Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

09:04 19.11.2019

Спорт

19.10.2019 12:35

«Советские газеты сделали из него монстра, который не вылезал из бутылки». Валерий Брошин — легенда и трагедия ленинградского футбола

Он был одним из главных героев чемпионского «Зенита» 1984 года, но уже через год его с позором изгнали из команды. Сегодня, 19 октября, Валерию Брошину исполнилось бы 57 лет. В 2009-м легендарный футболист скончался после того, как однажды неудачно съел шашлык с шампура.

«Советские газеты сделали из него монстра, который не вылезал из бутылки». Валерий Брошин — легенда и трагедия ленинградского футбола

Валерий Брошин//кадр из видео/YouTube

С кем из партнеров Брошина по чемпионскому «Зениту» 1984 года не начнешь говорить, все о нем вспоминают как о веселом человеке. «Душа компании» – наверное, самое частое.

– Я познакомился с Брошиным еще по юниорам, – рассказывает Юрий Желудков. – Смотрю — идет шкет, метр двадцать с хвостиком, весь такой интеллигентный с большим зонтиком-тростью, почти с него ростом. Он был всегда и со всеми своим человеком. И этим все сказано. А сколько историй с ним связано… но печатать такое нельзя. Просто запомните, что Валерка был великим игроком и человеком.

Брошин дебютировал в «Зените» в 17 лет. Это была весна 1980 года, матч против ташкентского «Пахтакора». Главный тренер ленинградцев Юрий Морозов выпустил белобрысого паренька за 30 минут до конца матча. «Зенит» вел к тому моменту 1:0. Полчаса на левом фланге полузащиты хватило молодому Брошину, чтобы доказать, что он отлично умеет делать три вещи: быстро бегать, хорошо обращаться с мячом и бесстрашно вести борьбу.


– Сейчас смотришь на молодых людей, которым по 20-22 года, а про них говорят, что им еще рано, – рассказывает партнер Брошина по чемпионскому «Зениту» Николай Воробьев. – А Валерий в этом возрасте уже ворвался в основной состав и, не обращая внимания на более старших партнеров и соперников, пытался максимально проявить себя и приносить максимальную пользу команде. Брошин был очень работоспособным. Хорошая левая нога. Был агрессивным, направленным на ворота соперника. Любил обострять игру, делать острые передачи, выходить самому на ударную позицию. В общем, левый полузащитник, нацеленный на атаку.

– Против него было реально больно играть не только физически, но и морально: даже если ты его обыгрывал, он делал все, чтобы через несколько секунд снова оказаться перед тобой, – вспоминает другой бывший футболист «Зенита» Дмитрий Баранник. – Он никогда не сдавался. У Валеры был огромный талант, который он, к сожалению, не смог реализовать.

Говорят, что в «Зените» 1984 года любили выпить почти все, но для Брошина это была настоящая проблема. Особенно серьезно пагубная привычка стала проявляться после завоевания чемпионства. Главный тренер ленинградцев Павел Садырин пытался с этим что-то сделать, проводил профилактические беседы с футболистом, но не помогало. 

– Не все из того, что про него писали, является чистой правдой, – возражает Воробьев. – Советские газеты сделали из него монстра, который не вылезал из бутылки. Но в реальности все было совсем не так. Конечно, нарушения режима были, но не в тех масштабах, о которых писали. Совершенно точно можно сказать, что из-за подобных историй он свой потенциал раскрыл не до конца. Но, отмечу, что подобные ситуации были не только у него – ведь все живые люди. Может быть, немного он перебарщивал по сравнению с остальными.

Есть мнение, что Брошина подвело не столько само по себе пристрастие к выпивке, сколько неумение сказать «нет» в нужный момент.

– За пределами поля мы все проводили друг с другом время, – вспоминает Баранник. – Мы жили, как в армии — команду видели чаще, чем свои семьи. Да, у нас была тесная дружная зенитовская компания в те времена, но часто мы начинали вместе, а потом расходились: кто-то шел домой, а кто-то дальше гулять. Каждый отвечал за себя. Не мне Валеру судить. Но как-то его чаще других ловили. Его дружелюбие не позволяло  отказать кому-то, чтобы посидеть лишний часок-другой. Одно могу сказать точно: в каком бы состоянии он ни был, он всегда отрабатывал на тренировках. Может, это как-то накопилось и сказалось на его дальнейшей карьере, но тогда для меня он был во многих вещах примером.

Однажды на ленинградское телевидение позвонили из магазина «Экран» на Невском. «Ваш Брошин опять лежит здесь пьяный!» – крикнул продавец в трубку.

– Валерке надо было грамм пятьдесят – сразу улетал, – сокрушался в одном из интервью комментатор Геннадий Орлов, который принял тот самый звонок. – Есть такие люди. Раз мне позвонили, значит, еще куда-то. А у «Зенита» не идет игра!

Но однажды Брошин перешел все границы и пришел на тренировку в таком ужасном состоянии, что терпение у руководства клуба закончилось. До сих пор точно не известно, от кого именно поступил приказ отчислить его из команды: то ли от самого Садырина, который разочаровался в молодом футболисте, то ли от более вышестоящего руководства.

– Нас всех неоднократно предупреждали, что могут быть последствия, – признается Баранник. – Вот последствия и наступили. Но вы же знаете историю: вскоре убрали Садырина, и команда развалилась на глазах. Может, какой-то эффект это и имело, но непродолжительный. 

– По ситуации с отчислением Валерки я не знаю всех подробностей, – говорит Воробьев. –  Одно могу сказать — это было время, когда сверху спускали установки, были разные комиссии, которые принимали решение. Ситуация с Брошиным была в какой-то степени, наверное, даже назиданием для других. Что-то вроде показательной порки, как сейчас в ситуации с Кокориным и Мамаевым, хотя сравнивать их как футболистов даже близко нельзя. Но Валерка сам дал повод. Ну, выпил он и пришел нетрезвым на тренировку... – не он первый это сделал. Разве в других командах такого не было? Было.

В августе 1985 года в «Советском спорте» вышла заметка об отчислении Брошина:

«Уже после первой игры с "Факелом" за нарушение спортивного режима команда вынесла строгий выговор полузащитнику Брошину и ходатайствовала об условной дисквалификации его до конца сезона. Футболист, однако, не сделал из этого выводов и продолжал появляться на тренировках в состоянии, как говорится, легкого подпития. Пришлось к нему принять более строгие меры: Брошин теперь дисквалифицирован на два года. Дисциплинарным взысканиям были подвергнуты и еще несколько игроков (Степанов, Тимофеев).

Президиум федерации футбола Ленинграда строго предупредил начальника команды В. Корнева и старшего тренера П. Садырина за серьезные просчеты, допущенные ими в подготовке к сезону. Садырин: "С нарушителями режима мы уже разобрались и с помощью городской федерации футбола, спорткомитета и других организаций порядок в команде навели"»

Брошину на тот момент было всего 22 года. Двухлетняя дисквалификация могла поставить крест на карьере молодого футболиста, но произошло практически чудо. Год нарушитель режима отслужил в Эстонии, а потом его вызвал Юрий Морозов, который как раз возглавил московский ЦСКА. Со стороны тренера это был большой риск, но получив доверие, Брошин заиграл практически на прежнем уровне. Футболист помог армейцам подняться из первой лиги. Потом Морозова сменил Садырин. Рассказывают, что Брошин в тот момент серьезно переживал за свое будущее и едва ли уже не паковал чемоданы. Но Павел Федорович дал ему шанс, забыв былые обиды. Брошин им воспользовался, и в 1991 году в составе ЦСКА выиграл второе чемпионское звание. Из «Зенита-84» помимо Брошина только у Сергея Дмитриева есть больше одного чемпионства. В ЦСКА у Брошина продолжились срывы. Впрочем, опять же, не у него одного.

– В чемпионский год позволили себе немножко расслабиться после матча, – рассказывал как-то капитан того ЦСКА Дмитрий Кузнецов. – Не буду называть фамилии — полкоманды участвовало. Садырин поймал. Перед следующим матчем сокрушается в раздевалке: «Я не знаю, как вы будете играть…». А мы вышли и выиграли. Пал Федорыч заходит: «Слышь, алкаши, как вы выигрываете? Пьете — и выигрываете. Объясните — как?!». Брошин нашелся что ответить: «Федорыч, вы же знаете, везет дуракам и пьяницам».

 

После распада СССР Брошин, как и большинство бывших советских футболистов, отправился играть за границу. Так воспитанник «Зенита» оказался в 1992 году сначала в финском «Куопион Паллосеура», потом в испанском «Бадахос». В 1993 он неудачно попытался вернуться в ЦСКА, после чего его путешествия продолжились: израильские «Хапоэль» и «Маккаби», туркменистанский «Копетдаг», ростовский СКА, московская «Ника», белорусский «Гомель».

По словам друзей Брошина, окончательно спиться ему не дала жена. С Ольгой он познакомился в Москве, играя за ЦСКА.

– Лето, ливень неимоверный, нас, девчонок, однокурсники из института привели на футбол, – вспоминала как-то Ольга знакомство со своим будущим мужем. – На стадионе «Динамо» играл ЦСКА. Армейцы победили динамовцев Тбилиси. Мы сидели на пятом или шестом ряду. Я тогда представить не могла: ЦСКА, Валерий Брошин… Это было за год до нашей встречи с Валерой. …«Я познакомилась с Прошиным!» – кричу я. А сокурсники поправляют: «Ты что! Он не Прошин, а Брошин! Такие имена знать надо!». С «Прошиным» потом у нас в гостях весь курс института перезнакомился. Он мне говорил: «Я в Москве не собирался оставаться надолго. Думал, поиграю чуть-чуть в ЦСКА – и в «Зенит» вернусь. Но тут я с тобой познакомился!..».

С перерывом в пять лет у них родились две девочки. Валерий и Ольга вместе прожили до самого печального конца.

Летом 2008 года у Брошина диагностировали рак языка. Причина нелепейшая. На даче бывшего полузащитника ЦСКА Владимира Татарчука с шампура ел горячий шашлык — проколол язык. Обращаться к врачу не стал, а через несколько дней язык набух и загноился. 

Почти полгода Брошин жаловался на боли, пока жена не заставила пойти к врачу.

– Даже когда поставили диагноз, он рвался на поле, – рассказывает Ольга. – Ветераны улетали в Болгарию, а у Валеры была виза, и он говорит: «Я с ними поеду!». Я попросила: «Не надо, Валер. Здоровье – дороже…».

Брошин прошел курс лучевой терапии. Не помогло. В начале февраля 2009 сделали операцию. К тому моменту из-за болей он уже почти не говорил. Однако операция не помогла – 5 марта 2009 года Брошин скончался. Оставил после себя какое-то ощущение недосказанности.

– Его не зря называли светлым, он был светлым не только цветом волос, но и душой, – вспоминает Дмитрий Баранник. – Есть люди, которые выпивают и становятся неадекватными, а есть те, которые продолжают оставаться людьми. Зла Валерка в своей жизни точно никому не причинил.

Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор