Авто Признание & Влияние Фонтанка-500 Книги «Фонтанки» Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

04:48 21.01.2020

«Дом Бернарды Альбы» в БДТ: Бабья доля

Новой постановки худрука петербургского БДТ им. Товстоногова Темура Чхеидзе зрители ожидали более двух лет. Выпустив громоздкий и не очень внятный спектакль «Дон Карлос», маэстро взял тайм-аут, а в БДТ вереницей устремились приглашенные постановщики, чей уровень зачастую никак не соответствовал бренду и амбициям прославленного театра. «Альба» призвана была вернуть планку режиссерского мастерства в БДТ на должный уровень, но оказалась удручающим зрелищем.

«Дом Бернарды Альбы» в БДТ: Бабья доля

Новой постановки худрука петербургского БДТ им. Товстоногова Темура Чхеидзе зрители ожидали более двух лет. Выпустив громоздкий и не очень внятный спектакль «Дон Карлос», маэстро взял тайм-аут, а в БДТ вереницей устремились приглашенные постановщики, чей уровень зачастую никак не соответствовал бренду и амбициям прославленного театра. «Альба» призвана была вернуть планку режиссерского мастерства в БДТ на должный уровень, но оказалась удручающим зрелищем.

Следует сразу оговориться: речь не о старине и новизне, не о конфликте между старомодным и современным театром. На то, что Темур Чхеидзе поставит спектакль в актуальной сценической эстетике, вряд ли кто-то рассчитывал. Вряд ли кто-то из посвященных надеялся и на то, что худруку БДТ с его морозным режиссерским темпераментом удастся без потерь передать аромат испанских страстей, из которых сотканы поэтичные пьесы Федерико Гарсии Лорки. Но была надежда, что Чхеидзе, по крайней мере, поставит крепкое зрелище – с убедительным актерским ансамблем, напряженной фабулой и некоей идеей, посланием к зрителю, которое разъяснит и выбор пьесы для постановки, и, возможно, нынешнее умонастроение самого художника. Театралы помнят, что подобные спектакли художественному руководителю БДТ в те времена, когда он еще был здесь приглашенным режиссером, удавались. Но узнать творческий почерк мастера в сегодняшнем «Доме Бернарды Альбы» решительно невозможно.



Изначально удивляло обращение к этой пьесе Гарсии Лорки, которая в России имеет одиозную репутацию. «Альбу» наперебой ставят в провинциальных театрах – по одной-единственной, но веской причине: тут десяток женских ролей и ни одной мужской. Актрисам повсюду не хватает репертуара, и «Альба» как будто призвана восстановить равноправие полов на драматической сцене. К тому же пьеса не слишком сложная, до известной степени самоигральная, с резко очерченными, почти фантасмагорическими предлагаемыми обстоятельствами. В испанской деревенской глуши живет чопорная вдова Бернарда, которая держит своих великовозрастных (старшей уже сороковник!) дочерей в ежовых рукавицах. Строгим правилам сеньоры Бернарды ужаснулась бы даже Кабаниха – старые девы в ее доме иссыхают как арестантки в тюрьме, мечта о мужчине становится навязчивым бредом, а заканчивается дело самоубийством одной из дочерей-пленниц. Месседж драматурга ясен: несвобода рождает чудовищ. Гибель Гарсии Лорки от рук франкистов задним числом придала его пьесе и антифашистский пафос.



Задник декорации Георгия Алекси-Месхишвили в спектакле Чхеидзе испещрен отверстиями – сначала их принимаешь за пулевые: вспоминаешь о расстреле Лорки, о современных «горячих точках». Но вскоре выясняется, что вспоминаешь напрасно. С таким же успехом эти отверстия можно принять за дырки в сыре. Элегантная минималистическая декорация – темная зала, украшенная стильной дизайнерской люстрой, опоясанная галереей и уставленная стульями с высокими спинками, – вообще выглядит случайной и спектаклю чужой. Огромное пустынное пространство – вместо тесноты, чреватой клаустрофобией. Это, собственно, первое лорковское предлагаемое обстоятельство, которого в спектакле БДТ лишены актрисы. Режиссер вроде пытается разбирать пьесу средствами старого доброго психологического театра, но вышибает из-под актрис несущие конструкции пьесы одну за другой: вместо разбора – поломка. Чхеидзе, очевидно, руководствовался похвальным стремлением дать неодномерные образы героинь, показать, что все они в сущности хорошие люди, но недоусердствовал – получились не хорошие, а нормальные, что не одно и то же и с текстом пьесы не монтируется напрочь.



