18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
21:01 18.08.2018

«Торговая война» США и Китая мимо России. Пока

Торговое противостояние «Трамп vs Китай» на паузе. Профессор экономики Наталья Волчкова пояснила «Фонтанке», что остановиться и подумать американского лидера уговаривают свои же.

«Торговая война» США и Китая мимо России. Пока

Top Photo/Sipa USA/Коммерсантъ

В начале весны Пекин и Вашингтон были готовы к торговой войне. Американцы хотели ввести 25%-ные пошлины на импорт товаров из Поднебесной, китайцы с готовностью приготовились отвечать взаимностью. После упорных переговоров США и Китай все еще не смогли договориться по условиям торгового соглашения

О том, куда страны приведет эта пауза, и пострадает ли «в перекрестном огне» Россия, «Фонтанке» рассказала профессор экономики РЭШ, специалист по международной торговле Наталья Волчкова.

- Многие увидели в этой «торговой войне» частый принцип Трампа: наезд, переговоры, сделка.

– Конечно. Очевидна его предрасположенность именно к такому подходу.

Кроме того, глобальный дисбаланс в мировой торговле – объективная история. В первую очередь – это отношения США и Китая. Есть значительный дефицит торговли США в Китае. Естественно, что Китай – первый кандидат, если начинать «защищать американскую экономику». США много импортирует из Китая и намного меньше туда экспортирует. Первая реакция для попытки побороть эту ситуацию – поднятие тарифов на пути китайских товаров в США. Тогда объёмы китайского импорта падают. Естественно, в ответ китайцы будут ставить барьеры на пути американских товаров из США. Более того, в истории с поднятием тарифов для китайских товаров страдают в первую очередь американские же компании, которые имеют огромные производства в Китае. Около 60% импорта США – это торговля внутри американских компаний. Огромная часть американского импорта произведена американскими компаниями за рубежом. Это характерно для современного мира. Так устроена сегодня глобальная торговля.

 - То есть в эти дни не китайцы объясняют что-то Трампу, а его же сограждане?

– Именно так. Они не хотят терять деньги. Политический процесс в США управляется внутри, американским лоббированием в первую очередь. Иностранцы тоже могут лоббировать, но есть термин «иностранный агент», и это сложнее. Попаданию Китая в ВТО очень сильно помогли сами американцы. У них значительные интересы.

- Почему у Европы нет таких проблем с Китаем, как есть у Трампа?

– Во время кризиса 2007 – 2009 годов в Европе был создан проект Global Trade Alert. Его представители стали говорить политикам, чтобы они не лезли в кризис с инструментами торгового регулирования, иначе будет новая торговая война, от которой все пострадают. И это было услышано. Использовать торговые инструменты очень легко, ведь они, как правило, находятся в руках правительства. Не нужно ни с кем согласовывать решение. Россия сейчас является членом Таможенного союза. Это наднациональный инструмент. И мы через него договариваемся с Европейской комиссией о том, как использовать тарифы. Но в большинстве стран, которые не входят в Таможенный союз, эти решения – прерогатива правительства. Идея, что нельзя бороться с кризисом торговыми инструментами, была понятна экономистам. И то, что из кризиса все вышли довольно быстро – это, в частности, следствие отсутствия использования протекционистских мер.

- Судя по скорости наезда и отката в «китайско-американской» истории, это понимают и в администрации Трампа?

– Да, конечно. Но, несмотря на знания экономистов, всегда примешивается популизм: политика повышения тарифов с целью поддержки собственного производителя. В США есть группа людей, проигрывающая от торговой либерализации. Как правило, проигрывают менее эффективные производители. Им есть что терять. Естественно, они очень сильно стараются перетянуть на свою сторону политиков.

- Кто давил на Трампа?

– Куча американских производителей ранее закрыли производства в США и перенесли их в Китай. Просто потому, что там это дешевле. Если смотреть на это глобально, то высвобождающиеся ресурсы сегодня перетекают в сторону высокотехнологичных услуг. И от этого перемещения в Китай они крайне выигрывают. Конкретно локально в каждом секторе есть проигрывающая сила. Если сила имеет возможность давить на власть, она давит. К этому активно привлекаются трудовые союзы, давят через выборные процессы, через лоббистские организации. И сам Трамп склонен поддерживать эту точку зрения, просто в силу своего бэкграунда.

- А что может быть, кроме телекоммуникаций и компаний высоких технологий? Сегодня стало известно, что США готовы снять запрет на поставки комплектующих и программного обеспечения для крупной китайской телекоммуникационной компании ZTE, которая прекратила нормальную деятельность из-за американских санкций.

– Сегодня практически вся промышленность работает через «глобальные цепочки добавленной стоимости». Масштабы их использования растут. В США это хорошо понимают. Там в последнее время усилен объём исследований как раз по этим цепочкам, в которых есть «допроизводственная» часть, связанная с дизайном, research and development, он же НИОКР (Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, направленные на получение нового изделия или технологии. – Прим. ред.). В Китае делается только само производство. Если мы наезжаем на Китай, проседает и «допроизводство», и support с логистикой.

То есть говорить о том, что Трамп своим «наездом» что-то приобрёл, не получается.

– Да. Ничего не приобрёл. Пока мы слышим, что они «будут обсуждать» некие новые торговые соглашения между США и Китаем. Вполне возможно, что новые договорённости вполне могут стать основой для дальнейшего либерализационного движения. Торговля Китай – США очень взаимовыгодная.

- Но почему сейчас процесс поставлен на паузу? До чего договорились?

– Это лишь эпизод всей этой истории. Трамп слабо обучается на таких вещах, таких историях, поэтому подобные эпизоды будут повторяться.

- Эксперты прогнозируют нестабильность на нефтяном рынке, если война перейдёт в активную фазу, после чего упадёт её потребление в Китае. Насколько эти опасения оправданны?

– Конечно, будут проблемы и здесь, если война начнётся. Китайцы сильно пострадают. Но, повторюсь, торговля приносит очень большие прибыли обеим странам. Те, кто начнут реально терять деньги, начнут реально драться тоже. Поэтому я не верю, что это всё будет широкомасштабно. Слишком много завязано у американцев на Китай.

- Бизнес не даст Трампу этого сделать?

– Думаю, что да. Они не позволят снижать торговлю. Торговое лобби давит очень сильно. Я точно так же не верю, что произойдёт Брекзит. Это безумно дорого. Англичане просто остановятся.

- Получается, что Трамп просто выполняет свои предвыборные обещания, отыгрывает нечто перед своими избирателями?

– Да. А дальше включаются рациональные механизмы, так как есть реальные экономические потери. У меня есть друг в Миссури. Когда это обострение только начиналось, у них был энтузиазм там, так как США планировали вводить пошлины на китайскую сталь. И местная пресса в Миссури тут же написала, что в их небольшом городке, где несколько лет назад закрыли металлургический завод, его снова откроют и создадут несколько тысяч рабочих мест. А предприятие закрывалось просто потому, что оказалось неконкурентоспособным при низких тарифах.

- Какие российские проекты могут пострадать в случае обострения или иного изменения ситуации?

– Торговая война – это замедление экономики воюющих, снижение потребления нефти и замедление темпов роста мировой экономики.

- И этот общий негатив на России отразится так же, как на остальных, или сильнее?

– У нас цена на нефть привязана к Brent. Просадки по экономике у нас будут, как и везде. Не исключаю, что небольшие российские производства участвуют в американо-китайских цепочках. Если эта война их и коснётся, то мы этого не заметим в масштабах страны. У нас есть несырьевые производители, но они не создают погоду. У них могут быть локальные проблемы.

- США и Китай могут договориться о совместном давлении на Россию?

– Нет. Китай на это не пойдёт. С экономической точки зрения возникает простой вопрос – зачем? Зачем Китаю терять от снижения торговли с Россией? Для Китая Россия как противовес США в политическом плане очень важен. Россия и Китай соседи. Мирное существование рядом и использование наших экономических возможностей – это их экономическая политика сегодня.

- Другими словами, разборки Трампа с Китаем не делают нам ни холодно, ни жарко, пока Трампа сдерживают его домашние?

– Да. Есть ещё такие истории, как трансмиссия политической нестабильности через международную торговлю. Импортировать товары из зоны нестабильности. Их риски переносятся к вам. При нашей нефтяной зависимости это будут проблемы не первого порядка.

- В каких сферах мы конкуренты для США на китайском рынке?

– Таких сфер может быть очень много, но при нашей экономической политике это вообще не является проблемой. Мы сами себе создаём такое количество негатива в экономике, что нашей основной проблемой являются наши собственные решения. На данный момент каких-то соприкосновений с американцами по интересам в Китае у нас нет.

- А как же хрюшки, которыми мы готовы завалить китайцев, о чём не так давно сказал Путин в Думе? Опять же поставки зерна из России в Китай за два года выросли в 18 раз.

– Сельское хозяйство у нас действительно переживает перепроизводство. Нам это могло бы быть интересно теоретически. Но даже если мы будем экспортировать свинину в Китай, то в доле нашего экспорта это будет 0,5%. Никаким сельским хозяйством мы не изменим структуру нашего экспорта. Проблема в промышленности. Экспорт сельского хозяйства в развитых странах составляет 1 – 2% от общей массы экспорта. В мире сельское хозяйство занимает максимум 9% всего экспорта. Ещё около 20% сырье и топливо, соответственно 70% – обрабатывающая промышленность. И основное там не металлы, а оборудование и химия.

- ЕС – игрок в этой торговой войне?

– Европа гораздо больший игрок в этой истории, чем Россия. У них есть компании в Китае. Во многих проектах европейские и американские компании участвуют в одних и тех же цепочках.

- Сегодня понятно, на какие товары пошлины всё равно вырастут?

– Пока не ясно. Тут интересно понять, почему по этой ситуации молчит ВТО. У всех стран-участниц есть согласованные минимальные пошлины, которые они могут поднимать. Если они повышают выше определённого уровня, это повод рассмотрения в ВТО. 

- А эта организация вообще ещё работает?

– Американцы сейчас не дают ВТО действовать. ЕС занят своими проблемами, в том числе Брекзитом. Но в долгосрочной перспективе даже если у американцев будет политическое желание обострять, экономическая реальность их остановит. А нам банальная стабильность в этом вопросе выгодна, когда нет давления на нефть и спада мировой экономики.

P. S. Сегодня из ВТО последовали новости, но не про Китай. Организация обнародовала документ, направленный ей российской делегацией еще 18 мая, из которого следует, что Москва намерена ввести пошлины в размере до 538 миллионов долларов на американские товары. С аналогичным предложением выступила Япония — там ущерб от действий США оценили в 440 миллионов долларов. Это ответ на распоряжение Дональда Трампа ввести новые тарифы на импорт стали и алюминия под эгидой «интересов национальной безопасности».

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанки.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.