18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
17:54 18.10.2018

Город

02.04.2009 18:07

Статус памятника мешает инвесторам

Совет по культурному наследию при КГИОП не смог решить вопрос о статусе территории бывшей фабрики «Красное знамя» с первого захода. Владелец зданий и земли Игорь Бурдинский, опираясь на экспертизу Татьяны Славиной, высказал свою позицию явно и недвусмысленно — все здания, кроме легендарной ТЭЦ Эриха Мендельзона, следует исключить из списка выявленных объектов культурного наследия.

Статус памятника мешает инвесторам

Совет по культурному наследию при КГИОП не смог решить вопрос о статусе территории бывшей фабрики «Красное знамя» с первого захода. Владелец зданий и земли Игорь Бурдинский, опираясь на экспертизу Татьяны Славиной, высказал свою позицию явно и недвусмысленно — все здания, кроме легендарной ТЭЦ Эриха Мендельзона, следует исключить из списка выявленных объектов культурного наследия. Он уверял, что разрушать их не собирается, но статус серьезно мешает привлекать инвесторов. В качестве доказательства своих добрых намерений бизнесмен предъявил проект развития территории, сделанный по его заказу выдающимся британским архитектором Дэвидом Чипперфилдом. («Крупный архитектор, но не выдающийся», - не согласился Рафаэль Даянов).

Высоток на Петроградской стороне и других ужасов он действительно не предусматривает. «Я для себя все решил», - заявил Бурдинский, пришедший на совет с соратниками, макетом проекта Чипперфилда и сразу двумя пресс-секретарями. Однако члены совета по культурному наследию к общему решению не пришли. Бизнесмен дал им на раздумье еще две недели, пригрозив возможным судом.

К судам в вопросе с «Красным знаменем» Игорю Бурдинскому не привыкать. «Этой землей я владею осознанно. Это мое принципиальное решение, которое я принял в 2006 году», - так начал бизнесмен свое выступление перед экспертами. Его слова можно понять, вспомнив как непросто в свое время досталась ему территория бывшей фабрики. Идеалистическим планам по созданию музея современного искусства в помещении «корабля Мендельзона», как называют здание ТЭЦ, помешали бывшие партнеры, которые начали закидывать Бурдинского многомиллионными исками. Да и вообще, судьба фабрики не была простой. В 2003 году на её директора Богатыра Капарова было совершено покушение – он едва не погиб от взрыва СВУ. «Красное знамя» также фигурировало в уголовном деле, возбужденном по факту банкротства текстильного концерна «Квартон». А в 2006 руководство фабрики сигнализировало о рейдерских атаках.

Бывший зам. главы КГИОП Борис Кириков напомнил на совете, что комплекс фабрики «Красное знамя» был построен в 20-е годы прошлого столетия, но не совсем по проекту Мендельзона. Знаменитый немецкий архитектор-функционалист был приглашен поработать в Петербург, но не был принят с распростертыми объятиями ленинградскими архитекторами. За последние 90 лет мало что изменилось — архитектурная общественность и тогда, и сейчас не слишком любит пришлых. В результате против Мендельзона устроили настоящую политическую травлю, и его действительно впечатляющий план был реализован лишь частично. В итоге архитектор отказался от авторства.

Экспертиза мастерской Славиной доказывает, что и основной корпус фабрики, и три пристроенные к нему цеха - это всего лишь искажение изначального замысла Мендельзона, и никакой ценности они собой не представляют. КГИОП дал добро на эту экспертизу еще в 2007 году, но положил «под стекло». Согласована и экспертиза, показывающая критическую аварийность всех 4 зданий. Однако разрешения на работы бизнесмен не получил — Вера Дементьева посчитала нужным обсудить ситуацию на совете по культурному наследию.

К общему мнению не удалось прийти даже рабочей группе, занимавшейся этим вопросом. У трех человек оказалось три позиции. Архитектор Рафаэль Даянов согласился с тем, что здание аварийное и реставрировать бетон нереально, и предложил лишить все 4 статуса памятника. Михаил Мильчик захотел оставить хотя бы главный корпус. Борису Кирикову было жалко всё. С некоторым трудом он согласился расстаться с самым маленьким, красильным цехом, который построен уж совсем не по Мендельзону. «Хотя кто бы не был автором, это выдающийся образец конструктивизма».

Чем больше было выступающих, тем больше становилось мнений, но ничего похожего на единую линию не вырисовывалось. И тут владелец памятника занервничал. Он сообщил членам совета, что пока они обсуждают, что делать с фабрикой, действительно являющаяся памятником федерального (а то и мирового) значения ТЭЦ с каждой минутой разваливается. А приступить к реставрации он не может, так как инвесторы никогда не дадут денег только на социальную часть проекта (на территории фабрики планируется общественно-деловая застройка, в том числе и отель).

И тут главе КГИОП пришло в голову то самое «нетривиальное решение». Вера Дементьева предложила включить в список памятников территорию корпусов, но в качестве предметов охраны записать не сами аварийные здания, а только различные их характеристики — габариты, планировку, объемы, остекление и т.д. Архитектор Никита Явейн усомнился в юридическом аспекте такого подхода, но глава комитета по охране памятников заверила его, что все должно быть нормально. На проработку предложенного варианта она взяла две недели. «Я ждал два года, подожду еще две недели», - прокомментировал Бурдинский решение Веры Дементьевой.

Михаил Гончаров,
«Фонтанка.ру»

Завод

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор