Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

15:48 24.05.2019

«Хочу посмотреть, как живут люди за железным занавесом»: ловец покемонов Руслан Соколовский о планах после смягчения приговора

Самый известный российский ловец покемонов получил срок в Екатеринбурге, а закончил отбывать его в Петербурге благодаря решению Владимира Путина, который декриминализовал одну из его статей. Теперь блогер снова собирается в храм.

«Хочу посмотреть, как живут люди за железным занавесом»: ловец покемонов Руслан Соколовский о планах после смягчения приговора

Руслан Соколовский//Владислав Лоншаков/Коммерсантъ

Руслан Соколовский оказался за решеткой СИЗО после того, как записал шуточный ролик в храме на месте расстрела царской семьи. Условный срок он закончил отбывать накануне в Петербурге досрочно. О том, почему он надеется на отмену всех трех своих статей, куда планирует уехать из России и сколько заработал на своей известности, он рассказал «Фонтанке».

- Руслан, как изменилась твоя жизнь после вынесения приговора?

– Я не мог выезжать за границу. Мне нужно раз в месяц ходить и ставить отметку, что со мной все хорошо и я не скрылся. Мне каждый раз нужно было извещать ФСИН о смене места работы, места жительства, и мне еще запретили пользоваться банковскими картами. На работу никуда не принимали, так что лично я просто сделал ООО с товарищем и поставил себя директором. Мне было запрещено посещать массовые мероприятия, причем в моей поясняющей записке под такое мероприятие подходила даже деловая встреча из трех человек.

- Чем ты зарабатываешь?





– Пока я сидел в СИЗО, у меня было время подумать, о криптовалютах, блокчейне — перспективных технологиях. Я вышел и сделал издание об этом. И недавно опубликовал отчетность по прибыли. Мы заработали 270 тысяч долларов, и это не полная цифра. Сейчас, правда, крипта просела, и прямо сейчас я продолжаю зарабатывать на рекламе в своем канале и рекламных интеграциях и на это и живу.

- Тебе удалось монетизировать свою известность?

– Да, я приобрел гораздо большую медийность. Конечно, меня знает в лицо далеко не каждый россиянин. Но если верить статистике, опрос делал «Левада-центр», то о ловле покемонов в храме знает каждый второй.  До того, как меня закрыли в СИЗО, у меня было 200 тысяч подписчиков. В данный момент я поднялся до 670 тысяч. Но, возможно, что если бы меня не посадили, то я бы набрал гораздо больше — у меня на тот момент на каждом ролике было по миллиону просмотров. Так что возможно, что я, наоборот, потерял.

- Ты в "Инстаграме" жаловался, что просели просмотры. Как сейчас ситуация?

– Правила "Ютуба" изменились. Поэтому я веду свой блог в "Телеграме", он дорос до 50 тысяч подписчиков, и активнее работаю с "ВК", потому что там просмотры идут лучше. Но и "Ютуб" забрасывать не буду.

- Как ты получаешь деньги в условиях ограничений? 

– Как правило, я получаю деньги на юридическое лицо, потому что не могу сам их принимать. Или наличными, или мне скидывают биткоины. Но в обычной жизни мне без вариантов платить налом. Однажды я зашел в банк, чтобы обменять немного долларов, и мне сказали, что надо писать какое-то особое заявление, потому что я в списке Финмониторинга. Я попросил свою девушку, и она все сделала сразу. Это мешает в мелочах что-то делать, и это довольно неудобно.

- Ты до сих пор в списке экстремистов Финмониторинга?

– Да, я постоянно смотрю, и пока всю глухо. Но я надеюсь, что меня скоро уберут из списка, потому что странно, что я в нем вместе с террористами из Беслана. Мой адвокат Алексей Бушмаков говорил мне, что четкого регламента по удалению из списка нет и не совсем ясно, к кому конкретно обращаться. Но я жду от него информацию.

- Будешь ли добиваться дальнейшего смягчения или отмены приговора?

– Я буду добиваться того, чтобы отменили вообще все статьи, которые мне инкриминировались. Сейчас уже декриминализировали статью 282, отчасти, я надеюсь, моими усилиями, потому что я не признавал вину до последнего и старался сделать так, чтобы наша система поняла, что это бредовая статья и она сделана для репрессий. Насколько я знаю, статья 138.1, которая тоже мне инкриминируется, за якобы шпионское оборудование — ручку с AliExpress, совсем скоро тоже декриминализуется и тоже должна вылететь. А вот статья за «Оскорбление чувств верующих» очень стыдная, она до сих пор наличествует в РФ, и это нужно исправлять.

- По твоему мнению, почему государство начало смягчать наказание по этим статьям? 

– В шутку можно сказать, что у нашего государственного аппарата есть период обострения к осени, когда они начинают принимать кучу странных законов. А к весне у них наступает оттепель и их отпускает. А если серьезно, то, наверное, у них есть какие-то аналитики, которые наблюдают за тем, что происходит в Интернете, и, видя волну протестов, стремятся смягчить негодование. 

- Как ты оказался в Петербурге?

– Здесь живет очень много моих приятелей — видеоблогеров и в целом здесь поинтереснее, чем в Екатеринбурге, который в пять раз меньше. После приговора меня стала напрягать атмосфера в этом городе с самым либеральным мэром. Ройзмана умудрились, по сути, уволить, и прямо сейчас там идет очень много разного рода репрессий, и я решил от греха подальше уехать, чтобы меня еще раз не посадили за какую-нибудь ерунду, которую они сами себе придумают. Поэтому я переехал сюда, получил прописку и живу здесь. Я снимаю квартиру, веду видеоканал, курирую работу своей редакции (издание о криптовалютах) и просто развлекаюсь.

- Как, кстати, в Петербурге ФСИН работает?

– Раз в месяц приходится ходить. Каждый раз я просыпаюсь в таком легком ужасе — может быть, я в этот раз не сходил и меня посадят? На самую первую отметку в Екатеринбурге я так умудрился не прийти. Я был обязан являться в конкретный день — 21-го числа, и никак иначе, а я оказался в Москве и не успел вернуться. В Петербурге другие правила — можешь прийти в любой день, с 1-го по 20-е число.

- Ты говорил, что их возмущала твоя квартира.

– Да, когда я пришел в первый раз к ним, то у меня уточнили: «Вы, наверное, на окраине снимаете, да?» Я сказал: «Нет, в центре». – «Ну, наверное, комнату?» – «Нет, квартиру, и двухкомнатную». Но я могу их понять. Каждый раз, когда я прихожу в отделение ФСИНа, это всегда какое-то полуподвальное помещение.

- Какие планы после суда?

– Я родился в Шадринске, и у меня не было раньше ни денег, ни возможности куда-то уехать. А потом мне запретили. Куплю билеты куда-нибудь в Европу и наконец покатаюсь по заграницам — посмотрю, как там живется. Меня позвали в Базель, там, где рядом адронный коллайдер, мне предложили бесплатно пожить. Может быть, сгоняю туда. Хочу съездить в Чехию — у меня там живет приятель, с которым я иногда веду подкасты. Я с ним ни разу вживую не виделся.

Еще у меня появилась крутая идея для ролика. Оказывается, в США появилась возможность официально клонировать своего кота. Я планирую в ближайшее время получить визу и отправлюсь первым делом туда и сделаю прикольный репортаж.

- Уехать из России не хочешь? 

– Для начала я хочу посмотреть, как живут люди за «железным занавесом», и понять для себя, что я хочу делать. И тогда я уже решу, переезжаю я или нет.

- Планов отказаться от российского гражданства, как год назад, больше нет?

– Я думаю, что нет. Обратно вернуться будет просто тяжело. А у меня куча знакомых, большая часть контрактов, аудитория здесь — я довольно сильно интегрирован.

- И последний вопрос. Как давно ты включал приложение Pokemon Go?

– Последний раз, наверное, год назад. Но я хочу поехать в Латвию, там есть один священник, который договорился со мной о том, чтобы я половил покемонов у него в храме. Так что скоро снова словлю и сделаю отчетный ролик. 

Подробную историю Руслана Соколовского и его противостояния с РПЦ «Фонтанка» рассказывала в первом интервью в 2017 году.

Илья Казаков, 

«Фонтанка.ру

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор