Сейчас

+15˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+15˚C

Ясная погода, Без осадков

Ощущается как 15

0 м/с, штиль

763мм

54%

Подробнее

Пробки

1/10

Dance Open в Петербурге: Небо становится ближе

1406
ПоделитьсяПоделиться

В Петербурге завершил работу Х Международный балетный фестиваль Dance Open. Зрителям были показаны три гала-концерта, артистам присуждены премии. И на сцене, и в жюри можно было наблюдать только звезд мирового балета — мастеров высшего класса. И в то же время ни на минуту не покидало ощущение роскошного, уникального праздника.

Фестиваль именно так и задумывался – как праздник, и праздник получился. В зале на всех трех концертах ощущался общий подъем; стараниями организаторов удалось достичь редкого по нынешним временам сочетания престижности и демократизма: среди нарядной публики мелькали счастливо-возбужденные «балетные дети» из разных стран, приехавшие на мастер-классы фестиваля; Наталья Макарова и руководители крупных европейских трупп, приглашенные в том числе и для работы в жюри фестивального конкурса, сидели тут же, среди зрителей. 

Программа, как на любом гала, была пестра: хореография самого разного толка, много классики (один только «Дон-Кихот» – трижды!), западные сюжетные балеты, современные номера. Форма гала-концерта, концептуально избранная фестивалем, любима широким зрителем и очень удобна: всё можно перетасовать, проколы забудутся, удачи запомнятся. Мы тоже оставим в покое ляпы вроде падения одной из балерин или казуса с оформлением одного из номеров: вместо дворцового интерьера в «Лебедином озере» на задник был спроецирован интерьер католической церкви.  И займемся тем, что удалось и впечатлило.

Главный приз был отдан Наталье Осиповой и Ивану Васильеву из Большого театра. Они приехали со своим главным хитом – бравурным па-де-де из «Пламени Парижа».

ПоделитьсяПоделиться



Конечно, Васильев никакой не француз, скорее – казак лихой, но нам и дела до этого нет, когда он летит над сценой, как торпеда. В конце концов, балет тоже отнюдь не французский – советский это балет, теперь московский. А Васильев с Осиповой – москвичи до мозга костей. Кажется, в них воплотилась вся старинная мифология московского театра; рядом с ними темпераментный и резковатый «Дон-Кихот» нашей Терешкиной выглядел образцом чопорного петербургского академизма. Об аристократизме названные москвичи и не помышляют, зато в их танцах есть то, что раньше называли удалью и огнем, и то, что теперь называют драйвом. Ну и доля сценического нахальства. Оба танцуют без усилий – играючи взлетают в воздух, замедляют и ускоряют вращение; у Васильева скорость и напор, у Осиповой легкость прыжка и беспечная небрежность жеста, и у обоих – полная свобода сценического существования. Сцена Александринки казалась для них маленькой.

ПоделитьсяПоделиться



В другой день они сплясали непотопляемого «Дон-Кихота», где Васильев, несясь невысоко над сценой, разрывал ровное движение взлетами вверх, пренебрегая законами гравитации. Наконец, третьим хитом и одним из пиков всего фестиваля стал дуэт «Серената» – картинка простонародной любви, грубоватой и неподдельной. Явилась девчонка Осипова со стрижеными вихрами, голыми ногами и просыпающейся острой сексуальностью, и многоречивая хореография Бигонцетти превратилась в итальянское кино, в рвущий душу неореализм.

ПоделитьсяПоделиться



Из русской части хочу также отметить работу хореографа Станислава Фечо (он чех, но работает в Екатеринбурге и Перми) – фрагмент из балета «Палладио». Танец (две четверки и солистка) неотрывно следовал за динамичной музыкой К. Дженкинса, хореографические формы сменяли друг друга, не снижая напряжения, почти по-баланчински, только жестче.

Что же касается самого Баланчина, то его танцевали как артисты Мариинки, так и гости. И петербуржцы делали это в высшей степени странно. Как будто наша труппа не стала за последние двадцать лет одним из лучших исполнителей баланчинских балетов, как будто здесь по-прежнему никто не имеет о нем представления. Неловко повторять прописные истины, но неоклассика Баланчина, крупнейшего хореографа ХХ века, диктует жесткие условия, первейшее из которых – ритмическая точность: вялый Баланчин – это нонсенс, равно как и бездумно аффектированный.

Аутентичного Баланчина нам показала Мария Ковроски (New York City Ballet). Причем не классику, а фрагмент из мюзикла: «On Your Toes» (его в России увидели впервые). И в пару к нему – дуэт из балета на те же «бродвейские» темы: «Who Cares?». Ковроски была безупречна: утонченный облик, длинные линии, ни единого неточного движения – и вместе с тем естественность и свобода; возможности тела кажутся безграничными, а танец – безмятежным. Несмотря на сюжетную подкладку номера, она создавала не характер, но стиль. Чего и требовал Баланчин.

ПоделитьсяПоделиться



Что касается нескольких сцен из сюжетных балетов ХХ века, то к ним возникло немало вопросов: вырванные из контекста, они что-то непоправимо утрачивают и полноценно воспринимаются лишь тогда, когда артистам удается зарядить их энергией целого произведения. На этот раз убедительно прозвучали два дуэта: кусок «Дамы с камелиями» Джона Ноймайера и «Манон» Кеннета МакМиллана.

ПоделитьсяПоделиться

В обоих фрагментах партнером балерин был Марсело Гомес, полный мужского обаяния. Не ему ли обязаны мы органичностью исполнения? Хотя в памяти остается не он, а женщины: улыбка Вишневой, танцующей хрупкое счастье Манон, и трагические порывы Изабель Сьяраволы.

ПоделитьсяПоделиться



Еще отметим блестящий номер «Something Different» Стивена Макрея (Ковент Гарден), поставленный им же. Отменный классический танцовщик, Макрей демонстрирует здесь «нечто другое»: он здесь чечеточник и мим; звук каблуков – как человеческая речь, то заносчивая, то комически, как у пьяного, угасающая, а сам артист при этом и пластикой, и мимикой вступает в диалог, – нет, в перепалку! – с собственной чечеткой.

Кроме классических танцовщиков на балетный  форум нынче позвали и «чужих»: труппу Раста Томаса «Bad Boys of the Dance», они же «Rock the Ballet».  Это сплошь запредельные виртуозы, но они – клиповые ребята, и главное у них – тот самый драйв. Нас предупреждали, что их приглашение – шаг провокационный, однако рискованным он стал не потому, что «плохие мальчишки» мешают танец с акробатикой, а потому что рядом с их бешеными кульбитами, синхронностью, собранностью, темпом и яркой энергетикой балет вдруг показался довольно-таки замшелым ремеслом, а танцовщики – рыхлыми и пыльными.

Правда, всё это только пока на сцену снова не вышел Макрей, а за ним Сергей Полунин и Алина Кожокару (все трое – из Лондонского королевского балета Ковент Гарден). Их номер «Les lutins» («Шалуны») поставлен Йоханом Кобборгом, которого мы знаем как блестящего танцовщика и партнера Кожокару. Два героя в нем неутомимо соперничают, сначала из-за танца, потом из-за девочки; конечно же, это два Пьеро и Коломбина, хоть и одеты артисты в черные брючки и белые рубашки. Прелесть номера – в его музыкальности: каждый такт (музыка Венявского и Баццини) остроумно и смешно отзывается в движении, делая музыку зримой. Гости с берегов Темзы показали безусловный класс, продемонстрировав и блеск, и непринужденность, а Полунин – вообще-то мастер благородного танца – даже сделал кульбит не хуже «плохих мальчишек».

Ну а эмоциональным пиком фестиваля стало, разумеется, чествование Натальи Макаровой по случаю юбилея. Канвой второго концерта стала история ее творчества: на задник проецировались фотографии, а балерины разных стран танцевали ее репертуар. Судьба Макаровой харизматична, а для России – вдвойне. Наше восприятие  этой балерины неотделимо от истории ее побега из СССР в 1970-м. И к нашей мысли о ее уникальном таланте всегда примешивается еще и мысль о свободе – о том, что она не всегда несбыточна.

ПоделитьсяПоделиться

На поклонах Макарова вышла на сцену. Под овации. Она раскланивалась, но овации не стихали. Зал встал. Овации длились так долго, что в какой-то момент обычная церемония поклонов нарушилась, и возникло нечто другое, неотрепетированное. Занавес всё не давали; Макарова выглядела взволнованной и смущенной. Сначала она просто стояла и смотрела на бушующий зал. Потом звала артистов кланяться вместе с ней. Потом всех их перецеловала. Потом бросала в зал розы из своего букета. И когда уже от высокой александринской падуги пополз вниз занавес, позвала Ивана Васильева и Дениса Матвиенко, чтобы крутили пируэты.

Подводя итоги, нужно сказать, что фестиваль оправдал свое название – «открытый танец». Dance Open занят не чем иным, как активной популяризацией балета. Причем на высоком уровне. Благодаря участию подлинных мастеров со всего мира, он успешно сводит воедино, казалось бы, несоединимое – цели высокого профессионализма и шоу-бизнеса.

Инна Скляревская
«Фонтанка.ру»

Фото: Пресс-служба фестиваля Dance Open

Лауреаты фестиваля Dance Open-2011

Главный приз: Наталья Осипова и Иван Васильев (Большой театр)

Номинация «Виртуозность»: Виктория Терешкина (Мариинский театр), Йона Акоста (Английский национальный балет)

Номинация «Выразительность»: Юргита Дронина (Нидерландский балет, Шведский королевский балет), Эшли Баудер (New York City Ballet), Стивен Макрей (Ковент Гарден)

Номинация «Лучшая пара»: Анастасия и Денис Матвиенко (Мариинский театр)

Приз зрительских симпатий: Лусия Лакарра (Баварский балет)

Спецприз «Сбербанка»: Алина Кожокару (Ковент Гарден)

О других театральных событиях в Петербурге читайте в рубрике «Театры»

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

Комментарии 0

Пока нет ни одного комментария.

Добавьте комментарий первым!

добавить комментарий

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close