18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
12:02 23.01.2019

«У Али Измаиловича, за речкой». Рядом с «ЛУКойлом» появился Али Беглов

Петербургского миллиардера Али Беглова снова видят в офисном здании компании «Лосево» на Выборгской набережной, откуда когда-то он вел петербургский бизнес «ЛУКойла». Часто в окружении топ-менеджеров ООО «ЛУКойл-МаринБункер», управляющего всем российским бункерным бизнесом нефтяного гиганта. Участники рынка понимают это как знак судьбы - Беглов вернулся накануне 2019 года, когда бункерный бизнес ожидает множество перемен.

«У Али Измаиловича, за речкой». Рядом с «ЛУКойлом» появился Али Беглов

Сергей Куликов/Интерпресс

Центральный офис московского «ЛУКойл-МаринБункера» располагается в доме 8а на Аптекарской набережной — через реку от дома 5а по улице Фокина (в двух шагах от Выборгской набережной), где находится офис на 75% принадлежащей сыновьям миллиардера Группы компаний «Лосево». Так до «Фонтанки» и дошла информация про возвращение Беглова-старшего – люди приезжают в офис «ЛУКойл-МаринБункера», интересуются, где же топ-менеджеры, и слышат в ответ: «У Али Измаиловича, за речкой». 

За речкой

Но добраться до самого миллиардера, чтобы попросить об интервью, ни через один из этих офисов нам не удалось: в «Лосево» сообщили, что не имеют к «ЛУКойлу» никакого отношения, а потому не могут помочь, в «ЛУКойл-МаринБункере» сказали, что Али Беглов давно у них не работает, и даже представить не могут, как его найти. 

Впрочем, Али Беглов вернулся в топливный портовый бизнес официально. Как следует из информационно-аналитической системы «СПАРК-Интерфакс», 2 марта 2018 года он и предприниматель Игорь Кувшинов приобрели петербургское ООО «Си Инженеринг». Выручка ООО за предшествующий покупке год составила 0,8 млрд рублей. Это крупная компания, имеющая 14 бункеровщиков, заправляющих суда в портах Усть-Луга, Санкт-Петербург, Приморск, Высоцк, Калининград, Мурманск, Архангельск, а также в портах Азово-Черноморского бассейна. 

По мнению участников рынка, оборот «Си Инженеринга» только в акватории Балтийского моря составляет около 1,5 млн тонн нефтепродуктов в год, что в денежном исчислении может соответствовать примерно 1 млрд рублей. 

По словам президента Российской ассоциация речных и морских бункеровщиков Виталия Ковалева, компания «Си Инженеринг» в основном перевозит на своих бункеровщиках топливо «ЛУКойла» и чаще всего заправляет им суда, зафрахтованные «ЛУКойлом».

Али Беглов – основной владелец компании, ему принадлежат 60% ее долей. У Игоря Кувшинова – 40%. Кроме «Си Инженеринг» Игорь Кувшинов владеет 100% долей двух петербургских ООО: «Инвестстрой» и «Прогресс-Нефтепродукт». Первое занимается перевалкой нефтепродуктов на Канонерском острове, второе – торговлей ими. Вместе с «Си Инженерингом» они образуют полноценный бизнес по нефтеперевалке и бункеровке судов. Создается впечатление, будто все три компании бизнес-группы ведут свой бизнес исключительно бесконфликтно – ни одна из них ни разу не участвовала в арбитражных процессах в качестве истца или ответчика. 

По данным СПАРК, суммарная выручка всех трех компаний за 2017 год превысила 1,2 млрд рублей. 

Впрочем, даже через «Си Инженеринг» добиться разговора с миллиардером не удалось – ответившая по указанному на сайте компании телефонному номеру девушка сказала, что помочь связаться с ним не в ее силах, и порекомендовала звонить в «ЛУКойл». Круг, как говорится, замкнулся. 

От Феоктистова к Алекперову

Миллиардер Али Беглов – очень необычный топ-менеджер крупной компании. Он начинал с «улицы» в далекие 1980-е годы, когда его воспринимали как человека из близкого окружения легенды преступного мира Владимира Феоктистова (творческий псевдоним для своих – Фека). Али Беглова всегда можно было найти в «ставке» Феоктистова – в ресторане гостиницы «Пулковская». В тех кругах его называли Аликом и относились с уважением. 

В 1999 году Али Измаилович возглавил специализирующееся на бункеровке морских судов ООО «ЛУКойл-Нева», которое некоторое время спустя переименовали в «ЛУКойл-Бункер». Под руководством Беглова ООО вышло далеко за пределы петербургского порта, добившись весомых позиций в Белом, Баренцевом морях и в акватории Азово-Черноморского бассейна. Али Беглов вывел вверенную компанию в лидеры бункеровочного рынка России. К 2016 году она была представлена в 35 российских и зарубежных портах. По данным СПАРК, в 2014 году выручка от продажи превысила 38 млрд рублей, чистая прибыль ООО «Лукойл-Бункер» составила 1 млрд. В число клиентов входили крупнейшие судоходные компании, трейдеры и брокеры с мировым именем. С Али Бегловым связывают и появление в Петербурге офиса «ЛУКойл-Сити» – выдержанного в стиле неоампир дворца на Аптекарской набережной, оцененного экспертами в $ 50 млн. 

В мае 2016 года Али Беглов покинул «ЛУКойл» без объяснения причин. Сегодняшний федеральный бункеровщик нефтяного холдинга «ЛУКойл-МаринБункер» появился в декабре 2016 года. Это никто не афишировал, но говорят, у «ЛУКойл-Бункера», который возглавлял до своего ухода Беглов, возникли неустранимые противоречия с государством, из-за чего отношения между Али Бегловым и Вагитом Алекперовым испортились. 

В 2018 году эти отношения, похоже, восстановились – только так можно объяснить возвращение миллиардера, в общем-то, на ту же позицию, с которой он ушел в 2016-м. Ведь конструкция «Си Инженеринга», «Инвестстроя» и «Прогресс-Нефтепродукта» обеспечивает полный цикл услуг, связанных с бункеровкой судов. Роль «ЛУКойл-МаринБункера» напоминает парадный вход. 

На старте крупных перемен

Али Беглов вернулся в бункеровочный бизнес в очень интересный момент – накануне 2019 года, в течение которого данному сектору рынка пророчат серьезные перемены. 

С 1 января 2020 года начинают действовать ограничения по содержанию серы в судовом топливе до 0,5% в Балтийском и Северном морях. Основной вид судового топлива сегодня – мазут, в котором содержание серы до 3,5%. По мнению экспертов, убрать из мазута серу на нефтеперерабатывающих заводах очень сложно – на российских заводах в особенности. 

На международном рынке производства судового топлива эту проблему решают одним из трех способов: переход на дизель (быстро, не требует масштабной смены двигателей, но само топливо примерно в 2 раза дороже); переход на сжиженный природный газ (дешевле мазута, но требует сложного и дорогого переоборудования судовых двигателей, наличия береговой инфраструктуры и специальных СПГ-бункеровщиков стоимостью около $ 40 млн за каждый); оборудование судов установками по обессериванию мазута – скрубберами (одна такая установка стоит около $ 1 млн). 

«Большинство крупных мировых судоходных компаний пошли третьим путём. Однако те, кто строит новые суда, стараются ставить на них главные двигатели, способные работать и на СПГ, и на нефтяном топливе – в частности, так поступает «Совкомфлот». Я думаю, что в конце концов все пойдут по пути СПГ, потому что это более перспективно. Не случайно уже сейчас на рынке подержанного оборудования стали появляться подешевевшие скрубберы», – полагает эксперт Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков.

Применительно к российским портам все это, по мнению экспертов, означает практически полный уход с рынка бункеровки частных грузчиков – так в портовом сообществе называют бункеровочные компании, не входящие в структуру нефтяных гигантов типа «Газпрома» или того же «ЛУКойла». Мало кто может позволить себе приобрести СПГ-бункеровщик и построить заодно береговую инфраструктуру для перевалки сжиженного природного газа. 

Впрочем, бункеровщики не собираются сдаваться. Мировой океан состоит не только из Балтийского и Северного морей, поэтому многие корабли будут по минимуму заправляться дорогим низкосернистым мазутом – чтобы выйти на нем за пределы запрещенной акватории – и брать с собой приличные запасы дешевого высокосернистого, чтобы дальше ходить уже на нем. Именно эту нишу постараются оставить за собой российские бункеровочные компании. 

А вертикально-интегрированные нефтяные гиганты могут позволить себе не только сформировать необходимую для использования СПГ инфраструктуру (чем сейчас занимается тот же «Газпром»), но и начать обессеривать мазуты на НПЗ – такие работы ведут «Роснефть» и «ЛУКойл». Поэтому бункеровочному рынку России пророчат серьезные перемены в пользу нефтяных гигантов. Не случайно в небольших бункеровочных компаниях возвращение эффективного и дерзкого Али Беглова в этот бизнес воспринимают как первый предвестник грядущих неприятностей. 

Бизнес-империя

По данным СПАРК, Али Беглов имеет сегодня отношение только к одному юридическому лицу – ООО «Си Инженеринг», где его младшим партнером является Игорь Кувшинов. У последнего мы видим 100-процентное владение еще двумя компаниями – «Прогресс-Нефтепродуктом» и «Инвестстроем». Все вместе образует нефтяную часть бизнес-империи миллиардера. 

Есть еще продуктовая часть, она к самому Али Беглову не имеет никакого формального отношения и замкнута на его сыновей Эльдара и Наиля. Это восемь компаний, так или иначе связанных с Лосевским молочным заводом, которые занимаются производством и продажей продуктов питания, сделанных из молока, мяса, овощей и фруктов. В шести компаниях владельцем 75% долей является Эльдар Беглов, в двух – Наиль. Во всех восьми фирмах 25-процентным партнером выступает бизнесмен Александр Маурер. 


Для просмотра в полный размер кликните мышкой

К 2016 году (когда Али Беглов покинул «ЛУКойл») в постоянных клиентах «Лосево» значился комбинат питания № 7 Управделами президента России. Оно, в свою очередь, поставляет продукты Конституционному суду, ФСБ, Счетной палате, Госдуме, Совфеду.

Лев Годованник, «Фонтанка.ру» 

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор