26.02.2020 19:40
24

Первая жертва коронавируса в Петербурге: Главврач Боткинской больницы рассказал, за что его уволили

Сотрудники Клинической инфекционной больницы им. Боткина направили обращение в администрацию президента с просьбой разобраться в ситуации с увольнением главного врача. Уволенный Алексей Яковлев на вопрос «Доктора Питера»: «Почему вас уволили?» — ответил: «Потому что в Петербурге неправильно организовали противоэпидемические мероприятия».

На следующий день после увольнения Алексея Яковлева, главного врача Городской инфекционной больницы им. Боткина, в клинике установили «хорошие тарифы» на оказание медицинской помощи в системе ОМС — на протяжении трех лет лечение пациентов оплачивалось намного ниже затрат на него.. А сегодня управление Роспотребнадзора сообщило, что анализы на коронавирус будут выполнять в Петербурге — их не надо будет отправлять в новосибирский центр «Вектор». То, за что бился Алексей Яковлев, выполнено. Но чтобы это произошло, получается, надо было уволить его с должности главного врача. С Алексеем Яковлевым беседовал «Доктор Питер».

— Алексей Авенирович, вчера председатель комитета по здравоохранению Дмитрий Лисовец сообщил, что на решение о вашем увольнении повлиял не столько побег пациентов из больницы, сколько санитарно-эпидемиологическое состояние больницы.

— Как таковой проверки санитарно-эпидемиологического состояния больницы не было. Соответствующего акта я не видел и не подписывал. Мне предложено было написать заявление об увольнении по собственному желанию, но я отказался. Потому что знаю, что делал все правильно.

— Тут как-то сразу вспоминается вопрос Владимиру Путину на его последней пресс-конференции о состоянии Боткинской больницы на Миргородской. Его задала журналистка из Красноярска, известная тем, что обвинила в домогательствах Марадону (издание, в котором она работает, участвует в информационных кампаниях медиагруппы «Патриот»). Читался в нем какой-то подвох: она не знала, что существует новый корпус больницы, что в городе ищут возможность построить еще один. Может, санитарно-эпидемиологическое состояние старых корпусов имел в виду Дмитрий Лисовец?

— Критическое состояние Боткинской больницы было оценено еще в 2004 году Валентиной Матвиенко. Только через 13 лет больница переехала в новое здание, и то не в полном объеме. У меня нет ответа на вопросы, почему так долго, почему до сих пор не построено запланированное здание больницы на юге города. Но я рад, что хоть так привлекли внимание президента к крупнейшей инфекционной больнице в стране. Строительство южного корпуса заморожено. Обещали отремонтировать старые помещения на Миргородской, когда у города будут деньги.

— Еще одной возможной, но не озвученной причиной называют кредиторскую задолженность.

— Я даже знаю, почему она не озвучена. Потому что именно непрофессиональные действия комитета по здравоохранению в 2017–2018 годах создали ситуацию с тотальным недофинансированием Боткинской больницы. После открытия новой площадки на Пискаревском проспекте, 49, резко выросли затраты на содержание учреждения, увеличился штат сотрудников. В течение трех лет тарифы не поднимались. Я направил 40 обращений во все инстанции о том, что нужно изменить финансирование больницы. Они оставались без ответа.

Больница прошла через 9 проверок, ни одна не нашла нарушений финансовой дисциплины. Прокуратура в прошлом году сделала заключение: недофинансирование связано с тем, что тарифы не соответствуют реальным расходам. И только в конце 2019 года началось движение — ТФОМСу было поручено пересчитать тарифы. И их сделали максимальными буквально на следующий день после моего увольнения. Я считаю, что этого добились мы — команда больницы им. Боткина.

За три года из-за неправильно рассчитанных тарифов недофинансирование составило более 1,5 млрд рублей. Увеличив их, руководители системы здравоохранения Петербурга признали наконец, что в течение трех лет больница работала в жесточайших условиях недостатка средств.

— Ходят слухи, что инициатором вашего увольнения стал Роспотребнадзор. Но плохо верится в то, что это под силу местному ведомству — не настолько оно самостоятельное, чтобы начать кампанию против главного врача крупнейшей инфекционной больницы страны. Петербургский Роспотребнадзор выполнял «поручение» федерального?

— Думаете, в Москве не видят нарушения в проведении противоэпидемических мероприятий? Они прошли бы бесследно, если бы не история с побегами из больницы и нежелание здоровых людей находиться в больнице, которых госпитализировали вопреки здравому смыслу. Но СМИ писали об этом регулярно, более того, на заседании суда журналисты узнали и о том, что из федерального центра Роспотребнадзора не поступают результаты исследований. Это уж совсем прокол федеральной службы.

— По действующему законодательству пациент имеет право знать результаты своих анализов. Когда вы перестали их сообщать госпитализированным с подозрением на коронавирус?

— Эта информация была недоступна не только пациентам, но и врачам. Исследования проводились в Петербурге, когда город получил тесты для выявления коронавируса, правда, они вызывали серьезные вопросы по качеству. Это длилось всего 4 дня — с 26 января результаты перестали поступать. И было совсем удивительно, что не поступали данные из других регионов. Известная пациентка Алла Ильина сдавала их задолго до госпитализации в Боткинскую больницу — 31 января. Второй анализ брали у нее уже мы — 7 февраля. До 19-го результаты исследования нам не были известны.

— К заседанию суда человек уже дважды прошел обследование. Если бы появились результаты, то не было бы и судов над сбежавшими пациентами?

— Не было бы. Но Роспотребнадзору нужен был суд в воспитательных целях. В нем не было ни капли медицины — с эпидемиологической точки зрения это выглядело неадекватно. Для главы федерального Роспотребнадзора важно было показать этот процесс, чтобы эти побеги, растиражированные СМИ, не провоцировали на такое же поведение пациентов в других регионах. То есть виноватыми стали пациенты и больница. Хотя на самом деле это произошло из-за отсутствия реальных карантинных мероприятий по классическим правилам. О том, что это такое, я могу прочитать лекцию, потому что в течение нескольких лет преподавал дисциплину под название «военная эпидемиология», а также проходил стажировку на факультете повышения квалификации в Кольцово. То есть я основываюсь на профессиональных знаниях, а не на эмоциях.

— Алексей Авенирович, давайте начнем сначала. Почему в Петербурге пациентов с подозрением на коронавирус сначала забирали в специальных капсулах, сотрудники скорой были в комбинезонах, а потом приезжали к пациентам даже без обычных масок?

— Такие распоряжения поступали из Роспотребнадзора: то забирайте в капсуле, то не пользуйтесь капсулой, чтобы не пугать народ. Эта непоследовательность в распоряжениях и половинчатость принимаемых решений привели к тому, что противоэпидемические мероприятия в Петербурге были организованы неправильно. И вся ситуация со сбежавшими пациентами, с судами над ними, с моим увольнением спровоцирована этими неправильными организационными решениями.

К работе в чрезвычайной эпидемиологической ситуации мы начали готовиться в день, когда получили информацию о том, что коронавирус передается от человека к человеку, то есть 20 января. 22-го появились первые пациенты. Их забирали из аэропорта Пулково, как положено, в специальных капсулах.

И мы были абсолютно готовы, когда правительство РФ объявило, что новый коронавирус относится к особо опасным инфекциям. Это произошло 31 января, в этот же день появилось постановление главного государственного санитарного врача РФ: «...рекомендовать МВД России принимать меры по обеспечению исполнения требований должностных лиц Роспотребнадзора, осуществляющих санитарно-карантинный контроль в пунктах пропуска через Государственную границу РФ».

Тогда же состоялось и заседание Чрезвычайной санитарно-противоэпидемической комиссии при правительстве Петербурга (ЧСПК). На нем было принято решение подготовить постановление правительства «О проведении дополнительных мероприятий по недопущению завоза и распространения новой коронавирусной инфекции». Проект этого постановления включал и пункт о соблюдении особого режима охраны.

В день моего увольнения, 19 февраля, в Боткинской больнице ничего не было известно о его судьбе.

— Что это постановление могло бы изменить?

— Напомню Федеральный закон «О санитарном благополучии населения», статью 31, пункт 2: «Ограничительные мероприятия (карантин) вводятся (отменяются) на основании предложений, предписаний главных государственных санитарных врачей и их заместителей решением Правительства Российской Федерации или органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации...» Поскольку правительство Петербурга не приняло соответствующего документа об объявлении карантина, то его, естественно, и не было. А значит, не было и важной составляющей — карантинных охранных мероприятий, которые обеспечивает Росгвардия. Посмотрите, как это происходит в аналогичных условиях в других странах или в других регионах России. А о том, что они необходимы, я докладывал с момента, когда в больницу начали массово поступать пациенты, прибывающие из Китая — и абсолютно здоровые, и с признаками ОРВИ.

— Но еще 28 января «План организации санитарно-противоэпидемических мероприятий» подписал губернатор Александр Беглов. Пункт 3 этого плана обязывал издать распорядительный документ о переводе медицинских учреждений на строгий противоэпидемический режим. «Срок исполнения: в случае необходимости. Ответственный исполнитель: комитет по здравоохранению».

— Видимо, по мнению комитета по здравоохранению и управления Роспотребнадзора, такой необходимости не было. Хотя к 7 февраля в боксах больницы находились уже 113 человек, прилетевших из КНР, с симптомами ОРВИ. А тем временем в условиях эпидподъема по гриппу на 1100 койках в больнице Боткина находятся 1300 пациентов — за счет развертывания дополнительных койко-мест. Чтобы госпитализировать здоровых петербуржцев целыми семьями, мы вынуждены были приспособить для них дневной стационар.

— В других регионах страны и даже на Украине прибывающих из Китая без симптомов ОРВИ не госпитализируют в больницы, занимая койки пациентов, нуждающихся во врачебной помощи. Их селят в санатории и пансионаты.

— В постановлении главного санитарного врача Анны Поповой четко написано, что здоровые люди должны наблюдаться дома. На заседании оперативного штаба по профилактике и контролю за распространением коронавирусной инфекции в Петербурге обсуждался выбор места для карантина здоровых — все как бы понимали, что им нечего делать в больнице. Выбрали пансионат, сотрудники клиники провели обучение его персонала, предоставили халаты, средства индивидуальной защиты. Но все остановилось. Нам говорили, что развернуть там «карантинный пост» невозможно, мол, нет забора, а на его строительство уйдет 2 недели (в Китае больницу для пациентов с коронавирусом построили за неделю. — Прим. ред.). На самом деле Росгвардия способна возвести его за несколько часов. Но она станет это делать, если ее привлекут к карантину. А его в Петербурге по факту не было.

— Когда был создан этот штаб и кто в него входил?

— 4 февраля по распоряжению губернатора Петербурга. Руководство оперативным штабом возложено на вице-губернатора Валерия Пикалёва. Заместителями руководителя штаба назначены глава Роспотребнадзора по Петербургу Наталия Башкетова, вице-губернаторы Анна Митянина и Максим Соколов. В состав штаба вошли вице-губернатор Евгений Елин, председатель комздрава Дмитрий Лисовец, председатель юридического комитета администрации губернатора Екатерина Аксенова, представители ГУ МВД по Петербургу и Ленинградской области, Росгвардии, МЧС, Управления на транспорте МВД России в СЗФО, Управления ФСБ России по Петербургу и Ленинградкой области, Пограничного управления ФСБ, Октябрьской железной дороги и других ведомств.

Штаб должен координировать «профилактику и контроль за распространением коронавирусной инфекции, выработку оперативных мер по недопущению ее возникновения».

На заседании ГЧПЭК было принято решение — обратиться к исполнительной власти о введении на территории Петербурга карантина.

— Его так и не ввели.

— И тем самым лишили нас правовой основы для того, чтобы не выпускать госпитализированного пациента из больницы. Именно карантин определяет действия не только врачей, но и сотрудников Росгвардии, которые охраняют людей в условиях эпидемиологических ограничений. Он определяет и обязанности пациента по выполнению карантинных требований, он должен выполнять рекомендацию о нахождении в изоляции в течение 14 дней. А если карантин не введен, все действия Боткинской больницы по удержанию пациента незаконны, и удерживать их некому.

— Но в других регионах тоже карантин не вводился.

— Там правильно проводятся противоэпидемические мероприятия, в отличие от Петербурга. Если не вводить карантин, надо исполнять предписания главного санитарного врача страны. А там нет ни слова о том, что здоровых надо госпитализировать в стационар, задача которого — лечить, а не сторожить.

Ирина Багликова

© Доктор Питер

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Комментарии (24)

Doc.doc
Всё как бы так, да не совсем так. Есть принципиальное "Но!", о котором главвврач Боткинской умолчал... Если пациент госпитализирован в инфекционный стационар и изолирован в боксе, могу предположить, что это был мельцеровский бокс, то правила пребывания пациента в таком боксе, правила работы персонала, противоэпидемические правила, обеспечение противовэпидемического режима должны выполняться в больнице без дополнительных предписаний. Эти правила - прописная истина, - известны с начала 20 в! Как минимум с тех пор, как Э.Ф. Мельцер спроектировал специальное помещение для изоляции инфекционных больных-бокс. Помните такого, Алексей Авенирович? С таким багажом теоретических знаний по военной эпидемиологии и практическим опытом руководства одной из самых-самых инфекционных больниц Вы не могли этого не знать. Резюмирую: не смог бы сбежать пациент с подозрением на особо опасную инфекцию из бокса, если бы в больнице реально выполнялся противоэпидемический режим и правила.

прион
Коронавирус или как его некоторые называют «боевой вирус» уже в Москве.
А в Санкт-Петербурге комздрав по совершенно надуманной версии «системных нарушений» снимают главного врача единственной инфекционной больницы в городе! Кто эти люди ? И с какой целью это сделано? Вопросов очень много. А может это саботаж ,вредительство ,оставить в такое время стационар без руководителя

Отличная статья

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор