18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
14:41 16.11.2018

Особое мнение / Виталий Милонов

все авторы
13.10.2014 19:30

Права ли Толоконникова?

Депутат петербургского парламента Виталий Милонов подобно Ивану Грозному c его визави князем Курбским решил ответить на статью участницы Pussi Riot Надежды Толоконниковой в стиле публицистической переписки — в своей статье парламентарий объясняет, почему Надежда ошибается, в чем недостаток ее образования и почему она не «самая красивая во всех смыслах девушка».

Депутат петербургского парламента Виталий Милонов подобно Ивану Грозному c его визави князем Курбским решил ответить на статью участницы Pussi Riot Надежды Толоконниковой в стиле публицистической переписки — в своей статье парламентарий объясняет, почему Надежда ошибается, в чем недостаток ее образования и почему она не «самая красивая во всех смыслах девушка».

Сразу скажу, речь не о том, что делала г-жа Толоконникова до заключения и что – после. В этом отношении у меня вопросов нет: «творчество» панк-группы PR я до сих пор считаю гадким и отвратительным, деятельность правозащитной организации – принимаю. Всё еще не считаю нужным, в отличие от Вадима Альбертовича Тюльпанова, номинировать г-жу Толоконникову на звание самой красивой девушки России.

Вопрос правоты/неправоты относится к статье в газете «Ведомости» под названием "Можно ли говорить с Путиным? (Решая политические и экономические проблемы, опасно выносить за скобки этику)".

Статья, автором которой указана Надежда Толоконникова, поднимает важную тему этики, но странным образом.

Думаю, что определение «важная» в отношении темы этики объяснять не надо; гораздо интереснее – второе: каким образом. Интересно это потому, что, помимо «чего ради», вопрос «каким образом» подразумевает сама этика.

Образ этот я считаю странным по ряду причин.

Причина первая, она же главная: подача материала. Чем дальше я читал статью, тем больше разочаровывался. Я, конечно, понимаю, что г-жа Толоконникова в силу определенных обстоятельств не смогла получить систематическое образование. Более того, я понимаю, что такое образование – крайняя редкость в наши дни. Но тем не менее неужели г-жа Толоконникова, желая высказать нечто важное, не могла проконсультироваться со специалистами? Так и хочется сказать: «Раз уж вошла в число 100 ведущих интеллектуалов мира 2012 года – не роняй лицо!»

Впрочем, я нисколько не сомневаюсь, что, несмотря на малое представление автора об основах этики, экономики и даже работе «Группы двадцатки», многим статья понравилась. На первый взгляд статья даже имеет некоторую логику изложения: от личного опыта и проблем – к проблемам вселенского масштаба. Параллели, правда не очень удачные, да и проблемы вселенские – без описания опыта и предыстории.

Постараюсь прояснить.

Насколько я понял, цель статьи – перенести этические кулуарные обсуждения и представления в публичное пространство и пространство бизнеса.

Достигнуть цели возможно, но упор надо делать не на том, что такое добро, а что – зло, что такое красиво и прилично, а что – наоборот: некрасиво и неприлично. Заявление о том, что бизнес – не просто источник дохода, подкрепленное примерами высказываний ученых разных эпох, малоэффективно. Необходимо, в первую очередь, раскрыть ключевые понятия: «этика» и «экономика».

ЭТИКА – что это?

Первоначальный и, я даже сказал бы, первобытный смысл слова «этос» – это совместное жилище и правила, порождённые совместным общежитием, т. е. некие нормы, сплачивающие общество.

Со временем (и довольно быстро) к этому смыслу добавляется изучение таких категорий, как совесть, сострадание, смысл жизни, дружба, добродетель и т. д.

Нас дерзновенно не принято относить к обществу первобытному, поэтому говорить об этике и понимать ее необходимо с учетом этих самых понятий.

Почему дерзновенно не принято? Мало отличий.

Что характеризует первобытное общество: отсутствие письменности; кочевой образ жизни и передвижение в поисках пищи; наличие языка и способности выражать абстрактные понятия – «камень вообще», «зверь вообще», что дает возможность обучать потомство словами, а не только примером, планировать действия до охоты, а не во время её и т. д.

Что мы имеем сегодня: отсутствие понимания текста; кочевой образ жизни в поисках заработка; «бизнес вообще», «экономика вообще», «этика вообще» и т. д., редкое обучение словами, в основном – тестами и шаблонами.

Существование мобильных средств связи и Интернета, которые дают возможность быстро что-то узнавать, обмениваться опытом и информацией, назвать отличием нельзя. Чем больше информации, тем ниже уровень её качества (точности). Мы быстро узнаем что-то, но не знаем наверняка. Наша информация – это очень часто слухи и результат мифотворчества, а мифология, басни и сказания были развиты в первобытном обществе как раз до изобретения письменности.

Перейдем к экономике.

Экономика – это правила ведения хозяйства, определенная совокупность отношений, складывающихся в системе производства, распределения, обмена и потребления. Главная функция экономики состоит в том, чтобы постоянно создавать БЛАГА, которые необходимы для жизни людей и развития общества.

Выражение, принятое в наших учебниках, – «товары и услуги» – не передает истинное содержание результатов экономической деятельности. Здесь хорош английский язык: «goodsandservices». В этом «goods» даже школьник видит единственное число и понимает, что речь идет о чем-то хорошем.

Почему, на мой взгляд, важно было бы это отметить?

Потому, что именно это дает право скептически смотреть на того, кто говорит, что бизнес – это просто источник дохода. Дело не в Адаме Смите и Альберте Эйнштейне.

Бизнес – это занятость (вспомните тот же английский: I am busy (я занят); I am businessman (я занятой человек). Занятость же с точки зрения экономики – это не просмотр телевизора, а нечто социально значимое и ценное. И если функция экономики – создавать БЛАГА, то экономические агенты (бизнесмены) – это, в первую очередь, благодетели или добродетели, а потом уже благополучатели.

Что это дает для понимания ЭТИКИ? Все эти благо- и добродетели?

Во-первых, то, что определить предмет этики не так просто.

Цель этики — не знания, а поступки. Вопрос о том, что есть благо, которое призваны создавать экономические агенты, в этике связан с вопросом о том, как его достичь. Этика – практическая философия.

Исходным пунктом этики является опыт общественной жизни; в ней недостижима точность. Это вовсе не означает, что этика ситуативна; это лишь говорит о том, что независимо от отрасли в организациях всегда существует возможность совершения ошибок или же использования откровенной лжи во имя собственных интересов.

Главные вопросы ЭТИКИ – это НЕ ЧТО я делаю, А ЧЕГО РАДИ (ПОЧЕМУ, т. е. мотивация) и КАК я это делаю.

Источник морали?

Совершенно очевидно, что создавать этические нормы намного легче, чем их соблюдать. Форма очень часто отличается от содержания. Можно задекларировать постулаты этического кодекса, но нужно понимать, что претворение в жизнь этих постулатов не может произойти по субъективному желанию.

Всё зависит от социальных и политических условий. Наша добродетель обладает нормативным характером (это не то, что дано от природы, а то, что должно быть воспитано).

Условиями формирования этики являются несколько факторов, один из которых расцвел в нашей стране полным цветом, о чем свидетельствует и статья г-жи Толоконниковой.

Речь идет о пропаганде – распространении взглядов, фактов, аргументов и других сведений, в том числе слухов или заведомо ложных данных, для формирования общественного мнения.

Для достижения своих целей пропаганда может отбрасывать некоторые важные факты или искажать их, а также пытаться отвлечь внимание аудитории от других источников информации. В конечном итоге пропаганда очень аккуратно влияет на наше с вами восприятие и поведение.

Сегодня, например, всякий говорит о важности трансграничного сотрудничества, кооперации и развитии малого и среднего предпринимательства. Куда ни глянь, везде найдешь бизнес-тренера (заметьте, лексика спортивная, а в спорте на первом месте стоит ежедневный экзерсис и техника, но не творчество). Что ни инкубатор или бизнес-площадка, везде менторы и коучи.

Никто, произнося «Ментор», уже не вспоминает друга Одиссея, который воспитал Телемаха, никого не смущает тот факт, что менторство предполагает общение face-to-face в течение длительного периода времени (Одиссей оставил сына почти на 20 лет).

Бесконечные перепечатки американских пособий, хлынувшие на российский рынок, чтобы улучшить нашу жизнь, даже не утруждаются переводом слова. Хотя «наставник» звучит куда более нейтрально.

Почему-то никто не рассказывает о том, что менторство предполагает наличие гуру-учителя, что явление это было широко распространено в индуизме, буддизме, раввинистическом иудаизме, а с середины 1970-х годов эту методику взяли на вооружение и стали распространять Соединенные Штаты Америки.

Г-жа Толоконникова призывает лидеров «Группы двадцатки» вспомнить про этику, забыв сказать, какую, а точнее – чью?

Взгляды этих людей сформировались во второй половине XX века. Общий культурный знаменатель этого времени – постмодернизм – уникальный период, в основе которого лежит установка на восприятие мира в качестве хаоса. Это период, когда личность на время потеряла свою уникальность, став объектом среди объектов.

Надежда Андреевна не пожелала раскрыть средневековое понятие «легенда о выходе» в отношении всей «Группы двадцатки», выбрав только одного виновника торможения международного развития – Владимира Путина. Это ли не поддержка двойных стандартов?

Я, конечно, признаю, что Владимир Путин – удивительный, неординарный человек, но даже ему не под силу тормозить работу организации, к учреждению которой он не имел отношения («Группа двадцатки» была задумана и учреждена в 1999 году «остатками» Тройственного союза и Антанты (ФРГ, Францией, Великобританией, Италией) при поддержке США, Канады и Японии).

«Двадцатка» – инструмент кризисного реагирования в ответ на финансовый глобальный кризис. Страны объединились для преодоления кризиса хремастики – отрасли деятельности человека, связанной исключительно с извлечением выгоды, которую еще Аристотель противопоставил экономике. При этом причины глобального кризиса названы не были; работа до сих пор ведется над приемлемой корректировкой последствий. Мы все являемся свидетелями ряда экспериментов, придумывать и ставить которые никак не может один человек.

Описывать данную ситуацию с использованием метонимии или pars pro toto – нелепо; гораздо уместнее применить метафору: мир вышел из себя и вошёл в кризис. Ответственность несут все страны-участницы.

Это столь же очевидно, сколь и то, что кто-то инвестировал в статью г-жи Толоконниковой, а получилась очередная спекуляция. Объясню свою мысль.

Что такое инвестиции?

Любой экономический словарь даст такое определение: инвестиции – это вложения капитала с целью получения прибыли. Хороший этимологический словарь расскажет примерно следующее: INVESTIO (in – в, на (предлог), vestis, is – одежда, vestīre – одевать). Инвестиции – это одевание: я одеваю, даю одежду. Делаю я это не без умысла, не бескорыстно. Традиция восходит к Средним векам; смысл и суть ее не изменились.

Инвестиции представляют собой акт некоего одаривания со стороны сеньора (сейчас – влиятельного, состоятельного человека), который вручает вассалу собственность (сейчас – некие средства), в обмен на клятву вассала в верности и его службу в будущем (сейчас – в обмен на согласие компании или частного лица действовать согласно принятым договоренностям).

Разница инвестиций и спекуляций носит формальный характер. Критерием выступает фактор времени. Если операция длится более года — это инвестиция, и экономический эффект она даст через значительный срок после вложения. Если до года — это спекуляция.

Спекулятивная деятельность связана скорее с количеством, нежели с качеством.

К моему великому сожалению, г-жа Толоконникова, желая кого-то опередить или заговорить тему этики, несколько поспешила написать статью. Посмотрелась ли она в зеркало и вспомнила ли свою «легенду о выходе» – не знаю…

Виталий Милонов