Бернарда в исполнении Марины Игнатовой – обыкновенная строгая мать: припадки гневливости сменяются минутами нежности, замахнувшись на дочку палкой, мама тут же лезет к дочке с поцелуями раскаяния, в иных сценах Бернарда оказывается такой благодушной, что любо-дорого глядеть. Да и с чего бы ей злобствовать? У Лорки героиню снедал страх перед молвой, всевидящими очами соседей и кумушек-сплетниц. Бернарду – Игнатову с ее царственной осанкой и походкой гранд-дамы, с небрежной манерой многое повидавшей, опытной женщины невозможно представить зависимой от мнения соседской деревенщины. Режиссер, собственно, и не пытается сделать так, чтобы мы это представили. За внешний мир у Лорки отвечает служанка Понсия, ведущая с Альбой позиционную войну, – две женщины ненавидят друг друга и плетут сети лжи и лицемерия. В спектакле БДТ Понсия преобразилась в пожилую прекрасную няню, милейшую до приторности бабусю. Как Ируте Венгалите умудряется отработать спектакль в этом нелепом ролевом рисунке и хотя бы иногда выглядеть достойно, это загадка актрисы, которая заслужила орден за стойкость в безнадежной ситуации.




Пока Бернарда и Понсия заняты борьбой хорошего с лучшим, пятеро дочек общаются между собой, застывая посередь пустой сцены в любимых режиссером Чхеидзе статичных мизансценах. Несмотря на то, что дочки укутаны в одинаковые черные платья, забитыми они вовсе не выглядят. Напротив, семейка артистичная: Мария Лаврова в роли Ангустиас – просто Чарли Чаплин в юбке, смешно семенит, носит на носу сползающие очки, наделена дефектами дикции; Ирина Патракова (Мартирио) – загадочная вамп с обаянием роковой дивы; Полина Толстун (Адела) – живая и современная девчонка в любовной горячке. Актрисы талантливы, и они наделяют, каждая по-своему, исполняемые образы привлекательностью. Самопомощью дело и исчерпывается. Ансамбля тут нет, сестры как будто впервые увиделись – и получают от этого мало удовольствия. Не потому что давно друг на друга насмотрелись – а оттого что, кажется, толком не знакомы, да и не особо хочется, уж больно разные люди.



Откровенной режиссерской блажью оказывается назначение на роль столетней Марии Хосефы Елены Поповой. Попова отнюдь не старуха, она моложава и хороша собой. Обезображенная слоем пудры на лице и париком с седыми лохмами, актриса выглядит какой-то ряженой. Спектакль на глазах превращается в комедию абсурда – к тому же пикантную, ведь героини, как в каком-нибудь «Сексе в большом городе», часто говорят о мужчинах. Публика, в общем-то, не обязана знать пьесу, и чего удивляться, что на премьерном показе финальная трагическая сцена прошла под неумолкающий хохот зала? Комедия так комедия: мужиков нормальных не хватает, вот гляди ж ты, бабы и подрались…



Всё это было бы смешно, кабы не было так грустно. Упомянутые актрисы – из лучших в Петербурге. Они вполне достойны если не интересной современной режиссуры, то хотя бы крепкой традиционной. Никто не требует от Чхеидзе полемики с Бобом Уилсоном, но уметь поставить драму так, чтобы она не выглядела каталогом плачевных натяжек и над ней не смеялся зрительный зал, худрук БДТ обязан. Мужиков не хватает, режиссеров тоже – но всё же дело обстоит не настолько трагично, чтобы аплодировать столь беспомощным спектаклям на одной из главных сцен страны.

Андрей Пронин,
«Фонтанка.ру»

Фото: bdt.spb.ru.

О других театральных событиях в Петербурге читайте в рубрике «
Театры»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор