Сейчас

+18˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+18˚C

Ясная погода, Без осадков

Ощущается как 17

1 м/с, с-в

763мм

59%

Подробнее

Пробки

1/10

«Некондиционные» новорожденные. Как петербургское суррогатное агентство распоряжается жизнями недоношенных детей

54166
Фото: EPA/STRINGER
ПоделитьсяПоделиться

Суррогатная мать родила глубоко недоношенную двойню по договору с петербургским агентством. Заказчики — потенциальные родители из Курска, претендовавшие только на здоровых детей, возможно, уже ожидают другое потомство от других сурмам. А рожденные по их желанию малыши живут в доме ребенка. Заявление с описанием этой истории поступило в Следственный комитет.

Риск — дело не благородное


Алена (имя изменено) стала сурмамой второй раз. Через суррогатное агентство, занимающееся подбором суррогатных матерей для потенциальных родителей, успешно родила одного ребенка для чужих людей в 2019 году на сроке 35 недель. Это же агентство без особых вопросов повторно направило ее на перенос эмбрионов нового заказчика.

Агентство и клиника, в которой Алене переносили эмбрионы, находятся в одном доме в центре Петербурга. А генеральный директор и соучредитель агентства на тот момент работала в этой же клинике акушером-гинекологом. Зная, что в анамнезе у пациентки риск невынашивания двойни, в июне 2021 года врач (она же — директор агентства) перенесла в полость матки два эмбриона. Доверяя врачу, Алена оформила необходимые документы на их перенос. То, что двойню до срока сурмама не доносила, было вполне ожидаемо.

По данным медкарты, угроза выкидыша появилась уже на сроке 9 недель. Все возможные меры, предпринятые для сохранения беременности, были безрезультатными — Алена соблюдала предписанный ей режим и покой, в октябре ее дважды госпитализировали с диагнозом «поздний угрожающий выкидыш», накладывали шов на шейку матки, а в начале ноября по скорой доставили в перинатальный центр Ленинградской областной больницы. Там сохраняли беременность, сколько могли, однако на сроке 26 недель всё-таки сделали кесарево сечение, и на свет появились мальчик и девочка каждый весом менее килограмма. В отделении патологии новорожденных и недоношенных детей ЛОКБ у младенцев нашли множество патологий, основная причина которых «недоношенность и экстремально низкая масса тела».

«Может, их обманули?»


После кесарева сечения Алена еще находилась на больничной койке, а сотрудники агентства пришли с заготовленным «актом», из которого следовало, что именно Алена виновата в преждевременных родах — якобы она нарушила условия договора «в связи с легкомыслием». Положа руку на сердце, легкомыслие ей проявлять было некогда — то и дело лежала в стационарах на сохранении. И вообще, какой смысл вложен агентством в слово «легкомыслие», непонятно.

«Дети долго лежали в больнице, прогноз был плохой — очень рано родила, но в перинатальном центре Ленобласти их выходили чудом, а сейчас они практически не отличаются от обычных доношенных детей. Через три месяца после их рождения мне позвонили из агентства и из роддома, где выхаживали детей, просили написать отказ от детей, мотивируя это тем, что им нашли приемных родителей», — рассказала Алена.

Алена забрала их сама, оформила свидетельства о рождении, в которых значится матерью. Но малышам требуется постоянный уход, посещение поликлиник для реабилитации, и есть свой 4-летний ребенок. А еще нужно работать, чтобы было на что жить. Через месяц с помощью сотрудников службы опеки и попечительства детей поместили в дом ребенка.

«Я не собиралась их воспитывать, но пришлось забрать, потому что все это было очень странно. Я должна была узнать, что случилось с их родителями — может, их обманули?» — говорит Алена.

«Новорожденного с дефектами можно не забирать»


В информированном согласии, которое подписывала Алена на участие в программе суррогатного материнства, она обязывалась передать права на детей неким супругу и супруге, состоящим в законном браке. Ни их фамилий, ни иных данных там не было. Она понятия не имела, где их искать, ей очень хотелось спросить: почему они не забирают своих детей?

Ответ на вопрос «почему», на самом деле, имелся с момента подписания договора, заключенного с суррогатным агентством. В нем есть неожиданное условие о том, что потенциальные родители вправе «не принимать на себя родительские обязанности в отношении ребенка, родившегося с врожденными дефектами или психическими отклонениями».

«Агентство внесло в договор с суррогатной матерью, заключенный от имени потенциальных родителей, условия, заведомо ущемляющие права новорожденных. Такие, которые позволяют заказчикам использовать вспомогательные репродуктивные технологии не как способ лечения бесплодия (то есть для того, для чего они и существуют), а как способ получения «кондиционных» — здоровых детей. А самим детям фактически придало свойства товара в сделке, предусмотрев право заказчика отказаться от дефектного результата, не соответствующего желаемым характеристикам», — прокомментировала «Фонтанке» сложившуюся ситуацию адвокат Ольга Зиновьева.

В Следственный комитет поступило заявление с просьбой проверить, как по заказу потенциальных родителей применялось ЭКО, кто они, и, наконец, найти официальный ответ на вопрос Алены, почему заказчики не забирают детей.

«Не хочу верить в то, что кто-то считает нормальной ситуацию, когда бездетная пара заказывает детей, а потом отказывается их забирать. Не потому, что ей не нужны дети, а потому что новорожденные здоровьем не удались. Отношение как к щенкам — этого мы оставляем, этого нет, — говорит суррогатная мать двойняшек. — Надеюсь, Следственный комитет разберется, кто эти люди, потому что я считаю, они должны нести ответственность за детей, которых «заказали» и выбросили. Да, мальчик с девочкой — двойняшки славянской внешности — родились полумертвые и не дышали. Но сегодня они практически здоровы, хотя это никогда не должно быть определяющим в признании детей своими».

С признанием, кстати, возможны проблемы. Потому что известны случаи использования программы суррогатного материнства с нарушениями, когда сурмаме имплантируют эмбрионы «не родные» ни одному из родителей.

«Дети выжили не просто так?»


Программа суррогатного материнства основана на технологии экстракорпорального оплодотворения — «в пробирке» женская яйцеклетка (ооцит) оплодотворяется спермой. Полученные в результате эмбрионы переносятся в матку и «приживаются» там, женщина беременеет. В ситуации, когда этой женщиной является не родная мать, а посторонний человек, которого используют для вынашивания плода, эмбрион должен иметь генетическую связь хотя бы с одним из родителей. Если агентство и клиника этим требованием пренебрегают — для оплодотворения донорских яйцеклеток используют сперму донора — это правонарушение. А для потенциальных родителей ещё и возможность «легко» отказаться от рожденных для них детей.

«Проверить, в такой ли ситуации оказалась Алена с детьми, мы попросили Следственный комитет в своем заявлении (провести медико-генетическую экспертизу), — поясняет адвокат Зиновьева. — Потому что если донорские ооциты были оплодотворены донорской спермой, и в результате этого родились недоношенные малыши — это прямое нарушение закона, ответственность за которое предусмотрена пунктом «б» части 2 статьи 127.1 УК РФ (купля-продажа несовершеннолетнего)».

«Мне очень хочется верить, что эти дети выжили не просто так, — говорит Алена. — Может, их задача как раз и заключается в том, чтобы показать миру, что нет ничего нормального в том, что суррогатное агентство принимает на себя роль вершителя судеб: захотели — сделали детей, захотели — решили, какой ребенок подходит их клиенту, а какой нет».

Комментарий адвокатского бюро «ОНЕГИН-групп»:

«Программой суррогатного материнства сегодня могут воспользоваться мужчина и женщина как состоящие, так и не состоящие в законном браке, или одинокая женщина, имеющая диагноз «бесплодие». В законодательстве нет легального механизма, позволяющего людям, половые клетки которых использовались для оплодотворения или являющимся заказчиками программы суррогатного материнства, отказаться от ребенка, родившегося с «врожденными физическими дефектами или психическими отклонениями». Мы полагаем, что в ситуации с детьми, рождёнными Аленой, их заказчики воспользовались неправомерным условием договора, заключенного агентством от их имени с суррогатной матерью, и уклонились от родительских обязанностей в отношении новорожденных, потому что они не соответствовали желаемым характеристикам. Мы полагаем правильным возложить на них в судебном порядке родительские обязанности по имущественному содержанию детей, включая алиментные, жилищные и наследственные обязательства, разумеется, без предоставления этим людям родительских прав на детей. Причём в данном случае не имеет значения, есть генетическая связь в этой программе или нет — по нашему мнению, бремя содержания детей, рождённых по прихоти заказчиков, не должно возлагаться на государство.

Суррогатное материнство в России на протяжении нескольких последних лет переживает не лучший период. Поэтому ради сохранения такой уникальной репродуктивной технологии, помогающей действительно бездетным людям стать родителями, медицинская отрасль вспомогательной репродукции должна быть свободной от дельцов, использующих её как площадку для противозаконных комбинаций».

PS. Фонтанка в соответствии с законом о СМИ обратилась в агентство с просьбой предоставить комментарии по ситуации. Однако вместо комментариев агентство направило суррогатной матери претензию о выплате «неустойки в размере 700 тысяч рублей», вероятно, таким образом попытавшись запретить ей защищать себя и новорождённых детей, ссылаясь на разглашение самого факта участия Алены в программе суррогатного материнства.

Ирина Багликова, «Фонтанка.ру»

Фото: EPA/STRINGER

ЛАЙК4
СМЕХ3
УДИВЛЕНИЕ4
ГНЕВ40
ПЕЧАЛЬ7

Комментарии 15

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close