25.01.2017 20:36
0

Просто бить надо аккуратно

За два года в Петербурге не опубликовано ни одного обвинительного приговора за поколачивание членов семьи. Это к вопросу, что изменит в обществе декриминализация побоев.

скриншот видео с сайта youtube.com
скриншот видео с сайта youtube.com

Получив статус административного правонарушения, летом 2016 года побои переместились в один ряд с неуплатой алиментов и мелким хищением. Исключение сделано для рецидивистов и тех, кто машет кулаками хулиганства ради, а также по мотивам любого рода ненависти или вражды, неодобрительно относится при этом к любой из признанных социальных групп. Такие деяния по-прежнему считаются преступными. На сегодняшний день в 116-й статье Уголовного кодекса присутствует пункт о домашнем насилии. Но над его декриминализацией активно трудится Госдума. Соответствующий законопроект прошел второе чтение сегодня, 25 января.

«Фонтанка» ознакомилась с доступными данными о решениях, принятых мировыми судьями Петербурга по делам о побоях за последние два года. Среди опубликованных обвинительных приговоров по 116-й статье не нашлось ни одного о насилии в семье. Все обнаруженные случаи сводились к примирению сторон и просьбам о прекращении уголовного дела.

Опрошенные эксперты в большинстве сходятся во мнении, что отмена пусть и неработающей нормы закона таит в себе серьезную угрозу для общества – ибо даже теоретическая возможность получить реальный срок за домашнее насилие в итоге спасает жизни.

Бывший сенатор, а ныне статс-секретарь Федеральной палаты адвокатов Константин Добрынин на второе чтение поправки выразился резко.

«После декриминализации побоев, депутаты, за него проголосовавшие, должны понимать – теперь забитые в квартирах женщины и дети обыденность», – написал он в Твиттере.

В разговоре «Фонтанкой», которая количеством знаков не ограничена, юрист был более обстоятелен, не согласившись с мыслью о бесполезности закона в отсутствие правоприменения.  

«У любой уголовной нормы есть очень важная функция — превентивная, – объяснил Добрынин. – Когда сама возможность назначения за побои в семье наказания в виде лишения свободы заставляет воздерживаться от преступления. Специальная норма о насилии в семье существовала в советском законодательстве с 1922 года, и всегда она работала. Эти преступления имеют более серьезную общественную опасность, чем побои в отношении незнакомых людей, потому что при насилии в семье потерпевший всегда находится по отношению к агрессору либо в зависимом, либо в беспомощном состоянии».

Административная ответственность не сможет остановит потенциального нарушителя. «Если первый раз за насилие будет административный протокол – это спокойно позволит избить домашних второй раз. А по статистике МВД второй случай часто становится смертельным», – аргументирует статс-секретарь адвокатской палаты.

Не является сторонником вносимых изменений и известный своим противостоянием с органами госбезопасности адвокат Иван Павлов. Он тоже считает, что предусмотренная 116-й статьей норма несла серьезную функцию по предупреждению преступлений: «Если статья слабо работала, и обвинительные приговоры были редкостью, наверное, нужно было работать над судебной практикой, а не выплескивать ребенка вместе с мутной водой».

Специалист в области гражданского права, адвокат Александр Афанасьев, напротив, полагает, что декриминализация семейных побоев де-факто приведет к усилению ответственности за подобные действия.

«Та практика рассмотрения дел частного обвинения, к которым относятся и побои, показала полную неэффективность. Судьи принимают все меры к тому, чтобы такие дела заволокитить, затянуть, дождаться истечения срока давности», – говорит он, полагая, что раз бытовое насилие в стране до крайности распространено, эту проблему нужно решать в порядке административного производства.

«Конечно, если нет отягчающих обстоятельств, таких как истязание или побои детей или других беззащитных лиц, – оговаривается Афанасьев. – В административном процессе судья бы быстро и эффективно рассматривал эти дела. Уголовная система ответственности за причинение насилия внутри семьи не работает. А вот общественные работы или запрет приближаться к потерпевшему на определенное расстояние повысит эффективность защиты от домашнего насилия».

Председатель президиума коллегии адвокатов «Юристы — за конституционные права граждан» Владислав Лапинский считает, что изменения могут быть к лучшему при условии, что судьи ответственно отнесутся к назначению наказания.

«Сейчас подавляющее количество дел о побоях в семье не доходит до суда, так как потерпевшие отказываются от заявлений и просят обидчика к уголовной ответственности не привлекать, на что имеют полное право. Если дела будут рассматриваться в административном порядке, случаев реального наказания станет больше, – убежден Лапинский. – Конечно, судьям необходимо будет особо внимательно выбирать вид наказания. Например, назначать в большинстве случаев обязательные работы, а не денежный штраф, который послужит наказанием не только для виновного, но и для пострадавших членов его семьи».

«Я знаю, что из этого выйдет. Пора вспоминать Виктора Степановича Черномырдина. Хотели как лучше, а получается как всегда. То есть плохо», – припечатал в разговоре с «Фонтанкой» президент Балтийской коллегии адвокатов имени А.А. Собчака Юрий Новолодский.

Вне всякого сомнения, видный российский деятель в сфере юриспруденции уверен, что поправки лишат жертву рычага воздействия на своего обидчика.

«При серьезных последствиях раньше ставился вопрос об избрании меры пресечения. Насилие в семье было преступлением, и в подавляющем большинстве случаев мерой пресечения для мужа, избившего жену, было содержание под стражей, – поясняет Новолодский. – В лучшем случае жене удавалось спасти мужа от тюрьмы, она выступала в виде его благодетеля и спасителя, это было сдерживающим фактором. Теперь будет повторное применение насилия в тот же день. Причина – идиотское правовое регулирование этого вопроса».

Чтобы понять, как изменится судебная практика после декриминализации домашнего насилия, «Фонтанка» проанализировала приговоры по 116-й статье, вынесенные в 2016 году за удары в адрес ближнего, но юридически постороннего.

Коммунальная кухня – классическое место преступления в этой категории. Жительница Красногвардейского района гражданка Семьянова вооружилась для ссоры с соседкой металлической трубой от пылесоса и ею ударила «в переносицу, по голове, по плечу, по телу». Угомонили Семьянову только полицейские, приехавшие в момент, когда та била соперницу, схватив за волосы и прижав к плите. Кровоподтеки лица, ушибы грудины, передней брюшной стенки, плеча и бёдер, по оценке экспертов, не повлекли для жертвы расстройства здоровья. В мае 2016 года Семьянова была приговорена к трем месяцам исправительных работ.

Гражданин Пешков тоже любил куролесить в коммунальной квартире. Его драка с соседом началась с замечания Пешкову о безобразности пьянства. Два удара молотком в голову и спину были ответом. В тот раз повезло всем участникам событий: пострадавший отделался ссадинами и синяками, подсудимый — штрафом.

Господин Алексеев в феврале 2016 года признавался колпинскому суду, что хотел «причинить боль и страдания» своей знакомой, когда бил ее ногами по ногам, а потом пакетом с продуктами — по лицу. От последнего удара женщина упала и ударилась головой о металлический ящик. Врачи обнаружили у нее ссадины на лице, руках и ногах. Алексеев получил наказание, не связанное с лишением свободы.

В июле 2016 года мировой судья разбирался обстоятельствах массовой женской драки, случившейся в Красносельском районе. Обвиняемых было трое, и они как минимум по разу нанесли удары в голову потерпевшей, а одна так и вовсе схватила за волосы и стукнула о дверь туалета. Кровоподтеки на руках, сильная головная боль жертвы, а также вступившие в силу поправки о декриминализации уголовное дело прекратили.

Та же участь постигла и дело в отношении сотрудника продуктового магазина в Красногвардейском районе, который намеренно зажал руку потерпевшей между створками дверей. Как отмечено в постановлении суда, «не менее трех раз». Обширные гематомы обоих плеч и кровоподтек на бедре «не повлекли расстройства здоровья». Установив, что подсудимый и потерпевшая не являются близкими друг другу людьми, судья уголовное дело прекратил.

PS: Частичная декриминализация 116-й статьи Уголовного кодекса вызвала в обществе широкий резонанс, породив в том числе убеждение, что отныне домашний тиран может удовлетворять свои наклонности без последствий. Это не совсем так. Речь идет только о так называемом «легком» насилии, то есть причинившем физическую боль, но не сказавшемся на здоровье. Грубо говоря – о синяках и ссадинах. Если насилие причинило здоровью жертвы вред любой степени (легкой, средней, тяжелой), преступник карается по другим статьям, которых в Уголовном кодексе еще по меньшей мере шесть.

Денис Коротков,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор