Только поцеловались — и все. О роли букета невесты в наших традициях

Как корреспондент «Фонтанки» пришла на августейшее венчание с определенной целью и ушла ни с чем, кроме хорошего настроения.

36
Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

«На таинство венчания в Исаакиевский собор, помимо приглашенных гостей, допускаются все желающие», — говорилось в официальном буклете для СМИ. Впрочем, нюанс про «всех желающих» организаторы просили особо не акцентировать, чтобы суммарная численность аудитории не превышала ожидаемых 2,5 тысяч человек. В итоге венчание получилось в меру пышным, в меру камерным и вполне интернациональным. Что по нынешним временам санкций, контрсанкций и закрытых на ковид границ — уже событие. Но самого главного так и не случилось.

Пока гости входили в Исаакиевский собор со стороны Адмиралтейского проспекта, у западного входа напротив Манежа репетировали встречу молодых гвардейцы Преображенского полка — выстроившись на ступенях они выхватывали из ножен и поднимали над воображаемой четой сабли. Ни регалий, ни документов на входе не спрашивали, достаточно было знать, на какое именно мероприятие идешь. Так что шансы увидеть действующую главу дома Романовых, наследника с его невестой и заморских августейших особ были у всех, кто этим по-настоящему интересуется.

Для наиболее родовитых, преимущественно иностранных гостей, в южном портике поставили несколько рядов стульев. Остальное общество, включая членов Дворянского собрания, ожидало начала службы, как и положено по православному канону, стоя. Обсуждали грядущее празднование 300-летия Империи, которое должно начаться с приветствия Патриарха и Нарышкина. Уточняли, правильно ли, что пришли практически без орденов — оказалось, правильно, утром все ордена разом надевать не следовало. Кто-то заметил, что текущая свадьба весьма «возмутила князя Трубецкого». Иначе зачем было за две недели до нее устраивать на Рю Дарю в Париже венчание Ростислава Романова и его греческой невесты Фотинии Марии Георганта? Их брак был заключен еще в 2019 году, у пары восьмилетний ребенок, а тут — венчание, ровнехонько за две недели до объявленного Георгием Михайловичем торжества. Интрига.

ПоделитьсяПоделиться

Тем временем под Тихвинской иконой Божией Матери, где в кафедральных храмах принято ставить кресло для епископа, обосновалась дама в роскошной собольей шапке и манто, отороченном таким же мехом. «Не младшая ли это Романова?» — шептались гости. «Нет, кажется, не она». «Если сидит, значит католик, — заключил мужчина в ярко-желтом галстуке, усыпанном двуглавыми орлами. — Хотя у нас, например, в Сербии в храме и сидят, и стоят, кому как удобнее».

Позже места под иконой рядом с загадочной незнакомкой заняли глава дома Романовых, великая княгиня и мать жениха Мария Владимировна и родители невесты — дипломат Роберто Беттарини и его супруга Карла Вирджиния Каччаторе.

Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

Гости прибывали в южный портик: последний царь Болгарии Симеон II, принц Филипп Лихтенштейнский с женой Изaбеллой в отороченной белым пушистым мехом шляпе внушительного диаметра (в аналогичном головном уборе Изабелла была замечена на свадьбе Эрцгерцога Австрии Кристофа и Аделаиды Драпе-Фриш в 2012 году), принц Рудольф и принцесса Тилсим Лихтенштейнские, вдова первого мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака Людмила Нарусова в алых мехах и белой шляпке с вуалью. Такого парада шляп Исаакиевский собор не видел, наверное, никогда: соломенные и фетровые, плоские, как блюда, и винтом уходящие в пространство над головой обладательницы, с жемчугом, мехом или перьями фазана. Платья из фатина, парчи и бархата потрясали воображение. Словом, дамы, в том числе юные, блистали. Молодые принцы в ассортименте представлены не были.

Рядом кто-то сетовал на то, что среди потомков дворянских родов все меньше молодежи. Как пояснил любопытному корреспонденту предводитель Российского дворянского собрания Олег Щербачев, связано это с тем, что современные молодые люди увлечены в первую очередь карьерой. Заниматься изысканиями в архивах, изучать историю рода им некогда. Но с возрастом, особенно, когда появляются собственные дети, интерес к корням обычно просыпается.

Оказались среди приглашенных и представители бизнеса. Признанный король сферы ритуальных услуг, предприниматель Олег Шелягов прибыл с женой Викторией, которая ради церемонии отступила от стиля ля-рюс и облачилась в бледно-розовое, европейское. Когда появился председатель совета директоров группы компаний «Царьград» Константин Малофеев, кто-то из гостей отметил, что это — близкий друг жениха. Как бы то ни было, но венец во время таинства над головой новобрачного держал именно он.

Первым в соборе появился жених. Невеста вошла — и вслед за благоговейной тишиной запел хор. Семиметровый шлейф за новобрачной несли юные создания в горчичных и зеленых платьях в русском стиле и в кокошниках. В руках у Виктории Романовны был букет зефирно-нежных бело-розовых орхидей. Тот самый букет невесты, который она, по традиции, должна после венчания бросить за спину в толпу незамужних девиц. Которая поймает — та и будет следующей у алтаря, возможно, с принцем или князем.

Сергей Михайличенко/«Фонтанка.ру»

ПоделитьсяПоделиться

Судя по объему и форме, букет должен был обладать весьма посредственными аэродинамическими свойствами, пойти понизу и с креном вправо. Так что, даже с учетом толпы низкорослых в силу детского возраста держательниц шлейфа за спиной госпожи Беттарини-Романовой, шансы поймать важный артефакт могли быть неплохие. По крайней мере, у тех, кто придерживается правой стороны и умеет принимать нижние волейбольные подачи.

ПоделитьсяПоделиться

Выйдя из собора, молодожены поцеловались под щелчки фотокамер в сени преображенских сабель. Новобрачная подняла букет к груди, затем — над головой... И снова опустила. Чудесные орхидеи отбыли вместе с августейшей четой в Петропавловскую крепость. Там невеста возложила свой счастливый букет на могилу великого князя Владимира Кирилловича Романова в великокняжеской усыпальнице Петропавловского собора. Будем честны — вразрез и с нашими, и с зарубежными свадебными традициями.

Ксения Потеева/«Фонтанка.ру»

ПоделитьсяПоделиться

Бракосочетание, которое сегодня наблюдал Петербург, вероятно, вызовет в среде потомков Романовых новые дискуссии. Большинство современных представителей русских княжеских династий согласны с тем, что Георгий Михайлович — наследник старшей линии рода. Но дети от его брака с Викторией Романовной, с точки зрения законов Российской империи, возглавлять династию уже не смогут. Так что, возможно, нам еще предстоит познакомиться поближе и с другими потомками российского императорского дома.

Венера Галеева

«Фонтанка.ру»

Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»
Фото: Михаил Огнев/«Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (36)

НАШИХ традиций бросать букет за спину отродясь не было. К нам это пришло из Европы посредством американских фильмов...

Кукольный театр и обезьяний цирк в одном флаконе. С ароматом конюшни и морга.

фарисейские клоуны.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...