18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
01:34 17.12.2018

ВЛАДИМИР ТИМОФЕЕВ: "ПРИ РЕСТАВРАЦИИ ПАМЯТНИКОВ МЫ ВСЕГДА ЧЕМУ-ТО УДИВЛЯЕМСЯ"

На юбилей Петербургу дарят много презентов, среди которых – масса скульптур. Израиль, например, подарит нам бетонного льва с зеркальными вставками. О городских памятниках и о подарках к юбилею читатели «Фонтанки» задавали вопросы директору Музея городской скульптуры Владимиру Тимофееву.

ВЛАДИМИР ТИМОФЕЕВ: "ПРИ РЕСТАВРАЦИИ ПАМЯТНИКОВ МЫ ВСЕГДА ЧЕМУ-ТО УДИВЛЯЕМСЯ"

У Петербурга юбилей. Северной столице дарят много презентов, среди которых – масса скульптур. О городских памятниках вообще и о подарках к юбилею в частности читатели «Фонтанки» задавали вопросы директору Музея городской скульптуры Владимиру Тимофееву.

Владимир Николаевич, говорят, скульптурных подарков к юбилею будет очень много...

Да, действительно, много. Я даже думаю, что за этот год мы, наверное, получим памятников больше, чем за весь девятнадцатый век. По разной информации - от 32 до 47 памятников.

Читателей волнует, насколько эти дары будут соответствовать облику города, как будет согласовываться их установка? Или из дани уважения поставят все?

Даров много. Некоторые из них еще даже никто не видел. Места для многих из них пока не выбраны. Например, Украина решила подарить скульптуру Александра Второго. Место для его установки пока не определено, есть два варианта: во дворе Аничкова дворца или на Суворовском проспекте, дом 32 - в скверике перед бывшей Академией Генерального штаба. Италия дарит четыре памятника итальянским скульпторам, которые строили наш город – они будут установлены на Манежной площади. Казахстан подарит нам скульптуру Джамбула, которую установят в переулке Джамбула. Греция нам дарит памятник – он будет на Греческом проспекте установлен. Подарки готовят Молдавия и Белоруссия. Швейцария готова подарить памятник архитектору Трезини - очень своеобразный. Израиль нам дарит льва.

Я слышала, какой-то необычный лев...

Он сделан из бетона, с вставками из цветного металла, зеркального стекла и еще чего-то. Он очень не похож на тех традиционных львов, которые у нас есть в городе – они все, в основном, на четырех лапах стоят, а этот сидит и хвостик у него колечком. Чем-то он, мне кажется, похож на скульптуры, которые в 80-е годы устанавливались на детских площадках. Автор этого льва - бывший житель из Советского Союза, который уехал в Израиль, стал крупным и довольно известным декоратором - не скульптором. Мы предлагали этого льва установить в районы новостроек. В центральную часть он как-то так не очень вписывается.

Кстати, есть вопрос и о памятниках в новостройках: «Почему так мало памятников в окраинных районах? Неужели власти хотят заставить памятниками только центр?» (Марина Ельцова)

Действительно, в «спальных» районах практически нет памятников. Почему-то все, кто дарит нам памятники, хотят, чтобы их подарки находились именно в центре города. Мы предлагали другие варианты, рассказывали, что у нас есть так называемые «спальные» районы, где этот памятник будет уместен и, наверное, даже, станет местной достопримечательностью. Недавно памятник солдату Швейку поставили в Купчино. Памятник Святославу Федорову установили тоже в Купчино, на улице Ярослава Гашека - напротив клиники, которую Федоров создавал.

Готовят ли скульптурные подарки городу сами петербуржцы?

Конечно. Например, Исаакиевский собор решил сделать своеобразный подарок городу - 24 мая будет торжественно открыт памятник Петру работы Антокольского, который когда-то украшал Сампсониевский проспект. В 30-е годы памятник был демонтирован с интересной формулировкой - «в связи с реконструкцией Сампсониевского проспекта». Теперь он возвращается на свое место. Кстати, следы того памятника Петру, который тогда был демонтирован, нашли - он находится в Третьяковской галерее. Однако Третьяковская галерея его обратно отдавать не собиралась. К счастью, у нас в музее Академии художеств сохранился вариант этого памятника и по нему отлили из бронзы новый.

Жители Охты тоже хотят воссоздать бюст Петра Первого, который тоже когда-то украшал тот район. Памятник был построен на народные деньги, там была надпись: «Петру I от жителей Охты». Он тоже был в 30-е годы демонтирован, а сейчас муниципальное образование на внебюджетные, спонсорские деньги хочет воссоздать этот памятник.

Нашему городу подарки дарят. А были ли случаи, когда из нашего города памятники, наоборот, увозились в подарок? Я знаю, например, что увезли куда-то за Полярный круг бюст Ленина с Петровского стадиона – бывшего стадиона имени Ленина?

Да, был такой случай. Пришло письмо за подписью главы города Полярные Зори на имя мэра с просьбой: нет ли у нас в городе бюста или памятника Ленину. Они хотят установить его на народные средства, на пожертвования. У нас был тогда памятник с Петровского стадиона, который демонтировали в связи с тем, что стадион переименовали. И вот по решению городских властей мы передали этого Ленина за Полярный круг. Не скажу, что это большая потеря для Петербурга. Кроме этого случая практически ничего не дарили.

Петербург считается родиной монументальной скульптуры. «Какой в Петербурге был самый первый памятник и какой по времени последний?» (Ирина, студентка истфака)

Петербург действительно является родиной монументальной скульптуры. До этого момента в России монументальной скульптуры как таковой не было. А самый первый памятник – это Медный всадник. Он первый по времени установки. А по времени изготовления - это памятник Петру Первому работы Растрелли, который стоит перед Михайловским замком.

А почему изготовили раньше, а установили позже?

Был, я думаю, ряд причин. Смерть Петра помешала, потом Растрелли скончался. Потом статуя, отлитая в бронзу, была подарена князю Потемкину и она хранилась в амбаре при Таврическом дворце. И только лишь Павел I установил ее.

Что касается последней по времени установленной скульптуры, то на сегодня (на момент беседы – авт.) это «Зайчик, спасшийся от наводнения» у Иоанновского моста.

Кто из персон в нашем городе сейчас «лидирует» по количеству установленных ему памятников?

Первое место по количеству памятников занимал Владимир Ильич Ленин. На втором месте, как ни парадоксально, был даже не Петр Первый, а Попов, а уже за ним – Петр. Ну, а теперь Петр Первый, наверняка, выйдет за Лениным на второе место.

Неужели в Петербурге все скульптуры Ленину остались на своих местах, избежав демонтажа в 90-х?

Практически, да. Все лучшие работы остались на месте. В городе всего было около 87 скульптурных изображений Ленина. Большая часть была сосредоточена на предприятиях, на ведомственных территориях. Но не всегда эти памятники были выполнены в твердом материале: многие были из гипса, из бетона. Ряд памятников Ленину все-таки был демонтирован: Например, скульптура из Юсуповского сада, из Таврического садика. Убрали Ленина, который стоял перед Дворцом культуры на проспекте Обуховской обороны. Из парка Победы бюст демонтировали, с улицы Ленина. Но в основном-то все хорошие памятники Ленину сохранены. Например, памятник у Смольного – хорошая работа. Или памятник Ленину у Финляндского вокзала - тоже чудная работа. Или, допустим памятник перед администрацией Василеостровского района, на Московском проспекте. Все эти памятники сохранились.

«Скажите, пожалуйста, были ли в нашем городе памятники Сталину?» (Ольга Михайловна)

Да, были и довольно-таки много. Самых крупных памятников Сталину было четыре, они стояли при въезде в Ленинград практически по любому шоссе. Например, один стоял на «Средней Рогатке» - там, где сейчас площадь Победы. Там на одной стороне стоял Ленин, а на другой - Сталин. Памятник Сталину впоследствии демонтировали и сейчас судьба его неизвестна. Ленина же перенесли в город Зеленогорск.

Еще был памятник Сталину на Поклонной горе. Около Смольного был памятник: в скверике стояло четыре бюста – Карл Маркс и Энгельс, «смотрящие» друг на друга, а потом Сталин и Ленин. Маркс и Энгельс сохранились, а Ленин и Сталин были демонтированы. У нас в музее сохранился бронзовый бюст Сталина, а также скульптура – фигура в полный рост.

«Сейчас идет активное обсуждение памятника Бродскому. Где он будет стоять и выбран ли уже вариант памятника?» (Сергей Березниченко)

Второй тур конкурса проходил в нашем музее Городской скульптуры. Были отобраны шесть вариантов. Сейчас мы решаем вопрос о том, чтобы эти шесть вариантов в мае были выставлены в нашем музее и горожане могли прийти и посмотреть на них.

А петербуржцы будут иметь право проголосовать за понравившийся памятник?

Думаю, что нет. Есть жюри, которое и решает эти вопросы. Представленные работы не очень-то, скажем так, сильные.

Раньше бывало так: победители не определялись и объявлялся новый конкурс. Но вот сейчас есть шесть вариантов, из этих шести уже выберут окончательный. Место установки будет зависеть от варианта, который победит.

«Владимир Николаевич, назовите, пожалуйста, на ваш взгляд, два-три наиболее удачных памятника, которые появились в Петербурге за последнее десятилетие. А также монументы, которые не соответствуют своему местоположению» (Морозов А.И.)

Честно говоря, мне трудно назвать такие памятники, потому что, на мой взгляд, интересных памятников за последнее десятилетие не появилось. Новых памятников довольно-таки много: и Тургеневу, и Гоголю, и Достоевскому, и Александру Невскому и ряд других. Но, на мой взгляд, таких интересных, какие появлялись в 60-е, 70-е, даже в 80-е годы, в принципе, нет.

А с чем, по-вашему, это может быть связано?

Думаю, что сейчас подход к созданию памятника стал более упрощенный. Наверное, это в первую очередь упирается в вопросы финансирования. Раньше, прежде чем создавался памятник, проходило длительное время: проект памятника участвовал в нескольких этапах конкурса - было три тура конкурса на создание любого городского памятника. Горожане обсуждали, высказывали свою точку зрения, в газетах даже рубрика специальная была. Потом был худсовет, который принимал решение, давал какие-то советы скульптору и архитектору - высказывали свое мнение. А сейчас все намного проще: в первую очередь все решают деньги. Иногда бывает так, что у автора есть более интересные замыслы - но идет стремление к удешевлению проекта. Ну, вот пример – памятник Александру Невскому на одноименной площади. Лично мне конь напоминает пластмассовую лошадку с гривой, похожую на те, что продавались когда-то, в моем детстве. Может быть, если бы был жив скульптор Казенюк, он бы внес какие-то коррективы, но, к сожалению, его уже не было в живых, когда памятник претворялся в жизнь. Вообще, я считаю, что это, наверное, памятник Балтийской строительной компании, которая увековечила себя. Тем более, что периодически эта компания на копье вывешивает свой флаг.

А что вы можете ответить на вторую часть вопроса - по поводу памятников, которые не соответствуют своему местоположению?

Например, памятник Достоевскому возле станции метро «Владимирская». Можно сказать, он попал в переделку, все время ему достается. Просто с одной стороны там у собора стихийный «блошиный» рынок, с другой стороны цивилизованный Кузнечный рынок, две станции метро. Бомжи там любят посидеть, да и не только. Люди рядом с Достоевским сидят, пивко потягивают, бутылочки оставляют. Периодически выворачивают тумбы ограждения - на моей памяти четыре или пять раз мы эти тумбы ставили на место. То машина на них наедет, подвозя очередную порцию пива к ларьку, то еще что-то. В общем, с исторической точки зрения памятник, может быть, и на своем месте. Но вот с градостроительной ему там живется, скажем так, очень плохо.

Кстати, следующий вопрос как раз касается этого многострадального памятника. «Здравствуйте, Владимир Николаевич. В районе станции метро «Владимирская» создается самый большой и длинный квартал в городе. Читал в прессе, что в этой пешеходной зоне будут установлены малые архитектурные формы и памятники. Не могли бы вы поподробнее рассказать, с чем будет соседствовать памятник Достоевскому?» (Правдин Игорь Николаевич)

Сейчас пока трудно сказать. Нашему городу к юбилею, как я уже сказал, дарят много памятников. И местоположение многих пока еще не определено. Я думаю, что когда будут создаваться новые пешеходные зоны - и станция метро «Достоевская» одна из них - то, там, конечно, будут и малые архитектурные формы, включающие скамеечки, какие-то павильоны, киоски, в том числе и какая-нибудь декоративная скульптура. На днях вот был открыт памятник «Зайчику». Может быть, какие-то такие малые декоративные формы, малая скульптура будут украшать и эту пешеходную зону. Тем более примеры у нас уже есть - и Малую Садовую, и Малую Конюшенную украшают скульптуры Фотографа, Кошечки, Собачки, Городового и так далее.

А не будет каким-то диссонансом смотреться соседство Достоевского, например, с каким-нибудь Зайчиком?

Ну, Зайчика там, я думаю, не будет. Есть все-таки градостроительный совет, где решаются эти вопросы коллегиально. Естественно, город не может быть какой-то застывшей массой, он должен жить и развиваться, идти в ногу со временем. Другой вопрос, что при этом очень бережно нужно относиться к прошлому, чтобы, создавая что-то новое, не нарушать и не разрушать старое.

Кстати, коль мы заговорили о малых формах, «Почему в последнее время в Петербурге появилось так много памятников животным и планируется ли в ближайшем будущем открытие «зверских» памятников» (Дмитрий Мазуров)?

Во-первых, эти малые декоративные формы не относятся к нашему музею. Они, в основном, находятся на учете в районных администрациях и инициатива по их установке, наверное, все-таки исходит от районов. Во-вторых, мне кажется, что руководители районов и города, часто посещая зарубежные страны, как раз обращают внимание на такие малые декоративные и скульптурные формы, которые присущи многим странам и городам - Парижу, Мадриду, Барселоне. Эти формы имеют право на жизнь. Вопрос в том, что не должно быть их так много. Мне, например, декоративная скульптура Остапа около площади Искусств кажется неуместной. Эта площадь уже сформировавшаяся, в центре стоит замечательный памятник Пушкину, который очень органично вошел в эту площадь.

Кстати, был у нас такой случай: когда реставрировали памятник Пушкину, то его автор, Михаил Константинович Аникушин, практически каждый день приходил и наблюдал, как идет реставрация его любимого детища. И, стоя у памятника, он наблюдал за работами. Люди, которые шли в Русский музей, останавливались возле Пушкина и делились своими впечатлениям по поводу этого памятника. И практически все - в основном, это были гости нашего города – не сговариваясь, решали, что это памятник относится к девятнадцатому веку, настолько органически он вошел в среду площади. На что Михаил Константинович с гордостью говорил: «Нет, это я автор этого памятника и создал я его в 1956 году». По-моему, памятник Пушкину на площади Искусств - это как раз хороший пример, когда что-то новое органически входит в старое, одно не мешает другому, а органически дополняет.

Меня интересует судьба памятника Карлу Марксу на Большом Сампсониевском, ведь это подарок города Дрездена. Куда он пропал? (Кравчук Екатерина Александровна)

Он никуда не пропал. Он находится в фондах нашего музея. К сожалению, в 90-е годы, когда была такая «эпопея» демонтажа - наш город она, правда, практически не затронула - мы вынуждены были памятник Марксу демонтировать.

А почему вынуждены были демонтировать? Народ настоял?

Нет, не народ. В основном настаивала определенная группа лиц, которой он мешал. И чтобы не произошло акта вандализма – пришлось демонтировать. У нас случай вандализма в то время был, к сожалению. Жертвой стал памятник Дзержинскому, который стоял на Каменноостровском проспекте. Он был выполнен из бетона и покрашен. Так ему лицо просто, скажем так, стесали. И мы вынуждены были подготавливать проект распоряжения о его демонтаже.

Восстановят ли доску гоголевскому Носу на Вознесенском? Спасибо. (Кравчук Екатерина Александровна)

Знаете, доска уже готова. Она находится в мастерской нашего музея. Трудность заключается в том, что сейчас необходимо около 4 тысяч долларов для того, чтобы оплатить работу по ее созданию. Нужно заплатить за материал, за мрамор, а также за работу и установку. Автор не берет никаких авторских гонораров, но все равно на завершение работ нужно примерно 4 тысячи долларов. Большая часть там сразу уходит на налоги.

Есть ли в городе памятники, которые имеют какие-нибудь особенности? И какой, по-вашему, самый смешной памятник?

Во-первых, все памятники уникальны и не только по своему художественному значению, виду. Но многие памятники представляют собой еще и очень сложное инженерное сооружение. Мало кто знает, что внутри Медного всадника, в брюхе лошади, есть люк, который можно периодически открывать - оттуда откачивают воду. Последние тридцать лет воды не было. А вот примерно в 1912 году люк был вскрыт и оттуда несколько десятков ведер воды было вылито.

Памятник Николаю - просто уникальное сооружение с инженерной точки зрения, стоит всего на двух точках опоры. Или, например, Московские триумфальные ворота – это вообще самое большое в мире сооружение из чугуна. И мало кто знает, что внутри есть винтовая лестница, по которой можно подняться вверх. Там проложены так называемые трапы, которые используют для обслуживания ворот. Все детали там бронзовые, крепятся болтами. Вся эта конструкция снаружи не видна, но хорошо просматривается внутри. Александровская колонна, реставрация которой завершается - тоже очень с сложное сооружение.

А она, действительно, стоит благодаря своему весу?

Да, это правда. А наверху колоны наши предки придумали весьма сложную систему. В нашем городе главный враг памятников - это, как ни парадоксально, вода. Попадая во все отверстия скульптуры, она замерзает и разрывает материал. Самая большая опасность для памятника – когда в нем скапливается влага. Поэтому в ангеле, который установлен на Александровской колонне, проделаны специальные отверстия, по которым вода, попадающая на скульптуру, должна выходить наружу и сливаться. За многие годы эти отверстия забились. Сейчас реставраторы их прочистили и сделали дополнительные устройства, чтобы влага или вода не скапливалась наверху непосредственно на скульптуре Ангела.

Таких деталей много. Каждый раз мы чему-то удивляемся. Например, когда демонтировали скульптурные группы на Аничковом мосту. Там работал уникальный большущий кран, когда он скульптуру поднимал, то на компьютере появлялся ее вес. И почему-то все скульптуры с моста были разные по весу. Они, конечно, и должны быть разные, но в этом случае отличия были чуть ли не полторы тонны. Нас заинтересовало, что же такое происходит? И вот когда внутрь скульптуры опустили маленькую микрокамеру, то выяснилось, что просто внутри скульптуры не убрана так называемая формовочная земля. В одной скульптуре ее было больше, в другой меньше. Но так как влаги там, внутри не было, то решили скульптуры не вскрывать. Кстати, в них тоже есть люки, только уже на крупах лошадей. Люки хорошо зачеканены, их практически не видно

«В каком состоянии нынче находится Лавра?» (пастор Шлаг)

Мне трудно сказать, в каком состоянии она находится. Лавра большей частью передана Русской православной Церкви. Единственный наш объект там – Благовещенская усыпальница. Это одна из первых построек Санкт-Петербурга, создана по проекту архитектора Трезини. Между прочим, эта усыпальница даже немножко старше, чем Петропавловский собор. Петр Первый строил ее первоначально как усыпальницу дома Романовых. Сейчас, наверное, мало кто знает, что, кроме Петропавловского собора, в Благовещенской усыпальнице находится захоронение членов семьи Романовых: Наталья Петровна, родная сестра Петра Первого, Петр Петрович, сын Петра, наследник престола, который скончался. Там похоронены дети Александра Первого, первая жена Павла Первого. Когда-то там даже был захоронен Петр Третий, но потом его перенесли в Петропавловский собор.

Что касается усыпальницы, то два года назад она была отреставрирована, частично на спонсорские, частично на бюджетные деньги. И этот наш объект сейчас открыт. Еще есть два некрополя: мастеров искусства и некрополь18 века. Что касается последнего, то он вообще уникален. Это единственный некрополь, сохранившийся в таком виде в России - второго такого, с такими памятниками, уже нет. Причем, как сейчас выясняется, не только в России, но и в Европе. К нам приезжали итальянцы и они были просто поражены тем, как все в этом некрополе сохранилось. Но, конечно, некрополь требует реставрации и, конечно, требует денег. Последнее время на реставрацию некрополя денег выделяется очень мало.

А сколько вообще памятников в городе требует на сегодняшний день срочной реставрации? И какие успеют отреставрировать к юбилею?

Успеют отреставрировать Московские триумфальные ворота, Нарвские триумфальные ворота, Николаевские ворота в Павловске, Александровскую колонну, Екатерину II на Невском проспекте, Медный всадник, Пушкина на площади Искусств, памятники Кутузову и Барклаю де Толли, скульптуры Диоскуров, сфинксов на Университетской набережной, Ростральные колонны. Этот список можно продолжить.

В этом году будут отреставрированы Египетские ворота в Царском селе, комплекс на Марсовом поле. Кстати, в 2004 году нас ждет еще один юбилей - 300-летие города Кронштадта. В прошлом году мы уже начали подготовку к этому юбилею. Были отреставрированы памятники Петру Первому и Макарову. В этом году еще 5 памятников отреставрируем. Если говорить о том, какой сейчас памятник серьезно требует реставрации - это, наверное, памятник Лермонтову. А так, в основном, к юбилею большинство памятников отреставрированы. Нет таких, которые в ужасном, аварийном состоянии.

Как вы считаете, не стоит ли как-нибудь монументально увековечить празднование 300-летия Петербурга?

Была такая идея. Даже был проект установки памятника 300-летию Санкт-Петербурга. Предлагали установить его на Петроградской стороне, при спуске с Биржевого моста ближе к Петропавловской крепости - там есть такой газон. Но предоставлены были настолько слабые проекты, что эта идея как-то сама собой и угасла.

Ольга Белова,

Фонтанка.ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор