18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
14:18 10.12.2018

Особое мнение / Борис Вишневский

все авторы
28.09.2018 14:24

По принципу "только бы не эти"

Результаты недавних губернаторских выборов в регионах, где кандидаты-единороссы или проиграли, или вынуждены были сняться, многие оценивают в стиле "народ предпочел холеру чуме". Мол, не все ли равно, будет губернатором единоросс, жириновец или коммунист, если их партии в Госдуме неотличимы до степени смешения. Мол, любой губернатор будет одинаково лоялен Путину и одинаково зависим от федерального центра – а потому никаких изменений в регионах ждать не стоит. Мол, общая ситуация не поменяется: власть учтет уроки и сделает все, чтобы подобное в будущем не повторялось... Не разделяю скепсис.

 Да, думские "оппозиционные" партии по ключевым вопросам голосуют вместе с единороссами – поддерживают присоединение Крыма, войну в Сирии и на Украине, клеймят Запад и одобряют "антисанкции". 

Да, в нынешней политической системе большинство губернаторов, представляя дотационные регионы, оказываются де-факто в зависимости от федерального центра. 

Да, любого губернатора президент может в любой момент снять по причине "утраты доверия" (кстати: а кто вообще сказал, что президент обязан доверять губернатору? Важно, чтобы жители доверяли, – президент-то тут при чем?). 

И тем не менее важно в этой ситуации – не настроение и планы Кремля. Важно настроение граждан, которое серьезно меняется впервые за последние полтора десятка лет. Процесс этих изменений во многом напоминает тот, который мне пришлось наблюдать три десятилетия назад. И когда эти изменения перейдут некий предел – намерения власти, как и тогда, перестанут иметь решающее значение. 

На минувших губернаторских выборах очень многие голосовали по принципу "только бы не эти". Только бы не действующие губернаторы – уверенные в том, что их пребывание на должности не может и не должно зависеть от граждан, потому что имеет значение только воля президента. Только бы не кандидаты от "Единой России" – единственной партии в стране, поддержавшей людоедское повышение пенсионного возраста. Это очень похоже на то, что было в 1989-м, и особенно – в 1990 году, когда в крупных городах очень многие избиратели голосовали по принципу "кто угодно, только не кандидат от КПСС". 

В 1989 году на выборах народных депутатов СССР коммунистическая власть – как и нынешняя – была уверена в своей принципиальной несменяемости. А для страховки – обставилась "окружными предвыборными собраниями", которые "отфильтровывали" нежелательных кандидатов. Чем не аналогия  нынешнего "муниципального фильтра"? Однако и тогда нашлись те, кто сумел прорваться через этот фильтр, после чего (порой – с разгромным счетом) победили кандидатов от партии власти. При этом выборы были не очень честные, не вполне свободные и с гигантским "административным ресурсом" в руках КПСС. И тем не менее в тогда еще Ленинграде шесть из семи баллотировавшихся членов бюро обкома КПСС проиграли выборы.  

Почему это произошло? 

Да потому, что возникла ситуация, описанная в известном стихотворении Булата Окуджавы: когда люди "царства своего не уважают больше". 

Коммунистическая власть, правившая семь десятилетий, считавшая, что у нее все под контролем, сосредоточившая в своих руках финансовые, информационные, организационные и силовые "ресурсы", – с какого-то момента начала все быстрее и быстрее терять влияние. Ее лживость, лицемерие, фарисейство, двойные стандарты, неспособность и нежелание решить проблемы граждан привели к качественному изменению.

Власть еще признавали – но уже не уважали. Власти еще подчинялись   - но уже не верили. Власти еще опасались – но уже открыто над ней смеялись. 

И при первой же легальной возможности сменить хотя бы отдельных ее представителей, при первой же возможности выбора, при первом же появлении хоть какой-то альтернативы – власть начала проигрывать. А граждане увидели, что власть можно сменить: их усилия не бесполезны.

После этого все, что делала власть, уже не имело практически никакого значения: задуманное ей проваливалось, приводя к результату, обратному желаемому. 

Через год "окружные собрания" пришлось отменять – и на выборах 1990 года "антикоммунистический" эффект оказался еще более впечатляющим. В Петербурге и Москве власть потерпела разгромное поражение, а российский парламент выбрал своим главой хоть и коммуниста, но мятежного – Бориса Ельцина. При этом на выборах по принципу "только бы не коммунист" депутатами и стали многие экзотические персонажи – вполне сравнимые, например, с нынешними жириновцами...  Дальнейшее известно. 

Конечно, любые аналогии всегда условны. К тому же власть сегодня не на спаде, как три десятка лет назад, а почти на пике.

И все же ситуация может повториться. 

С неуклонным падением уровня поддержки, с нарастанием желания перемен (именно оно, в конце концов,  преодолевает любой "административный ресурс"), с вынужденным "отпусканием гаек", с проведением сравнительно честных выборов и изменением политического режима.  

Что будет потом – зависит от того, насколько мы сумеем не повторить ошибки прошлого.

Борис Вишневский