряется ими, отгоняя птицу.

АГАТА

А ну, улетай! Убирайся отсюда!

Лунь улетает. Агата рефлекторно споласкивает в ручейке испачканные ладони, а потом, сложив их лодочкой, умывает лицо. Далее она возвращается к своему мешку, достает топор и начинает срубать с ближайших сосен нижние ветки лапника. Солнце по-прежнему палит нещадно.

Фото: Ист. фото — incolor-art.ru
ПоделитьсяПоделиться

Репродукция с акварели Ф.З.С. Арчибальда Торбёрна «Болотный лунь поймал бекаса».

2.14. ИЗЛУЧИНА РЕКИ. НАТ. УТРО

И снова излучина реки. Двое часовых с автоматами изнывают на солнце. В тени раскидистой ивы, где раньше, прислонившись к стволу, дремал Рильке, сидит на земле голый по пояс Карл, изучая топографическую карту местности. По причине полученного накануне ранения водные процедуры ему сейчас противопоказаны. Зато в реке с наслаждением ныряет, барахтается Гюнтер. Накупавшись, он выбирается на берег, плюхается на землю рядом с братом. Карл откладывает планшет с картой.

КАРЛ

Ну как? Полегчало?

ГЮНТЕР

Не то слово! (Блаженно постанывает.)

КАРЛ

Вот видишь! (Лукаво.) Выходит, при определённых обстоятельствах даже простая речная вода может оказаться живой?

ГЮНТЕР

Я оценил твой юмор, братец. Но… Я не сумасшедший, хотя прекрасно понимаю, как это, возможно, выглядит со стороны. Тем не менее на самом деле всё не так просто. (Поясняет.) Видишь ли, помимо многих прочих, скажем так, фундаментальных учёных, я подолгу беседовал ещё и с филологами, фольклористами, историками, искусствоведами. Так вот, мой дорогой скептик, оказывается, что сюжет о живой воде даже не общеевропейский — он общемировой! Присутствует в сказках почти всех народов мира. Даже в культурах, которые, казалось бы, развивались изолированно. Таких, например, как японская цивилизация.

КАРЛ

Что же тут удивительного? Полная изоляция невозможна. Всё равно корабли с древности совершали невероятные переходы. Взять тех же викингов. Вот моряки и разносили все эти сказки и легенды. Они рассказывали их друг другу в море, а потом туземцам на суше. (Усмехнувшись.) Особенно туземкам.

ГЮНТЕР

Браво! Ты всегда был явным гуманитарием. Так вот сказки о живой воде есть везде. Пусть и с разными вариациями. А вот легенды распространены гораздо реже.

КАРЛ

А что, есть разница?

Гюнтер воодушевляется от возникшего повода вновь оседлать своего конька.

ГЮНТЕР

Конечно! Сказка — это как бы волшебная выдумка. Она не претендует на правду. А легенда привязана к конкретной местности и ко времени. Легенда — это то, что якобы было на самом деле, просто очень давно. Вот, к примеру, «Летучий голландец». Это сказка или легенда?

КАРЛ

Сказка.

ГЮНТЕР

Да нет же! Это как раз типичная легенда, обросшая со временем сказочными наслоениями.

КАРЛ

Как-как? Не понял.

Гюнтер отмахивается, спеша докончить мысль.

ГЮНТЕР

Неважно. А ещё бывают легенды, поддерживаемые… как бы это сказать… письменными источниками. И не только литературными списками, а, допустим, летописями. Где встречаются классические легендарные сюжеты.

КАРЛ

Летописцы — обычные люди. А люди всё время врут. По самым разным причинам. От корысти до обычного озорства. Здесь, в фельджандармерии, я столько узнал о человеческой натуре — хоть книги пиши.

ГЮНТЕР

И, уверен, тебя бы ждал литературный успех! Но вернёмся к летописям. Каждая из них по-своему интересна. Но дело не в этом.

КАРЛ

А в чём?

ГЮНТЕР

В их количестве. А это уже не просто статистика. Это математика, наука точная. Такому количеству письменно зафиксированных легенд и преданий должно быть рациональное объяснение.

КАРЛ

И тебя, стало быть, прислали найти это объяснение? (Оценив.) Считай, в военное время в научную экспедицию послали? Неплохо. Думаю, многие из наших профессоров, из числа тех, кого мобилизовали на Восточный фронт, тебе бы крепко позавидовали.

Младший брат мрачнеет, явно оскорбившись.

ГЮНТЕР

Служить родине и фюреру можно по-разному, брат. У каждого немца сейчас своё предназначение, если угодно — своя миссия.

КАРЛ

Ну-ну, не горячись. Ты меня не так понял. Это неважно, как я отношусь к живой воде. Одно точно: искать её лучше, чем убивать людей…

Гюнтер удивленно вскидывает бровь, но сказать ничего не успевает. Потому что Карл смотрит на часы и вздыхает.

КАРЛ

Пора возвращаться, Гюнтер. (Забирает планшет с картой.) Нас заждались живые славяне, которым давно пора превратиться в мертвецов.

2.13.2. ЗМЕЕВО БОЛОТО. ОСТРОВОК БОЛЬШОЙ ЗМЕЙ. НАТ. УТРО

Агата покидает место своей стоянки на болоте. Теперь её дальнейший путь будет ещё тяжелее — заплечный мешок раздался и округлился, туда добавились два пустых пулемётных диска. Плюс закинутый на мешок сам пулемёт (около 10 кг): девушка придерживает его левой рукой, а в правой у неё по-прежнему рогатина. Вырыть могилу для Ивана Агате было нечем, поэтому она просто закидала тело сосновыми и еловыми ветками, пряча от хищных птиц и в надежде, что в следующий раз можно будет вернуться и похоронить парня по-человечески… Тело Ивана скрыто ветками почти полностью. Разве что чуть торчит откинутая в сторону правая рука.

Фото: Ист. фото — truppendienst.com
ПоделитьсяПоделиться

Лагерь для военнопленных в Визельбурге (нем. Wieselburg), Австро-Венгрия. Существовал в 1915–1918 гг. В лагере содержалось до 60 тыс. военнопленных, в основном русские и итальянские солдаты.

2.15. ХУТОР. ИЗБА. ИНТ. ДЕНЬ

На столе грязная посуда, остатки трапезы по возвращении с реки братья перекусили. Карл, вольготно развалившись, нога на ногу, сидит у стола, курит и продолжает общаться с доставленным в избу Афанасием. В смежной комнатке на кровати лежит Гюнтер: переваривая обед, он прислушивается к ведущемуся на немецком разговору этих двоих.

КАРЛ

Что ж, господин Белов, хотя ваш немецкий и оставляет желать лучшего, но… Как говорят у нас в Германии: Besser ein kleiner Fisch als gar nichts auf dem Tisch. Вы понимаете?

АФАНАСИЙ

Маленькая рыбка на столе лучше, чем ничего.

КАРЛ

Именно. К сожалению, обстоятельства сложились так, что моя переводчица внезапно и тяжело заболела.

АФАНАСИЙ

Говорят, с ней приключился тот же недуг, что и с нашим старостой?

Карл, оценив осведомлённость, криво усмехается.

КАРЛ

Браво! Положительно, вы мне нравитесь, господин Белов. (Серьёзнеет.) Вот только… (Сверлит взглядом.) Скажите: почему вы так легко согласились поступить к нам на службу? (Уточняет вопрос.) На службу к врагам?

АФАНАСИЙ

У нас, в России, тоже есть своя поговорка. Про рыбку.

КАРЛ

Вот как? И какая же?

АФАНАСИЙ

Рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше. (Карл понимающе кивает.) Видите ли, господин майор, в моей жизни был всего один недолгий период, когда со мной обращались как с человеком, а не как со скотиной. Это полтора года, проведённые в лагере для военнопленных в Визельбурге. Так что, в отличие от большинства советских граждан, мне есть с чем сравнивать.

КАРЛ

Что ж, это действительно причина. Ну хорошо, господин Белов… Кстати, ещё раз напомните ваше имя?

АФАНАСИЙ

Афанасий Петрович.

КАРЛ

Нет, это мне всё равно не запомнить. Я буду звать вас… Ну, допустим, Франц.

АФАНАСИЙ

Как вам будет угодно.

КАРЛ

Прекрасно. Ступайте домой, Франц. И имейте в виду: с этого момента отлучаться из деревни вы можете только с моего разрешения.

АФАНАСИЙ

Даже на озеро? (Поясняет.) У меня огорода нет, а кормиться чем-то нужно.

КАРЛ

Даже на озеро. Я не могу заранее предвидеть, когда вы мне в очередной раз понадобитесь, поэтому вы всегда должны быть под рукой. Ясно?

АФАНАСИЙ

Яволь.

КАРЛ

Ваше жалованье обсудим позже, а пока — вот, можете взять.

Карл подвигает к нему по столу банку тушёнки, круг колбасы и пачку галет.

АФАНАСИЙ (по-русски)

Премного благодарны.

Афанасий забирает продукты, кланяется, идёт было в сени, но его притормаживает Гюнтер, вышедший из смежной комнаты.

ГЮНТЕР

Эй вы, Франц! Дождитесь во дворе, не уходите. Вы мне будете нужны.

АФАНАСИЙ (по-русски)

Как скажете. Можем и обождать. Нам не к спеху.

Закончив дела с Афанасием, Карл проходит к окну, створки которого распахнуты наружу, раздвигает занавески, высовывается, кричит сидящему в тенёчке денщику.

КАРЛ

Рильке! Разыщите и пришлите ко мне Краузе! И поживей!

Отдав распоряжение, далее интересуется у брата.

КАРЛ

И как он тебе показался? Этот побывавший в австрийском плену инвалид?

ГЮНТЕР

По первому впечатлению трудно судить наверняка. Но несколько раз я ловил себя на мысли, что в его интонации проскальзывали фальшивые нотки.

КАРЛ

Хочешь сказать, он мне лгал?

ГЮНТЕР

Скорее, хотел прикинуться большим простаком, чем является на самом деле. Не врал, но хитрил… В любом случае на твоём месте я не стал бы ему слишком доверять.

КАРЛ

А я и не собираюсь. И как только найду достойную замену, тотчас от него избавлюсь.

ГЮНТЕР

Отправишь на встречу с Хельгой?

КАРЛ

Зачем же столь радикально? Если он всего лишь плут и, как ты говоришь, хитрит, причём хитрит в личных интересах, его можно задействовать на освободившейся должности старосты. Корыстный плут предсказуемее продажного труса.

ГЮНТЕР

Логично. Кстати, я пропустил начало вашей беседы, а потому так и не понял: этот новообращённый тобою Франц — он местный или пришлый?

Карл не успевает ответить, потому что в горницу, предварительно постучавшись, заходит Краузе.

КРАУЗЕ

Вы меня вызывали, господин майор?

КАРЛ

Проходите, Краузе.

Карл сдвигает в сторону остатки трапезы, достает из планшетки топографическую карту, расстилает на столе.

КАРЛ

Красные бандиты, которых мы вчера упустили, сейчас должны находиться (показывает) в этом лесу. И в ближайшие пару дней отсюда не сдвинутся.

ГЮНТЕР

Почему ты так решил, брат?

КАРЛ

Связи у них теперь нет, и где сейчас проходит линия фронта они не знают.

ГЮНТЕР

С чего ты это взял?

КАРЛ

Ни с чего. Просто я это знаю — и всё.

ГЮНТЕР

Постарался твой человек?

Карл смотрит на брата укоризненно: дескать, нехорошо такие вещи вслух, при посторонних, после чего продолжает.

КАРЛ

Так вот, чтобы понимать, в каком направлении прорываться, они сначала вышлют разведчика. Мы же завтра к полудню завершим полное блокирование леса с северного направления… Вот здесь. (Показывает.) Затем дождемся прибытия тяжелых орудий. Они займут позиции (показывает) здесь, здесь и здесь, с целью отразить попытки противника вырваться в северном и северо-восточном направлении. После чего мы приступим к прочёсыванию леса. Вариантов у русских три: сдаться, принять бой либо снова возвращаться в болото. Узнаете (показывает) это место, Краузе?

КРАУЗЕ

Так точно, господин майор. Здесь сидел их пулемётчик.

КАРЛ

Именно. И надо признать, позиция выбрана идеально. Так вот, ставлю вам задачу: отберите шесть лучших стрелков и связиста. Пусть эти люди хорошенько отдохнут. Завтра на рассвете поведете их через болото к этой сопке. Не позднее полуночи там должна быть оборудована хорошо укреплённая огневая точка. Плюс три, а лучше четыре снайперских укрытия. Это на случай, если русские изберут вариант с болотом. Задача ясна?

КРАУЗЕ

Так точно, господин майор.

КАРЛ

Я не вижу блеска в ваших глазах, Краузе. Вчера вы и ваши люди изрядно обделались. Но вместо того, чтобы назначить заслуженное наказание, я милостиво предоставляю вам шанс реабилитироваться. И заметьте: пока вы будете с комфортом отлёживаться на сопке, вашим товарищам, возможно, придется вступить в лесной бой. При котором, как вам должно быть известно, атакующие несут в два-три раза больше потерь, чем обороняющаяся сторона.

ГЮНТЕР

Там внизу, почти у самой воды, большой, треугольной формы валун. За ним валяется труп красного пулемётчика. Потрудитесь подобрать. Я имею в виду пулемёт. Это, конечно, жалкая компенсация за погибших людей, но хоть что-то. (Встаёт, обращается к брату.) Если не возражаешь, я бы хотел переговорить через твоего Франца с местными жителями. Из числа тех, что были очевидцами этой странной истории с утоплением внука ведьмы.

КАРЛ

Без проблем. Абориген в полном твоём распоряжении. (Усмехнувшись.) Но мог бы и не спрашивать. (Саркастически.) Ты ж теперь — моё начальство!..

2.16. ГАНЬКИН БОР. ТРОПА. НАТ. ВЕЧЕР

Агата, сгорбившись под тяжестью своей ноши, еле-еле волочёт ноги. Но уже не по болоту, по тверди земной, с сосновым редколесьем вокруг. В какой-то момент её замечает выставленный здесь «секрет».

ГОЛОС АЗАРЁНКА

Стоять! (Агата, вздрогнув, оборачивается.) Башкой не вертеть! Смотреть прямо! (Агата подчиняется.) Оружие, мешок — на землю!

Агата покорно, с видимым облегчением подчиняется команде, затем всё равно оборачивается и, тяжело выдыхая, с усталой улыбкой садится на землю.

АГАТА

Свои! О божечки!.. Наши… Дошла-таки…

Фото: Ист. фото — partizany.by
ПоделитьсяПоделиться

Снимок из архива портала «Партизаны Беларуси».

2.17. ГАНЬКИН БОР. СТОЯНКА ОТРЯДА. НАТ. ВЕЧЕР

Временная стоянка партизанского отряда в лесу. Здесь уже людям и попроще, и полегче — не так давит жара, от немцев явно оторвались, в общем, жизнь продолжается… Дымятся костерки, возле них гуртуются люди, готовя нехитрый ужин; ездовые начищают бока усталым лошадёнкам; народ рубит лапник, оборудуя подобие шалашей либо просто лежанки для ночёвки; слышатся лёгкий оживлённый говорок, шуточки, смех. Видно, что люди заметно повеселели и что эта стоянка разительно отличается от предыдущей на островке в болоте. Под раскидистым лапником огромной ели сидят Командир, Особист, Володя и Александр Григорьевич. В руках у Володи потрёпанная, с лохматыми краями карта.

ВОЛОДЯ

До Мозыря, безусловно, ближе. Но придётся пересекать шоссе, которое немцы наверняка заблокируют. А потом почти три десятка километров проделать по открытой местности.

КОМАНДИР

Нет. Этот вариант не про нас. Не сдюжим.

ВОЛОДЯ

Согласен. Но если двинуть на юго-восток, то аккурат до Наровли — почти сплошь леса и болота. (Показывает.) А от Наровли можно вниз, по Припяти, на плотах к Днепру спуститься. А там и до Киева рукой подать.

АЛЕКСАНДР ГРИГОРЬЕВИЧ

А что если немцы уже взяли Киев?

Такое, в общем-то, невинное уточнение для Особиста — что красная тряпка для быка.

ОСОБИСТ

Что ты сказал?! Немцы — Киев?! Столицу советской Украины?! Да тебя за такие панические разговоры…

КОМАНДИР

Остынь, майор! Твою бы энергию — да в мирных целях… Между прочим вопрос далеко не праздный. Ты когда последний раз сводку слышал? Лично я — 12 дней назад. А за это время много воды в Днепре утекло.

ОСОБИСТ

Киева мы им не отдадим ни при каких обстоятельствах! Товарищ Сталин этого не допустит!

КОМАНДИР

Не допустит, не допустит. Ты только успокойся. (Досадливо о наболевшем.) Э-эх, без связи мы всё равно что слепые котята тыкаемся.

ВОЛОДЯ

Моя вина, Алесь Петрович. Недоглядел я… До сих пор голову ломаю: как мог потеряться этот чёртов вещмешок с запасными батареями…

Володя не успевает закончить, в этот момент к их четвёрке подходят Азарёнок и конвоируемая им Агата. Командир и доктор узнали женщину, так что на их лицах сейчас удивление и тревога одновременно.

АЗАРЁНОК

Товарищ командир, разрешите обратиться? Вот, находясь в боевом охранении, задержал подозрительную гражданку.

КОМАНДИР

Агата? Как ты тут… (Догадавшись.) Дмитрий Сергеевич?

В ответ Агата хмуро кивает.

АГАТА

Помер ваш комиссар. Прошлой ночью, в сознание не приходя. Отмучился, сердешный.

АЛЕКСАНДР ГРИГОРЬЕВИЧ

Собственно, этого следовало ожидать. Сепсис.

Володя стягивает с головы пилотку. Остальные, будучи без головных уборов, какое-то время просто молчат. Молчание нарушает Азарёнок.

АЗАРЁНОК

А ещё при ней Дегтярёв был. Что характерно — мой. (Володе.) Тот самый, который вы приказали Ваньке-дурачку отдать.

ВОЛОДЯ

Видела Ивана?

АГАТА

Видала. Закопать нема чем было, так я его ельником закидала. Шоб птицы не поклевали, тела не опоганили. А пулемёт и круглые железные блины забрала. (Поясняет командиру.) Вы же сами сказали, что в отряд берёте тильки тих, кто со своим оружием прыдет.

КОМАНДИР

Спасибо тебе, Агата. За комиссара, за пулемёт, за всё. Хорошая ты баба. (Поправляется.) Виноват, не баба — боец… Иди, отдыхай. Ступай к нашим женщинам, они тебя накормят и устроят. Азарёнок, проводи.

АЗАРЁНОК

Есть проводить. Пошли... (с усмешкой) боец.

Они уходят. Доктор вдруг резко встаёт, окликает.

АЛЕКСАНДР ГРИГОРЬЕВИЧ

Агата, погодите!

Нагнав, долго и пристально всматривается в лицо девушки.

АГАТА

А чё вы на мене так дывитесь?

АЛЕКСАНДР ГРИГОРЬЕВИЧ

Да так… Ничего… (Мотает головой.) Да нет, не может быть… Просто показалось, что у вас… Извините…

Возвращается обратно в состоянии лёгкой задумчивости.

2.18.1. ХУТОР. ИЗБА. ИНТ. ВЕЧЕР

Карл в одиночестве сидит за столом. Занимается какой-то бумажной работой, периодически прикладывается к бокалу с вином. В горницу проходит Гюнтер.

КАРЛ

Ну, и как прошли твои научные изыскания? Насобирал новых сказок?

ГЮНТЕР

И не только сказок. (Проходит к столу, наливает вина и себе.) Одна местная фрау рассказала вполне себе быль. (С наслаждением выпивает.)

КАРЛ

Занимательную?

ГЮНТЕР

Более чем… Красные бандиты, покидая деревню, оставили в одной избе на попечение хозяйки своего тяжелораненого комиссара.

КАРЛ

Чёрт подери! Идём!

Карл вскидывается, хватает фуражку, но младший брат его осаживает.

ГЮНТЕР

Можешь не спешить. Я взял парочку твоих солдат и уже нанёс туда визит. К сожалению, ни комиссара, ни хозяйки там не оказалось. Дом пуст.

КАРЛ

И куда же они подевались?

ГЮНТЕР

Понятия не имею. Но следы крови на полу и брошенные в печку грязные бинты не оставляют сомнений в том, что раненый действительно был.

КАРЛ

В доме нужно оставить засаду.

ГЮНТЕР

Уже оставили. (Садится за стол напротив брата.) Но, думаю, это ничего не даст. Вряд ли кто-то из них теперь вернётся обратно.

КАРЛ

Скорее всего, ты прав. Но пару дней всё же обождём… Чёртов староста! Он наверняка был в курсе!

ГЮНТЕР

Был. Женщина, которая нам указала на дом, это подтвердила… И значит, ты правильно сделал, что пристрелил его, как собаку.

Карл наливает себе ещё вина, залпом выпивает.

КАРЛ

А насколько ты продвинулся в поисках живой воды?.. Кстати, а про мёртвую воду ты что-нибудь знаешь?

Судя по выражению лица, этот вопрос очень сильно удивил Гюнтера.

ГЮНТЕР

А откуда ты про неё слышал?

КАРЛ

Грета… В тот день она сказала мне, что Зигфрид искупался не в крови дракона, а в озере с мёртвой водой.

ГЮНТЕР

Снова Грета… Нет, никогда не слышал такое о Зигфриде... Но про мёртвую воду вообще рассказывают и пишут значительно реже. И в основном славяне. Они считают, что мёртвая вода делает человека неуязвимым, именно как мёртвого. Мертвеца ведь нельзя убить. Но это всё чушь! Да, человека можно вылечить практически от любой болезни, даже от старости. Можно даже реанимировать спустя несколько часов после смерти. Но живые мертвецы — упыри, вампиры и прочая нечисть — это дурацкие славянские сказки. (Усмехнувшись.) Хотя наш Агроном в них и верит.

КАРЛ

Допустим. Но ведь Зигфрид не был славянином?

Гюнтер заливисто смеётся.

ГЮНТЕР

Вот я тебя и поймал, братец! В живую воду ты не веришь. А в Зигфрида и в кровь дракона — пожалуйста!

КАРЛ

Ну, дракон мог быть… Хм… (Прикидывает в уме варианты.) Например, случайно выжившим динозавром?

Братья смеются.

ГЮНТЕР

Динозавром с чудодейственной кровью? Который жил в озере с мёртвой водой? (Резко тускнеет, после паузы.) Ты её часто вспоминаешь?

Карл реагирует на вопрос гримасой страдания.

Фото: Ист. фото — kino-teatr.ru
ПоделитьсяПоделиться

Немецкая открытка с кадром из немого фильма «Нибелунги» (1924). Герой германской эпической поэмы Зигфрид (Пауль Рихтер) топлесс и с мечом наперевес одерживает верх над огнедышащим чудищем. Искупавшись в крови дракона, он становится практически неуязвимым.

2.19. ФЛЕШБЭК.

Лесное озеро.

КАРЛ

Грета, я отвернусь и подсматривать не буду.

ГРЕТА

Слово рыцаря?

КАРЛ

Слово рыцаря.

ГРЕТА

Ну хорошо, господин барон. Я крикну, когда будет можно обернуться.

Девушка быстро раздевается. Карл тем временем тоже стягивает с себя мокрую от пота рубашку.

КАРЛ

Грета, а почему ты сказала «в озере с мёртвой водой»? Гюнтер всегда рассказывает про живую воду. Грета?!

Не дождавшись ответа, Карл ещё раз окликает девушку, а потом оборачивается. Грета уже зашла в озеро по пояс, шаловливо, буквально на пару секунду продемонстрировав господину барону налитую девичью грудь.

ГРЕТА

Теперь можно, господин барон!

Пытаясь быстрее скинуть спортивные брюки, Карл запутывается в них и падает. Грета плывёт к середине озера — не такого уж и маленького — и весело кричит.

ГРЕТА

Догоняйте, господин барон!..

2.18.2. ХУТОР. ИЗБА. ИНТ. ВЕЧЕР

Карл выныривает из детских воспоминаний и подтверждает глухо.

КАРЛ

Каждый день.

2.20. ЗМЕЕВО БОЛОТО. НАТ. РАССВЕТ

К болоту пробирается отряд, возглавляемый фельдфебелем Краузе (шестеро стрелков и связист с ранцем полевой радиостанции за спиной). На этот раз никаких технологических приспособлений у них нет, поэтому идут медленно, пешим ходом, грязные, в накомарниках, от которых ещё жарче. В какой-то момент фельдфебеля нагоняет связист Кнут Хубер. Это совсем молодой, высокий парень в очках, которые он носит постоянно по причине сильной близорукости.

КНУТ

Господин фельдфебель! Посмотрите, что мы нашли! Вам нужно это видеть!

КРАУЗЕ

Надеюсь, это будет жирный кусок свиной рульки и кувшин холодного пива?!

Краузе шлёпает по грязи за связистом. Они подходят к двум солдатам, которые смотрят в одну точку: там в грязной болотной воде лицом вниз лежит притопленное тело обер-лейтенанта Хазе.

КРАУЗЕ

Действительно, кусок. Жирный кусок дерьма. Потому даже не смог утонуть… И зачем вы решили мне ЭТО показать?

На лице связиста — недоумение.

КНУТ

Ну как же? Надо бы его как-то… по-христиански…

КРАУЗЕ

Послушайте, рядовой Хубер! У меня приказ: к ночи оборудовать укреплённую огневую точку и четыре снайперских укрытия. А мы ещё даже не добрались до первого острова!.. Если вы и в самом деле столь истовый христианин, так и быть — можете привязать к нашему несчастному обер-лейтенанту парочку камней, чтобы он закончил наконец своё свободное плавание в русских болотах. Даю вам на это пять минут. Время пошло!

После этой произнесённой тирады Краузе задирает сетку накомарника, достаёт сигарету и с наслаждением закуривает.

2.21. ГАНЬКИН БОР. СТОЯНКА ОТРЯДА. НАТ. РАССВЕТ

У потухшего костерка сидят две девушки — Агата и Лена.

ЛЕНА

А правда, что Ивана у вас «заполошным мертвецом» прозвали?

АГАТА

То правда.

ЛЕНА

А почему?

АГАТА

Три года взад они с Лукичом… (крестится) Господи, упокой… Они на лесное озеро поехали. Лукич перемёты ставил, а Ванька за раками нырял. Вот его в омут и затянуло. Лукич Ваньку как-то вытянул оттудова. Гля, а он вже синий весь и не дышит.

ЛЕНА

Кошмар какой!

АГАТА

Ну, Лукич его в телегу — и на хутор, до Симоновны.

ЛЕНА

А кто это?

АГАТА

Ванькина бабка. Они тогда вже с ней вдвоём оставалися.

ЛЕНА

Бабка? Это которая ведьма?

АГАТА

Не ведьма, ведунья!

ЛЕНА

А разве есть разница?

АГАТА

А як же… Ну и вот. Привез Лукич Ваньку, занёс в избу и говорит: так, мол, и так, прости, Симоновна, недоглядел за твоим мальцом.

ЛЕНА

А она?

АГАТА

А она его за порог выставила, дверь заперла и окошки позанавесила… Ну, понятно, трошки через час вже весь хутор знал, что Ванька притоп. Даже в район по телефону позвонили, потому как о покойниках положено докладать. На следующий день полномоченный прибыл, протокол писать. Зашёл, значится, к им в избу, а потом выходит и как заорёт: «Шо вы, черти полосатые, меня от дел отвлекаете, гоняете почём зря?! Живёхонек ваш покойничек!» Сел в свою мотоциклетку и обратно в райцентр укатил. Вот тогда Ваньку «заполошным мертвецом» и окрестили. А ещё «ведьминым выкормышем». Народ гутарил: Симоновна его мёртвой да живой водой омыла и отпоила.

ЛЕНА

Что за глупости? Живая вода — это просто детская сказка.

АГАТА

Глупости не глупости, а был мёртвый — стал живой. Вот тока не то шоб совсем в уме повредился, но странный стал. Ране завсегда весёлый, разговорчивый такой парень был, а теперь як не от мира сего. Завсегда мрачный, угрюмый, себе на уме, слова не вытянешь… А бывало, так посмотрит, аж мороз по коже.

Лена берётся как бы авторитетно рассуждать.

ЛЕНА

Ну, это ещё как-то можно объяснить. Ишемическим поражением головного мозга, например. Но реанимация утопленника живой и мёртвой водой… (Усмехается.) Это что-то запредельное, новое слово в медицине. (Спохватившись, сочувственно качает головой, речь-то теперь уже точно идёт о покойнике.) Бедный, бедный Квазимодо.

АГАТА

Кто-кто?

ЛЕНА

Квазимодо. Герой романа «Собор Парижской Богоматери». Не читала? Квазимодо считается синонимом «страшилы». Он был уродливым, горбатым и очень несчастным. И был безнадёжно влюблён в красавицу-цыганку.

АГАТА (вздохнув)

Значит, и я тож така есть. Эта самая квазиморда.

ЛЕНА

Не говори ерунды. Ты очень даже симпатичная девушка.

АГАТА

Да?! А это?! (Показывает на лицо.)

ЛЕНА

Ну оспины. Ну и что? Подумаешь... И вообще, не так уж они в глаза бросаются.

А и в самом деле! Лицо у Агаты действительно стало значительно чище. Уж не на это ли накануне обратил внимание доктор Александр Григорьевич?

АГАТА

Тебе, може, и не бросаются. А вот меня из-за них ещё ни один парень ни разу не целовал!

Агата срывается на плач. Лена бросается её утешать.

2.21. ЗМЕЕВО БОЛОТО. НАТ. РАССВЕТ

Через болото продолжает движение отряд, ведомый фельдфебелем Краузе. Замыкающий колонну очкарик-связист Кнут, остановившись, откидывает накомарник, чтобы протереть запотевшие от соленого пота очки. Выражение его лица красноречиво говорит о том, что, искренне сострадая участи несчастного обер-лейтенанта Хазе, этот молодой парень невольно примеряет его судьбу на своё возможное скорое будущее. Рядовому Хуберу тяжело, ему страшно, ему хочется домой.

2.22. ЗМЕЕВО БОЛОТО. ОСТРОВОК БОЛЬШОЙ ЗМЕЙ. НАТ. РАССВЕТ

Полностью закиданное лапником тело Ивана — торчит лишь ладонь. Над этим местом снова кружит болотный лунь. Внезапно он резко пикирует вниз и клюёт мертвеца в палец. И палец… неожиданно дёргается. И обиженно взмывает в воздух хищная птица.

Конец второй серии

Фото: Иллюстрация Максима Ляпунова
Фото: Ист. фото — ar.culture.ru
Фото: Иллюстрация Лилии Комиссаровой
Фото: Иллюстрация Лилии Комиссаровой
Фото: Ист. фото — incolor-art.ru
Фото: Ист. фото — truppendienst.com
Фото: Ист. фото — partizany.by
Фото: Ист. фото — kino-teatr.ru

ЛАЙК31
СМЕХ2
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close