Сейчас

+1˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+1˚C

Пасмурно, Без осадков

Ощущается как -3

3 м/с, зап

766мм

95%

Подробнее

Пробки

3/10

"Две роли" с Романом Нечаевым

668

Ирина Иванова: Здравствуйте. У микрофона - Ирина Иванова. Прошло две недели, и мы вновь встречаемся с вами, чтобы вернуться в наше детство. Детство - это вообще счастливое время, но мне почему-то кажется, что особенно счастливым оно было у тех, кто провел его в Театре Юношеского Творчества Аничкова Дворца. Программа "Две роли" и посвящена этому театру, которому в апреле следующего года исполнится пятьдесят лет. Два раза в месяц мы встречаемся в этой студии с известными, знаменитыми, успешными, талантливыми людьми, которые в свое время занимались в ТЮТе - в Театре Юношеского Творчества. Сегодня у меня в гостях Роман Нечаев, актер Молодежного театра. Здравствуйте.

Роман Нечаев: Здравствуйте.

И.И.: Рома, программа называется "Две роли". Вы помните какую-либо свою тютовскую роль, важную и любимую?

Р.Н.: Ну, "во первых словах моего письма" хочу сказать большое спасибо Владимиру Степановичу, Евгению Юрьевичу, Ларисе Петровне, Ларисе Алексеевне, Алисе Ахмедиевне, Зое Хлебниковой - то есть, тем людям, которые, собственно говоря, меня сделали...

И.И.: Ремарка на полях: речь шла о педагогах ТЮТа.

Р.Н.: Да, безусловно! Но я думаю, что их все должны знать в лицо. Я им должен сказать большое спасибо за то, что я имею, - и даже за то, чего я не имею, я им тоже должен сказать большое спасибо. А первая роль... Я пришел в Театр Юношеского Творчества в восемьдесят втором году, в студии у Алисы Ахмедиевны Ивановой мы ставили спектакль "Теремок", а вот на следующий год я получил в "Обыкновенной сказке" роль лисенка Людвига Четырнадцатого.

И.И.: Главную роль!

Р.Н.: Но она у меня недолго продлилась - ровно год: я сыграл пару спектаклей, а на следующий год я пришел, педагоги посмотрели на меня - и не узнали, потому что я располнел килограмм на восемь.

И.И.: Ничего себе! За лето?

Р.Н.: Да. И, представляете, они меня "слили", списали, и потом я уже играл Ежика Нильса.

И.И.: То есть, понизили с главного до не самого главного персонажа - но очень интересного, насколько я помню.

Р.Н.: Да, интересного. Когда я играл Людвига, мы показывали наш спектакль в ТНТ - в Театре Народного Творчества на Рубинштейна...

И.И.: Тогда у ТЮТа не было собственной большой сцены...

Р.Н.: ...и в начале спектакля была пробежка, когда Людвиг высовывается из оркестровой ямы - будто бы от цыплят - и бежит по сцене...

И.И.: Вторая ремарка на полях: "Обыкновенная сказка" - замечательный спектакль о дружбе лисенка и цыпленка.

Р.Н.: Ну, все наверное, знают эту сказку... И, представляете, на одном сакральном месте у меня порвались штаны, когда я поворачивался, - из-за того, что я так поправился. Вы знаете, это моя проблема по жизни: я то толстею, то худею - ну, комплекция у меня такая, ну что мне делать!.. И меня понизили, и потом я играл ежика.

И.И.: То есть, именно из-за того, что костюм стал мал...

И.И.: Да, я тем летом был у бабушки в Куйбышеве, там отъелся пельменями...

Р.Н.: Насколько я знаю, Людвиг - это не единственная роль на тютовской сцене - довелось ведь еще поиграть?

И.И.: Конечно, мне вспоминаются тютовские роли, но я не помню процесса творения, что ли... Это было не важно. Важно было: вечер подарков, тютовские вечера-капустники, должность "ответственного дежурного" - как я подготавливался и как я был ответственен за этот день всего ТЮТа...

Р.Н.: Рома затронул две темы, тесно связанные с тютовской жизнью, о которых мы еще не говорили. По поводу "ответственного дежурного": это была замечательная такая придумка - это был ребенок, который занимался в театре целый день: давал разрешения на то, можно ли начать репетицию или нет - если все готово, то можно...

И.И.: Педагоги к нему обращались на "вы"... То есть, он был ответственен за целый день всего театра.

Р.Н.: Это так поднимает самооценку, правда? Особенно у подростка.

И.И.: Вы знаете, это дает колоссальный, мощный толчок вперед, потому что я, на самом деле, рано почувствовал себя "ответственным дежурным", и "ответственным дежурным" на целую жизнь. Вообще, мне кажется, что ТЮТ - это диссидентская организация...

И.И.: Она таковой и была, потому что ТЮТ возник вопреки той системе, которая существовала в Советском Союзе.

Р.Н.: И вопреки пионерской организации... У ТЮТа есть один минус: он очень хороший. Это идеальная организация.

И.И.: Тяжело потом выходить в жизнь?

Р.Н.: Тяжело...

И.И.: Но об этом чуть позже. Я добавлю, что "ответственный дежурный" еще вел запись, летопись ТЮТа. И все эти книжки, начиная с первого сезона...

Р.Н.: А сейчас в ТЮТе есть ответственный дежурный?

И.И.: Сейчас нет. Но все книжки, которые тогда писались, хранятся в театре. Рома, а еще мы ни разу не рассказывали слушателям про "вечер подарков". Расскажи про тот вечер, который ты помнишь. Что такое "вечер подарков" по-тютовски?

Р.Н.: Собирается компания, человек двадцать-двадцать пять, и они тянут бумажки, кому каждый человек должен преподнести подарок. Я, допустим, Вам, вы - звукооператору, звукооператор - мне. Где-то этот круг замыкается, и мы за неделю должны что-то сами смастерить, сочинить, придумать и как-то преподнести.

И.И.: Самое главное: вся "фишка", как сейчас говорят, была в том, что никто не знал, кто кому дарит подарок. И это всегда было так волнительно - сделать этот подарок, ждать, а что же подарят тебе... Рома, ты помнишь какой-нибудь свой подарок?

Р.Н.: По-моему, я тогда любил печь пироги. Ну, видите, я недаром был полный (смеется)! И еще я дарил домики из спичек. Кате Макеевой - я помню, девочка такая была... Сейчас живет в Израиле.

И.И.: Мой друг детства и человек, с которым мы были вместе в творческой группе спектакля "Мы едем, едем, едем...", Яша Дубин, который сейчас живет в Америке, я помню, подарил мне сделанного из кокоса повара - раз уж про кулинарию заговорили - у него был кулинарный колпак, глазки, ротик... Этот повар до сих пор у меня дома живет. Вот так это все сохраняется, из поколения в поколение. Кстати, а Ваше тютовское поколение - это кто?

Р.Н.: Это Катя Макеева, это Саша Сотникова...

И.И.: PR-директор телеканала "СТО".

Р.Н.: Понятно, буду знать! ... Это Ленька Зиберт... Очень много ребят было!

И.И.: Глеб Фильштинский с вами был?

Р.Н.: Глеб Фильштинский был чуть постарше нас, так что это был для нас уже гуру. В ТЮТе разница в три-пять лет считается уже очень большой. Он был выпускник, а мы только вошли в ТЮТ - в восемьдесят втором - восемьдесят четвертом годах, где-то так...

И.И.: Рома, Вы сказали, что ТЮТ много дал. А если это "много" попытаться назвать какими-то конкретными словами? Например, ответственность - "ответственный дежурный" по жизни - это раз. А еще что?

Р.Н.: Доброта. Интеллигентность. Скромность. Душевность...

И.И.: Было такое золотое детство - комфортное, счастливое, радостное... А когда ТЮТ закончился, тяжело было?

Р.Н.: Безусловно. Многим тютовцам тяжело. Во-первых, тяжело вначале с родителями, которые не пускают в ТЮТ, - и эта традиция сохранилась, наверное, и сейчас - потому что ТЮТ, опять-таки, это идеальная организация, где всем хорошо...

И.И.: И уходить оттуда не хочется.

Р.Н.: Не хочется, никогда не хочется! Я, опять же, говорю, что не помню, как мы творили спектакли, - я помню вечера, я помню, что мне туда хотелось приходить, я помню, что я хотел быть "ответственным дежурным", какие-то впечатления, поездки в Даугавпилс на гастроли, летние лагеря - я был председателем лагеря "Торошковичи" в восемьдесят седьмом - восемьдесят восьмом году ... Эти романтические ромашковые поля в лагере "Торошковичи" я не забуду никогда!

И.И.: С девушками там гуляли?

Р.Н.: С первой любовью гулял... А театр... Я еще играл в тютовском спектакле "Иван, внук Ивана"...

И.И.: Но все-таки для Вас ТЮТ - это, прежде всего, вот такая насыщенная жизнь. Ну, если для Романа Нечаева, актера Молодежного театра, в ТЮТе главное была жизнь и проживание тех детских лет, которые он провел в Театре Юношеского Творчества, то я думаю, что в зрелом возрасте он прекрасно помнит, как делались спектакли и как он в них играл, как работал над своими ролями.

Р.Н.: Вы меня завели, я хочу вспомнить еще одну историю про ТЮТ. Это связано со спектаклем "Иван, внук Ивана" - он был поставлен к какой-то годовщине Победы. Там пионеры отыскивают дот, и я играл человека, который в этом доте сидит, - Витьку по прозвищу Суслик. Я был отрицательным персонажем, меня перевоспитывали, и я превращался в хорошего персонажа. И в конце кто-то мне сказал: как же ты будешь превращаться в хорошего? И я подумал: мне нужно плакать. А плакать в девятом классе я не мог категорически, и я бегал в аптеку, покупал бальзам "Золотая звезда", и когда меня били, я склонялся где-то и "Золотой звездочкой" туда-сюда - слезы градом текли, все было нормально. Но однажды "Золотая звездочка" где-то затерялась, я ее нашел в последнюю минуту - и в спешке я всю банку выскреб и себе под глазами намазал... Был уже конец спектакля, и на поклонах все актеры кланяются и говорят: "Слушайте, а от кого это так пахнет, а?"

И.И.: Кстати, хороший вопрос: а во взрослом театре есть такие маленькие хитрости, которыми актеры себе помогают, или это уже не нужно?

Р.Н.: Нет. Я плачу на двух спектаклях, но уже без бальзама "Звездочка" - приходится как-то самому...

И.И.: На каких спектаклях?

Р.Н.: "Три сестры", последняя постановка - мы там решили создать такой страдательный образ - Соленого. Мы докопались до такой истины, что Соленый - он от слез "соленый", от горечи за то, что ему предстоит, и когда я это понял, мне очень понравилась эта роль. Премьера была буквально дней десять тому назад, восьмого октября. Спектакль идет четыре с половиной часа. Зрителям нравится. И дай Бог здоровья этому спектаклю на долгие годы!

И.И.: А в каких еще спектаклях Молодежного театра Вы играете?

Р.Н.: Ой, их очень много!.. "Жаворонок" Ануя - роль Варвика, "Отелло" Шекспира - Яго я играю, "Крики из Одессы", "Дни Турбиных", "Плутни Скапена", "Волшебные полеты над Багдадом"...

И.И.: То есть, опять же, вся жизнь - в театре...

Р.Н.: Да, это осталось. Должен сказать, мне вообще везет на коллективы: началось с ТЮТа, а закончилось Молодежным Театром на Фонтанке.

И.И.: "Две роли" - так называется наша программа. О Ваших тютовских ролях мы поговорили. Самая любимая роль в Молодежном театре?

Р.Н.: Соленый, разумеется, - в спектакле, который только что выпустили. Мы репетировали три года - у нас даже есть шутка в театре: в год мы выпускали по сестре. "Три сестры" были выпущены - и, Вы знаете, сейчас это не только мой любимый спектакль- все люди, которые там заняты, говорят о том, что им спектакль нравится, что каждый в своей роли вышел на какой-то новый уровень понимания жизни. Очень много приятных слов мы слышим от коллег, что для нас очень важно. Появляются статьи... Очень какой-то... трепетный спектакль получился.

И.И.: Вот идет такой замечательный спектакль - он так много значит для Вас, для театра, есть понимающий зритель - но все равно это не та известность и не та слава, например, которую дает кино, работы на телевидении или съемка в рекламном ролике, где вы так задушевно с финским актером общаетесь... Вот это не обидно?

Р.Н.: Обидно. Но мы продукты своего времени - с этим ничего не поделаешь. Некоторые выскакивают и становятся медийными актерами. На "Ленфильме" мне говорили, что теперь даже цвета есть, которыми таких актеров обозначают: красный - это супермедийный, желтый - это так себе медийный, ну и так далее. Новое направление в искусстве, скажем так.

И.И.: Но я думаю, что в данном случае искусство - в кавычках. Все-таки, настоящее - в театре. А как совместить в себе это поверхностное, но приносящее деньги, и то настоящее, которое и славы меньше приносит, да и денег тоже...

Р.Н.: Знаете, я когда-то думал, хочу ли я быть известным. И понял, что хочу. Но это не та известность, когда я иду по Невскому в темных очках и раздаю направо и налево автографы. Я хочу такой известности, чтобы у меня не существовало проблемы выбора, чтобы я выбирал, а не меня выбирали. Это единственное, ради чего я хочу быть известным человеком.

И.И.: А сегодня все-таки Вы выбираете работы? Вот, скажем, Вам предлагают какой-то телевизионный проект, денежный...

Р.Н.: Да подождите, мне еще не предлагает никто! Ну, снялся я в паре рекламных роликов, в паре телесериалов... У нас в Молодежном театре так получается, что не в смысле, я выбираю - не выбираю, хочу - соглашусь, хочу - не соглашусь, а в том смысле, что у нас идет творческий поиск - именно поэтому это особенный театр.

И.И.: То есть, там есть такая хорошая студийная атмосфера творческой лаборатории?

Р.Н.: Да, да!

И.И.: И это Спивак создает такую атмосферу?

Р.Н.: Спивак, именно Спивак... А в кино... Здесь меня выбирают. Медийность мала пока что (смеется).

И.И.: Еще не тем цветом обозначаетесь...

Р.Н.: Не тем, я еще пока не "красненький" (смеется).

И.И.: Рома, а есть какие-то заветные роли, которые хотелось бы сыграть?

Р.Н.: Нет. Я избалованный ролями человек. Я сыграл Яго, я сыграл Соленого и Гьючика в "Двенадцатой ночи" - это первый мой спектакль в Молодежке.

И.И.: А кстати, почему именно Молодежный?

Р.Н.: Так звезды сошлись (смеется).

И.И.: Вот удачный вопрос! Потому что я знаю, что Вы также занимаетесь астрологией.

Р.Н.: Да, я поступил в восемьдесят восьмом году в Театральный институт на курс Петрова, там, где Нагиев учился. Познакомился с Павлом Павловичем Глобой, и Глоба мне сказал, что у меня в жизни будет колоссальная неприятность, а точнее - я умру в сорок два года, если буду заниматься только актерской деятельностью. И я сказал тут же, визави: приглашайте меня в астрологию. Я четыре года отучился у него, и сейчас я практикующий астролог и актер Молодежного театра.

И.И.: А что значит "практикующий астролог"? У вас есть клиенты, Вы составляете гороскопы?..

Р.Н.: У меня есть клиенты, которые записываются ко мне аж за два-три месяца вперед. У меня есть известность в астрологических кругах, у меня есть известность в актерских кругах, и иногда люди даже связывают, что это одно лицо - и это хорошо.

И.И.: Одно помогает другому?

Р.Н.: Да. Это ведь похожие профессии: во-первых, и актер, и астролог знают, чем закончится данный отрезок времени... А во вторых, и в той, и в другой профессии нужна психология.

И.И.: А в профессии астролога что самое сложное? Считать, вычислять?

Р.Н.: Нет. Брать ответственность за жизнь другого человека.

И.И.: Мы опять вернулись к тому, чему Вы научились в ТЮТе, - брать ответственность. А бывают ситуации, когда Вы составляете гороскоп, и он выходит неблагоприятным, и Вы понимаете, что нельзя человеку такое сказать?

Р.Н.: Я и не говорю. Меня приглашали во Дворец бракосочетания быть астрологом для брачующихся. И если, в одной паре я вижу полтора года брака, в другой - три с половиной, я же не буду им это говорить... Я не стал там работать.

И.И.: А кому вы больше всего любите составлять гороскопы? Вот брачующимся, например, не любите...

Р.Н.: Всем, кому это нужно. Я каждого спрашиваю: а зачем? Потому что девяноста процентам клиентов, которые ко мне обращаются, не нужен гороскоп - им нужна психологическая помощь, но отнюдь не астрологическая. Знать будущее - во-первых, астрология почти на это не способна, за исключением двадцати-тридцати процентов фатума, а во-вторых, нужно как-то самим с будущим справляться, а не к астрологам бегать.

И.И.: Ну что ж, я думаю, что одно будущее событие мы точно можем предсказать: что 22 апреля, когда будет День рождения ТЮТа и ему исполнится пятьдесят лет - собственно, по этому поводу мы и встретились в программе "Две роли" - тютовцы разных поколений, в том числе Роман и я, и все, кто был в нашей студии, соберутся в Аничковом дворце и, наверно, будут говорить обо всем том, о чем мы говорили в этой передаче. Ну а своем будущем пусть каждый думает сам. Встретимся через две недели.

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

Комментарии 0

Пока нет ни одного комментария.

Добавьте комментарий первым!

добавить комментарий

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close