18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
06:19 13.11.2018

Как чиновникам спишут плагиат

Российское научное сообщество бурлит недовольством и подписывает петиции – Минобр предлагает усложнить процедуру, по которой плагиаторов лишают учёных степеней.

Как чиновникам спишут плагиат

Юрий Мартьянов/Коммерсантъ

Российские учёные впервые со времён реформы РАН всерьёз разгневались на власть. Доцентов и профессоров неожиданным образом сплотила новый министр образования Ольга Васильева. Её ведомство предлагает усложнить процедуру, по которой плагиаторов лишают учёных степеней. Эксперты грозят «исчезновением нашей страны с карты мировой науки».

Министр образования и науки Ольга Васильева не самым удачным образом дебютировала в новой роли. Вскоре после её назначения Минобр выступил с неожиданным предложением – усложнить процедуру, по которой в России плагиаторов лишают научных степеней. Для этого нужно внести поправки в федеральное «Положение о присуждении степеней», считает Минобр. Проект изменений ведомство 6 сентября выставило на обсуждение на официальном портале нормативных актов.

Сейчас механизм, по которому жалуются на автора нечистоплотной диссертации, довольно простой. Сделать это может любое «физическое или юридическое лицо», следует из «Положения». Всё, что надо, – в течение десяти лет со дня защиты отправить в министерство письмо со своими паспортными данными и претензиями. Этим активно пользуется сетевое сообщество «Диссернет» – оно ищет некорректные заимствования в сочинениях именитых чиновников, бизнесменов и депутатов. После расследований активистов с корочками докторов и кандидатов наук распрощались экс-министр сельского хозяйства Елена Скрынник, парламентарий Ришат Абубакиров, экс-председатель Мосгордумы Владимир Платонов и ещё около сорока vip-персон.

Минобр полагает: вольницу пора прекратить. В будущем, чтобы отобрать степень у плагиатора, потребуется копия «судебного решения о признании нарушения авторских прав». Такой документ может получить только человек, с чьей работы диссертация была списана. Правда, есть небольшая загвоздка: жертвы плагиата в суды обращаются крайне редко. Почему, «Фонтанке» объяснил доцент исторического факультета СПбГУ Николай Рогулин, – один из первых россиян, доказавших в суде: его кандидатскую украли.

В 2014-м Рогулин, профессиональный источниковед, обнаружил, что часть его работы о генералиссимусе Суворове загадочно и без всяких ссылок на первоисточник «телепортировалась» в докторскую диссертацию проректора петербургской Полярной академии Сергея Литвиненко.

– Судебное разбирательство заняло почти три года, а сколько усилий потрачено, не посчитать, – подводит итог Рогулин. – Я победил, но Литвиненко до сих пор не выплатил полностью положенную по закону компенсацию в 230 тысяч рублей. Лишить его степени уже не получится – даже если напишу заявление в Минобрнауки, там откажут, потому что прошёл срок давности (десять лет со дня защиты. – Прим. ред.), а Литвиненко защитился в далёком 2001 году. А самое интересное, что мне ещё повезло, – работу юристов полностью оплатил университет. Когда вступал в это дело, прикинул, что, если оплачивать всё самому, пришлось бы потратить не меньше 250 тысяч рублей.

– Мы делали запросы в Публичную библиотеку, Библиотеку Академии наук, Ленинскую библиотеку в Москве. Только подготовка иска заняла 30 часов. А потом нужно было ходить на заседания и ждать каждый раз, потому что они никогда не начинаются вовремя… – обрисовывает фронт работ юрист Рогулина, сотрудник Юридической конторы Гессена Георгий Мелков.

Суды как двигатель торговли

Неудивительно, что научное сообщество против инициативы министерства взбунтовалось. Одним из первых недовольство выразил Общественный совет при самом Минобре.

"Законопроект полностью перекладывает ответственность за борьбу с плагиатом на авторов оригинальных работ, что совершенно недопустимо. Более того, не исключены попытки давления плагиаторов, особенно высокопоставленных, на авторов оригинальных работ, остающихся без общественной защиты", – написали учёные в обращении к руководству министерства.

Глава Российской академии наук Владимир Фортов выразился мягче: идея чиновников «не осложнит жизнь плагиатора», а только сделает её легче.

«Категорическое несогласие» с проектом выразил Совет по науке при Минобразования, который не исключает, что новые правила помогут фабрикам фальшивых диссертаций зацвести пышным цветом.

– Когда диссертация изготовляется на продажу, тот, кто её написал, в суд обращаться не будет. А таких случаев – львиная доля, – пояснил «Фонтанке» член Совета, ведущий научный сотрудник лаборатории биомеханики МГУ имени Ломоносова Андрей Цатурян.

С этим мнением согласны и эксперты «Диссернета». Поправки «напрямую легализуют торговлю диссертациями», уверен один из сооснователей сообщества, кандидат физико-математических наук Андрей Заякин. По его данным, на 6 тысяч выявленных «Диссернетом» липовых работ пришлось только три судебных иска от настоящих авторов.

– Остальным либо нет дела, либо в большинстве случаев они сами продали эти тексты, – разочарованно говорит эксперт.

В «Диссернете», кстати, считают, что нововведения напрямую связаны с активностью борцов с плагиатом.

– Сейчас Минобрнауки рассматривает около 100 дел о лишении учёных степеней в год. Лишение – это созыв диссертационного совета, состоящего из 20 человек, экспертного совета ВАК – 45 человек и, наконец, президиума ВАК – 70 человек. Плюс переписка: пара десятков входящих-исходящих. Очень утомительно для этих лентяев. Гораздо проще жить, когда жалоб не будет, – резюмирует Заякин.

Петербург как центр фронды

Один из центров борьбы с инициативой Минобра расположился в Петербурге, на Васильевском острове. Здесь живёт и работает доктор технических наук, сотрудник Института проблем машиноведения РАН Александр Фрадков. Он входит в совет Общества научных работников. Организация, созданная четыре года назад в Петербурге физиком Дмитрием Дьяконовым, сейчас распределилась по всей России. Хотя всё ещё кажется камерной – в неё входят 300 человек.

– Своё обращение против поправок мы разместили 10 сентября, в субботу. В выходные текст подписывали по триста человек в день. 13 сентября письмо расползлось по социальным сетям (его запостил в Facebook сооснователь «Диссернета», журналист «Эха Москвы» Сергей Пархоменко. – Прим. ред.). Сейчас у нас есть уже 1,5 тысячи подписей из 80 с лишним городов – от Москвы, Петербурга, Новосибирска до Тюмени и Владивостока, – делится впечатлениями Фрадков.– Сайт временами не выдерживает нагрузки и обваливается.

С точки зрения учёного, проект Минобра грозит«исчезновением нашей страны с карты мировой науки» и «обеспечит полную безнаказанность всей индустрии изготовления диссертаций «на заказ». В то же время нет худа без добра – негативные ситуации порой помогают самоорганизоваться научному сообществу. Фрадков вспоминает реформу РАН, против которой учёные выходили на митинги, и кампанию за отмену срока давности фальшивых диссертаций – тогда обращения тоже подписывали сотни и тысячи человек.

В прошлом успеха добиться не удалось. Но теперь учёные рассчитывают, что смогут победить чиновников.

– Очевидная глупость была предложена. Зелёный свет хотят включить жуликам, сказать им: «Делай что хочешь, тебя никогда не накажут». Но не исключено, что министерство инициативу откатит. Пока это проект только, он даже не согласован с ВАКом. На обсуждении могут сказать: «Это мы просто так, только мнение узнать», – надеется Фрадков.

В Минобрнауки пока не смогли прокомментировать «Фонтанке», собираются ли отозвать неудачные поправки и кто был их автором – старая администрация Минобра или новая.

Елена Кузнецова, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор