09:54 20.04.2018
Два московских банка лишились лицензии
Дома и дороги тонут в четырех районах Ленобласти
Правительство решило поднять пошлины за водительские права и загранпаспорт
КС: Штрафы за неоплату парковки законны
В США казнили самого старого преступника
Технические проблемы приостановили деятельность Райффайзенбанка
За долги под 300 миллионов в Выборге отключили котельные
Проверка на «Старой Деревне» завершена
СМИ: Причиной блокировки Telegram могут быть планы по запуску криптовалюты
Ночь на КАД ознаменовалась ДТП с каршеринговой машиной
В Чите полицейский нашел в лифте 800 тыcяч рублей и вызвал коллег
Власти США перечислили российскому послу условия для улучшения отношений
«Старая Деревня» закрыта на проверку
В “Авроре” отметят столетие Бергмана
Фестиваль «Арлекин» покажет переписку «ВКонтакте» и спектакли-комиксы
В Росфото покажут фотоисторию «Ленфильма»
Асад отказался от французского ордена Почетного легиона
Следователи обосновали насилие сотрудников ФСБ Петербурга в деле анархистов
В Петербурге в чемпионе Европы по кикбоксингу признали наркоконтрабандиста
Петербургские депутаты рассказали о доходах: вице-спикер продал дачу, председатель обеднел на миллион
Минирование здания МИДа РФ в Москве оказалось ложным
За попытку отсудить у Банка «Советский» 1,3 млрд арестован петербургский бизнесмен
Дональду Трампу выдали новый лимузин
Госдеп США: Россия и Сирия пытаются «зачистить» место предполагаемой химатаки в Думе
«Корпоративный серый» цвет скроет от гостей ЧМ-2018 граффити в Петербурге
Российская сборная по хоккею в первом матче без Знарка проиграла шведам
В Москве угрожают взорвать здание МИД РФ
Петербуржцы стали призерами чемпионата мира по программированию
МИД РФ пообещал жесткий ответ на задержание на Украине экипажа судна «Норд»
Ремонт в центре Петербурга: на очереди Владимирский и Шпалерная
МИД РФ: США и Россия могут остаться без прямого авиасообщения
В Петербург возвращаются дожди
«Фонтанка» за 60 секунд — 19 апреля
Арестованному замдиректора ФСИН предъявили «золотой» сахар
Суд вернул отцу Цоя права на песни сына
Роскомнадзор взялся за Microsoft
Дело Михальченко вернулось в суд
КГА подсчитал, сколько земель в Петербурге можно зарезервировать под сады
Дуров рассказал, где черпает вдохновение для борьбы за Telegram
В Петербурге прошел космический бал для детей-сирот
Финский Лахти призывает россиян заняться спортом
В Петербурге ограничат движение и парковку из-за соревнований по легкой атлетике
Подтопление домов, дворов и дорог грозит уже трем районам Ленобласти
Петербургский метрополитен с начала года получил 15 новых поездов
На лучшую концепцию обустройства прибрежной линии намыва на Васильевском проведут международный конкурс
В Петербурге проснулись первые фонтаны
Минкульт: «У нас до сих пор нет хорошего кино о Новороссии»
Перехватывающая автостоянка у площади Александра Невского сменит статус
Неуправляемая машина сбила насмерть сотрудницу автомойки
Захарова: «Пострадавший от химоружия» мальчик из Думы должен дать показания в Совбезе ООН
Bьетнамский инвестор реконструирует под гостиницу особняк на Васильевском
На стадионе «Зенита» отъехала крыша
МИД: В иракской тюрьме содержатся десятки россиянок, которым грозит смертная казнь
«Петербургская Недвижимость»: Спрос на жилье в I квартале на 18% выше, чем год назад
Петербургские врачи ожидают в этом году высокую активность клещей
Оксимирон и Локимин выпустили трек про «новичка» и Лондон
Захарова: В Восточной Гуте нашли химоружие, произведенное в Солсбери
Болельщики «Зенита» признали 17-летнего Скроботова лучшим игроком матча против «Динамо»
Пострадавший на «Беговой» рабочий скончался
Горожане: В Приморском районе два паркинга строят как ТЦ. Госстройнадзор проверит, что это такое
Рубль подешевел и снизил цену на авиабилеты из Петербурга
В школах Московского района тестируют старшеклассников на патриотизм
Титов: 34 бизнесмена хотят вернуться в Россию из Великобритании
Найден способ бесконечно избегать блокировки Telegram
На Кубе избран новый команданте
Раненный дворником житель Петербурга выписан без шила в сердце
Болельщикам объяснят, как защититься от инфекций во время мундиаля
Пассажирам самолетов предложили летать в седлах
В трубу Газпрома на Выборгском шоссе умудрились врезаться на пару миллионов
Общество

«В космосе мы немножко послабее американцев»

В целом, говорит лётчик-космонавт Сергей Крикалёв, Россия и Америка по-прежнему в космосе «на одном уровне». Просто сейчас к космосу «отношение немножко другое». Какое – герой России рассказал «Фонтанке».
«В космосе мы немножко послабее американцев»
Олег Харсеев/Коммерсантъ

Лётчик-космонавт Сергей Крикалёв – участник шести космических экспедиций. В общей сложности провёл в космосе 803 суток 9 часов 38 минут 31 секунду. Восемь раз выходил в открытый космос, провёл там 41 час 26 минут. Сейчас он – крупный менеджер «Роскосмоса», первый зам гендиректора ЦНИИ машиностроения по пилотируемым программам. «Фонтанка» спросила его о том, что такое сегодня российская космонавтика.

- Сергей Константинович, новости о космических достижениях американца Илона Маска появляются периодически, а о российской космонавтике я практически ничего не вижу. Какие у нас успехи в космосе?

– Давайте пока отвлечёмся от российского и советского опыта. У Илона Маска очень хорошо организована пиар-служба, поэтому мы о нём много слышим. Там же, в Америке, есть много других компаний, делающих не менее интересные вещи. Есть корпорация Orbital, есть SpaceDev, которая разрабатывает многоразовый корабль Dream Chaser. А Маск – он молодец. Он хорошо пиарится, и это позволяет ему привлекать инвестиции.

- А в российской космонавтике интересные вещи – это сегодня что? Почему мы о них так мало знаем? Объясните для тех, у кого представление о космосе, как у меня, осталось на уровне космолётов из фантастики, еды в тюбиках…

– Еды в тюбиках давно нет.

- Вот видите!

– Это говорит о том, как хорошо была поставлена информация о развитии космоса в советское время по сравнению с тем, что происходит сегодня. Вы не первый человек, который говорит об этой еде в тюбиках. Её почти не осталось.

- А в чём теперь еда?

– Большая часть еды сейчас делается сублимированной.

- Брикетики?

– Да, обезвоженные. Так это готовится на Земле. Продукт становится лёгким, остаётся только добавить воду. Как в растворимый кофе.

- Так разлетится же порошок в невесомости.

– Да, это большая проблема – сделать так, чтобы еда не разлеталась. Ну, во-первых, мы должны уметь ею пользоваться. Во-вторых, стараются делать так, чтобы еда крошилась.

- А воду как туда добавлять, когда невесомость?

– Есть специальная система, которая с помощью насоса через диспенсер выплёскивает воду. Еда находится в пластиковом пакетике. На нём – специальный клапан, через него вода наливается, потом клапан закрывается. А с другой стороны – запаянная трубочка. Отрезаешь кончик и ешь.

- Вкусно?

– Ну, так… Другая часть еды – консервы. В своё время под «Буран» у нас начали делать маленькие баночки, в них была, скажем, какая-нибудь курица в желе. Или яичница с мясом. Открываешь баночку, подцепляешь вилкой или ложкой.

- Что развивается в космической отрасли, кроме пищевых технологий? Была российская станция «Мир», теперь международная – МКС…

– А до «Мира» ещё была станция «Салют». Люди там длительное время пребывали в помещении примерно два на два метра. «Мир» уже был побольше. Он был даже больше, чем российский сегмент МКС. Но в целом станция стала просторнее. Средства медицинской профилактики стали лучше. После полёта космонавт получает гораздо меньший ущерб для здоровья. Изменились технологии связи. Раньше мы совершали за сутки 16 оборотов вокруг Земли, и на каждом обороте, то есть – за каждые полтора часа, возможность радиосвязи с Землёй была от нуля до 20 минут. То есть космонавт был более самостоятельным: я работаю, работаю, работаю, а потом – сеанс связи с Землёй. И все вопросы, накопившиеся за полтора часа, я должен уложить в 10 минут в среднем. Теперь связь почти постоянная.

- То есть космонавты постоянно передают на Землю какую-то информацию? Зачем нужна постоянная связь?

– Что-то нам говорят с Земли, что-то мы сообщаем. Бывает так, что «на том конце» приходят учёные – и мы начинаем проводить эксперимент вместе с ними. Или мы выполняем какую-то работу, а на Земле специалист дежурит на случай, если у нас возникнет вопрос по конкретной теме.

- Какую работу выполняют космонавты на станции?

– Есть 12 направлений работы. Среди них – технологии, биотехнологии. Скажем, проходят биологические эксперименты по выращиванию протеиновых кристаллов. Есть работы, связанные с получением чистых материалов. Особо чистых лекарств. В условиях невесомости, поскольку нет такой турбулентности, как на Земле, нет температурной конвекции, есть возможность очень чисто разделять вещества на фракции. Это очень важно для производства лекарств. Ещё на «Мире» у нас была установка, позволявшая получать сверхчистый интерферон. Мы получали препарат в сто раз более чистый с точки зрения биологической активности.

- Смысл проводить такие исследования именно в космосе в том, что нужна невесомость?

– Здесь три существенных фактора. Первый – да, невесомость. Второй – простой, дешёвый вакуум. То есть вакуум у нас снаружи, если надо – открываешь кран и «напускаешь» вакуум в ёмкость. И третье – точка обзора: какие-то вещи нельзя увидеть на Земле «лицом к лицу», а можно только из космоса. Все направления работы я вам с ходу не перечислю, но к ним относятся, например, медицина и медобеспечение космонавтов. Есть исследования из области фундаментальной физики. Например, на станции проводят эксперимент «плазменный кристалл». Это связано с физикой твёрдого тела, с пониманием фазовых переходов, что при этом происходит. В частности, результаты этих экспериментов позволили уточнить модели формирования планет.

- Сколько человек одновременно работает на станции?

– В разное время по-разному. Были периоды, когда мы летали втроём. Была экспедиция, где мы были вдвоём. Бывало так, что мы работаем вдвоём, потом к нам прилетает экспедиция из трёх человек, они работают с нами неделю – и улетают. Был момент, когда нас на станции было семеро, потом пятеро улетели. Всегда по-разному.

- А какие базовые профессии должны быть у космонавтов? Для проведения биологических исследований надо быть биологом?

– В космонавтику люди приходят с самых разных сторон. Поскольку один из важнейших объектов исследования в космосе – сам человек, мы становимся одновременно и испытуемыми, и испытателями. Нужно, например, получить понимание о том, как меняется распределение жидкости в организме. Для этого существуют специальные приборы, мы учимся работать с ними на Земле. На станции клеишь на себя датчики, то же самое делает твой товарищ. Потом друг с друга снимаем информацию. А обработка данных – это уже на Земле.

- Неужели за 55 лет полётов в космос ещё не всё в человеческом организме изучено?

– Далеко не всё. Раньше ведь немногое и могли исследовать. Появляется новое оборудование – появляются и новые возможности.

- Какая цель у этих исследований? Результаты используются на Земле или это важно для освоения космоса?

– И то, и другое. Когда-то мы решили, что учимся летать. Потом выяснилось, что есть проблема с длительным пребыванием человека в космосе. Когда-то казалось, что предел – это 18 суток. Потом начали искать новые методы поддержания физической активности человека. Сейчас миссии работают по полгода.

- У вас была миссия длиной почти в год, 311 суток.

– Да, но это был сдвоенный полёт, то есть я провёл на станции две экспедиции.

- Что для человека меняется после такого долгого пребывания в космосе? От чего потом трудно отвыкнуть на Земле?

– Человек вообще ко всему быстро привыкает. Сначала прилетаешь туда с земными привычками. Хочешь что-то положить, а оно улетает. Довольно быстро привыкаешь к тому, что все предметы ведут себя по-другому.

- Потом возвращаешься домой и «ставишь» чашку на воздух?

– Я много раз слышал эту байку, но не знаю ни одного, кто бы так делал. Всё-таки когда ты держишь что-то в руках на Земле, ты чувствуешь вес и автоматически понимаешь, что оно упадёт, если отпустишь. Наоборот, в космосе надо быть начеку. Там я на 30 секунд оставляю висеть отвёртку, а она улетает. Всё двигается постоянно.

- К первым полётам в 1980-е годы вы готовились в советском космическом центре, летали на советских «Союзах». В 1992 году начали учиться в США и дважды летали на их шаттлах. Считалось, что тогда советская и американская космонавтика шли ноздря в ноздрю. А вы что увидели в 1990-е? Кто отставал, кто опережал?

– Шли не столько ноздря в ноздрю, сколько на одном уровне, но в разных направлениях. В одной области опыта больше было у нас, в другой – у американцев. Они были сильнее в одном, мы – в другом. Суммарно выходило примерно одинаково.

- Разве это не здорово? Можно эффективно сотрудничать.

– Здорово. Именно поэтому возник проект Международной космической станции. Мы познакомились поближе, поняли уровень друг друга. Убедились, что в целом понимание, как развиваться, у нас одинаковое. И возникла идея: американцы прилетят к нам на станцию, чтобы набраться нашего опыта, потом мы вместе включимся в создание международной станции и будем складывать опыт и знания, чтобы получить наилучший общий результат.

- Что потом произошло с этим одинаковым уровнем?

– Есть вещи, в которых мы продолжаем опережать американцев.

- Какие?

– Если я начну перечислять, вы не поймёте.

- Я, может быть, не пойму, но у нас эрудированные читатели.

– Например, мы опережаем Штаты в создании систем стыковки. Но всех интересуют какие-то средние показатели и общие тенденции, поэтому нет смысла рассказывать о какой-то одной системе. Да – соглашусь: общая тенденция такова, что в 1990-е годы и начале двухтысячных сохранялся задел, созданный в Советском Союзе. Поэтому тогда в части областей космонавтики мы американцев опережали. Суммарно было примерно одинаково.

- А сейчас-то, сейчас?

– Если смотреть вообще, то я бы сказал, что мы немножко послабее. Американцы всё-таки продвинулись вперёд более системно.

- В чём причина? Частные компании, которые занимаются развитием космоса у них, эффективнее наших государственных?

– Так и у нас РКК «Энергия», бывшее КБ Королёва, государственное меньше чем наполовину. А SpaceX Маска – это не чистая коммерция, ему реально очень много даёт государство. Думаю, причина в том, что Штаты просто больше ресурсов вкладывают в космос. Грубо говоря, если у одних траты на пилотируемую космическую программу одни, а у других – в три раза меньше, то некоторое время можно двигаться вперёд за счёт опыта и энтузиазма конкретных людей. Но когда это продолжается долго, такая систематическая разница в «подкормке» даёт свои результаты.

- То есть сейчас развития космоса в России нет среди приоритетов?

– Это вам лучше знать, вы же журналист.

- А вы как чувствуете?

– Я чувствую, что отношение немножко другое, но это и понятно. Космическая программа – дело достаточно ресурсоёмкое, а ресурсов на всех не хватает. Кстати, так всегда было. Даже тогда, когда ресурсов было больше. Всегда хотелось ещё и ещё. Конечно, нам хотелось бы развиваться быстрее, но некоторые программы пока решено не развивать. Скажем, по лунной программе по каким-то специфическим направлениям работа должна начинаться сейчас, чтобы через 10 лет оказаться в полной готовности. Но пока есть возможность уделять внимание только более сиюминутным проблемам. К сожалению, накапливается некоторое отставание, но оно может быть компенсировано.

- «Сиюминутные проблемы» в развитии космоса – это что?

– Это то, чем мы занимаемся прямо сейчас. Как в автопроме: какой-то автомобиль делают на сейчас, а есть концепт-кары – на будущее.

- Какая ближайшая цель у российской космонавтики?

– Сейчас мы освоили низкую околоземную орбиту и будем переходить от освоения к использованию. Именно поэтому сейчас начинают появляться коммерческие запросы на проведение экспериментов. Предположим, какая-нибудь фармацевтическая фирма хочет посмотреть особенности получения чистого вещества в невесомости. Они могут оплатить стоимость эксперимента и получить результат.

- Коммерческое использование космоса – это у нас только теперь появляется?

– Такие запросы у нас и раньше были, другое дело – как это оформлялось. Если речь шла о науке, то оформлялось всё по линии Академии наук. Теперь это можно делать по коммерческим правилам. А вы думаете, в Штатах весь космос сильно коммерческий?

- Вы упомянули лунную программу. Что это?

– Полёт на Луну.

- Полёт – чтобы что? Какие у него задачи?

– Американцы получили свой результат в первых миссиях, взяв образцы материалов. Они исследовали геологию Луны. Эти образцы у них до сих пор хранятся в сейфах, потому что проходит время – появляются новые методы исследований. Ведь даже фотографии старые хранятся, потому что новыми средствами с них можно получить новую информацию. Огромный пласт науки – это обработка полученных данных. Теперь, располагая современными возможностями, мы можем получить свои результаты.

- Один вопрос о космосе мучает меня лично, и я не могу упустить случай его задать. Как-то я прочла в новостях, что РКК «Энергия» намерена установить на МКС стиральную машинку. Как она работать-то будет в невесомости?

– К стиральной машинке ещё нужны вода и порошок, а каждый лишний килограмм на МКС – это очень дорого. Потом грязную воду надо куда-то девать. Поэтому тут вопрос о том, что проще и дешевле: доставить машинку и всё это или лишний комплект одежды.

- Вот я как-то сразу заподозрила в этой новости неладное.

– Вы были правы. Именно поэтому на МКС стиральной машинки до сих пор нет. Другое дело, что, возможно, есть какие-то новые технологии очистки одежды, а люди, узнав об этом, по-своему интерпретируют информацию. Это называется «испорченный телефон». Вы играли в детстве в такую игру? Мы играли. Видимо, речь идёт о том, что проблема очистки и повторного использования одежды космонавтов существует, и её пытаются решать. Но комплект белья, скажем, для космонавта весит 150 граммов и стоит, положим, 100 долларов. Проще взять с собой лишний комплект.

- Что вообще берёт с собой космонавт в чемоданчике?

– Нет никаких чемоданчиков.

- В условном «чемоданчике».

– На полгода космонавту разрешено взять килограмм личных вещей. Я помню, что брал как личный груз какие-то приборы, которые не успевал правильно оформить. Брали мы дискеты, которые нужны были для работы. Брали фотографии. Кто-то берёт из дома украшение или эмблему своего института, футбольной команды. Чтобы они побывали в космосе – и потом их подарить.

- У вас было шесть экспедиций, а недавно из отряда ушли космонавты после первых полётов. От чего зависит, втянется ли человек, сколько он выдержит в космосе, сколько будет оставаться в отряде?

– Тут всё как в любой другой работе. С одной стороны, да – это тяжело. С другой стороны, это интересно. Ты понимаешь, что с каждым полётом здоровье всё-таки уходит. И кому-то жалко его тратить. Как у альпинистов: кто-то один раз поднялся – и ну его на фиг, мне тяжело, я боюсь, я палец отморозил. А кто-то – более квалифицированный. Грубо говоря, он знает, что делать, чтобы не морозить пальцы.

- По вашим наблюдениям, много ли молодых людей сейчас хотят в космонавты?

– На этот вопрос, наверное, вы лучше ответите. Я-то живу внутри профессиональной среды. Меня окружают те, кто относится к этому так же, как я. Кто-то всю жизнь готовил космонавтов, кто-то делал скафандры – в этом тоже были достижения. Были трудные годы – девяностые, двухтысячные, но есть фанатики, которые и тогда не уходили. Мне часто задают один и тот же вопрос: вот вы в 1991 году улетели из Советского Союза, а прилетели в Россию.

- Да-да, те самые 311 дней с мая 1991-го по март 1992-го.

– На самом-то деле тогда я улетел из Москвы – и прилетел в Москву. Она никуда не делась. Санкт-Петербург никуда не делся. Встречали те же люди, которые провожали. Даже тогда внутри профессии ничего не изменилось. Кто и что там наверху – для нас дело второе. Но люди, которые делают своё дело, работают дольше, чем любой президент и любое правительство.

Беседовала Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру»

Справка:

Сергей Крикалёв окончил Ленинградский механический институт (Военмех) по специальности «Проектирование и производство летательных аппаратов». Дипломный проект готовил в НПО «Энергия», потом работал там инженером – готовил инструкции по подготовке космонавтов. Когда в СССР начал разворачиваться проект «Буран», который так и не был завершён, Крикалёва отобрали в отряд космонавтов. Первый полёт в качестве бортинженера он совершил в 1988 году. Провёл на борту станции «Мир» 151 сутки. Второй его полёт остался в истории космонавтики рекордным: он длился 311 суток. Крикалёв улетел в мае 1991 года из СССР, а вернулся в марте 1992-го в Россию. К двум следующим полётам он готовился в США, летал в составе российско-американских экипажей на шаттлах Discovery и Endeavour в 1994 и 1998 годах, соответственно. В 2000-м он был членом первой экспедиции на МКС, стартовал на российском «Союзе», вернулся на американском Discovery, проведя в космосе 141 сутки. В 2005-м провел на МКС 179 суток как командир экипажа.

Герой Советского Союза, лётчик-космонавт СССР, герой России, кавалер французского Ордена Полётного Легиона, обладатель четырёх медалей NASA. Майор запаса. Сейчас работает исполнительным директором по пилотируемым космическим программам госкорпорации «Роскосмос».


Подписывайтесь на каналы "Фонтанка.ру" в Telegram или Viber, добавляйте нас в Яндекс.Дзен или приходите в группу ВКонтакте, если хотите быть в курсе главных событий в Петербурге - и не только.

добавить комментарий
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.
СМИ2
MarketGid News
24СМИ. Агрегатор
Lentainform
Магазин "Кей"
7 критериев удачного выбора качественной мультиварки от экспертов КЕЙ
Чуть более 5 лет назад на рынке кухонных приборов появились многофункциональные чудо-кастрюли, упрощающие процесс приготовления пищи – мультиварки. Если вы решили обзавестись таким девайсом, то воспользуйтесь полезными советами специалистов компании КЕЙ
фото предоставлено компанией «Ойкумена»
Во дворе ЖК «Граффити» появятся шесть континентов
Компания «Ойкумена» представила проект благоустройства третьей очереди ЖК «Граффити» (корпуса 1.7, 1.8, 1.9, 1.10). Он будет выполнен согласно концепции «Географические открытия», которая превратит двор в карту мира с символами всех континентов. Автор проекта - финское проектное бюро Румпу.
фото предоставлено компанией ООО "Эльдорадо"
«Эльдорадо» подарит скидки в честь открытия магазина на Энгельса.
Грандиозное открытие нового, восемнадцатого магазина сети «Эльдорадо» в Петербурге пройдет с 19 по 22 апреля в ТК «Озерки». Покупателей ждут скидки до 50%, подарки, бонусы* и беспроцентная рассрочка**.
Setl City
Setl City организовала субботник во дворах 14-15 очереди квартала «Лондон»
Сотрудники компании Setl City и подрядной организации «ДВК-Инжиниринг» 14 апреля вышли на субботник в 14-15 очереди квартала «Лондон» микрорайона «Семь столиц» в Кудрово. В рамках субботника с территории вывезли строительный мусор, очистили газоны и вымыли дорожки, прилегающие к Английской ул. и пр. Строителей
АО "Концерн ВКО "Алмаз - Антей"
«Алмаз-Антей» готов расширить производство оборудования для нефтегаза
АО «Концерн ВКО «Алмаз-Антей» впервые примет участие в Международной выставке оборудования и технологий для нефтегазового комплекса «НЕФТЕГАЗ-2018». Концерн представит потенциальным партнерам свои возможности для разработок и готовое оборудование.
Интернет-магазин Krovat.ru
Интернет-магазин Krovat.ru рассказал, как правильно выбирать кровать
Спальное место должно быть комфортным и способствовать полноценному отдыху. В магазине Krovat.ru рассказали, какими бывают кровати и на что стоит обратить внимание при выборе