18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
05:12 13.11.2018

Секретная взятка Валерия Малышева

Вице-губернатор Санкт-Петербурга обвинен во взятке, которую он получил неизвестно от кого, неизвестно за что и неизвестно в каких размерах. Как всегда, мы знаем чуть больше, чем другие.

Вице-губернатор Санкт-Петербурга обвинен во взятке, которую он получил неизвестно от кого, неизвестно за что и неизвестно в каких размерах. Как всегда, мы знаем чуть больше, чем другие.

Пожалуй, если и был в Смольном кто-то непоколебимый, человек-гора, которого невозможно свалить, то это был Малышев. Но - все меняется. Один из самых влиятельных петербургских чиновников, тот, кому прочили губернаторство в послеяковлевский период, - под следствием. Генеральная прокуратура обвиняет Валерия Ивановича Малышева в получении взятки в виде льготного кредита от коммерческого банка. Ему запрещено покидать пределы города. В его служебном кабинете, в квартире и на даче проведены обыски, а на имущество наложен арест.

Что стоит за этой историей? Насколько весомы обвинения, выдвинутые против вице-губернатора Петербурга? Не является ли дело о взятке политзаказом, попыткой убрать человека с властного олимпа, как это нередко бывало и в Питере, и в других городах страны, или же все-таки речь идет о банальной коррупции? Корреспонденты «Тайного советника» попытались разобраться в ситуации.

НЫНЕШНИЙ скандал - далеко не первый в жизни вице-губернатора Малышева. Еще в 1992 году, будучи главой администрации Московского района, он был заподозрен в неблаговидных делах. Тогда прокуратура вскрыла, что Валерий Иванович своим распоряжением зарегистрировал некое коммерческое предприятие «Славянка», в числе учредителей которого, в нарушение законодательства, состояли госслужащие, а именно заведующие роно и райсобесом, помощник главы райадминистрации, а также супруга самого главы, Алла Викторовна Малышева. Было установлено, что роно незаконно предоставило под нужды «Славянки» помещение (почти 800 квадратных метров), а собес необоснованно перевел на счет этой странной фирмы 60 тысяч рублей (по тем временам совсем немаленькая сумма). Малышев отделался тогда легким испугом: районный суд оштрафовал его на 10 тысяч рублей за неуважение к республиканским законам. Правда, спустя некоторое время городской суд, рассмотрев апелляцию Валерия Ивановича и учтя «смягчающие обстоятельства» - личность нарушителя и его (надо полагать, бедственное) имущественное положение, снизил штраф до 500 рублей. На этом первый скандал и закончился.

Придя в Смольный, Малышев удачно вписался сначала в команду Собчака, а потом и Яковлева, хотя его обязанности постоянно менялись и никогда не были четко обозначены. Валерия Ивановича бросали на самые горячие участки: он руководил координационной группой по проведению самых первых выборов в Федеральное собрание, занимался подготовкой к Олимпиаде-2004 (Анатолий Собчак мечтал, чтобы она прошла в нашем городе), изыскивал финансы для возведения Ледового дворца, организовывал учредительный съезд «Всей России» в Петербурге, наконец, руководил проектированием и строительством Кольцевой автодороги. Под его патронатом проводилась реконструкция центральных улиц города. Практически каждый из этих проектов был ознаменован скандалом, в котором имя Малышева упоминалось в числе первых.

Так, в мае 1998 года Контрольно-счетная палата Петербурга выявила серьезные нарушения в деятельности Комитета по благоустройству и дорожному хозяйству, который курировал Малышев. Было установлено, что комитет передал 15 миллиардов рублей на «прокрутку» коммерческим структурам, имеет огромную кредиторскую задолженность, в то время как его сотрудники получают непомерно высокую зарплату. Условия подрядов для частных фирм были иногда гораздо выгоднее, чем для муниципальных. Деньги на озеленение города расходовались не по назначению - для организации покрытия элитных теннисных кортов. Малышев был склонен расценивать данный скандал как происки неких темных сил. У него даже была коронная фраза, которую он произносил всякий раз, когда над головой сгущались тучи: «Есть просто ложь, наглая ложь и то, что говорят подлецы». Неудивительно, что «подлецами», как правило, оказывались те, кто пытался нашего героя в чем-то уличить.

«Засветился» Валерий Иванович и в истории с Ледовым дворцом. Проект, преподносившийся изначально как чисто коммерческий (то есть финансируемый не из бюджета), в итоге обошелся городу в круглую сумму. В конце 1999 года из резервного фонда Петербурга на дворец было выделено не менее 260 миллионов рублей. Злые языки утверждали, будто эти деньги предназначались для ликвидации размыва между «Лесной» и «Площадью Мужества», но были ухлопаны на дорогой прожект.

Имя Малышева упоминалось и в связи с расследованием уголовного дела по фирме «ВМЦ», через которую шло финансирование учредительного съезда движения «Вся Россия». Фирма оказалась подставной, да к тому же зарегистрированной по подложным паспортам. Следствие утверждало, что подписи Малышева имелись под рядом документов, связанных с проведением съезда.

Наконец, осенью прошлого года Валерий Иванович оказался замешан в деле ПСБ. Его фамилия, наряду с фамилиями нескольких других высокопоставленных чиновников, присутствовала в знаменитом запросе городской прокуратуры в Промстройбанк. Следствие интересовалось, не имеет ли Малышев счетов в этом финансовом учреждении, а если имеет, какое движение по этим счетам совершалось.

В середине мая 2001 года и дело «ВМЦ», и дело ПСБ были неожиданно прекращены. И именно тогда, в мае, в недрах Генеральной прокуратуры возникло новое, нынешнее «дело Малышева». По слухам, компромат на вице-губернатора «слил» сотрудник питерского УБЭП Сергей Жданов, имевший самое непосредственное отношение к возникновению дела ПСБ и, очевидно, недовольный его «нулевым» исходом. Согласно другой информации, материалы на Малышева поступили в Управление Генеральной прокуратуры по Северо-Западному федеральному округу из Следственного комитета МВД РФ, то есть из Москвы. Однако все это - не более чем версии. Как было в действительности, мы с вами не узнаем, вероятно, никогда.

САМОЕ поразительное в истории со взяткой Малышева - это секретность, которой пытаются ее окружить. Само дело, подчеркнем еще раз, было возбуждено аж в мае, обыски и допросы велись с конца июня, а первая информация появилась лишь вечером 10 июля. И абсолютно непонятно, с чьей подачи эта информация прошла. Во всяком случае, Управление Генпрокуратуры не было инициатором огласки. Впервые о Малышеве сообщили по телевидению, и лишь спустя несколько часов прокурорские работники были вынуждены официально подтвердить, что дело о взятке действительно имеет место быть. Впрочем, когда, от кого, за что и в каких размерах получена эта взятка, так и оставалось за семью печатями.

- В интересах следствия и в интересах Валерия Ивановича Малышева, дабы не создавать излишнего ажиотажа вокруг его имени, никакой другой информации мы пока раскрывать не намерены, - заявил корреспонденту «Тайного советника» старший помощник начальника Управления Генеральной прокуратуры в Северо-Западном федеральном округе Владимир Гольцмер. - Когда сможем раскрыть? Это зависит от хода расследования. Мы прилагаем со своей стороны все усилия, чтобы закончить дело в кратчайшие сроки, но уголовный процесс предусматривает порой проведение таких следственных действий, которые требуют времени. К тому же многое зависит от самого Валерия Ивановича - я, конечно, никому зла не желаю, но он человек немолодой, а люди немолодые имеют свойство, например, болеть...

- Можно ли уточнить хотя бы размер инкриминируемой Малышеву взятки?

- Это не комментируется. Взятка в крупном размере. Согласно Уголовному кодексу, крупный размер - это все, что превышает 300 МРОТов.

- А конкретная сумма?

- А конкретная сумма будет изложена в обвинительном заключении.

- Взятка - это двусторонний процесс. Если Малышев действительно получил взятку, то значит, кто-то ему ее дал. Будет ли возбуждено дело в отношении взяткодателя?

- Пока этот вопрос тоже не комментируется.

- Говорят, что взятка получена Малышевым от «ЭКСИ-банка». Можете ли вы эту информацию подтвердить или опровергнуть?

- Нет. Замечу лишь, что подавляющее большинство сообщений прессы по делу Малышева имеют мало общего с действительностью. Я сторонник того, чтобы не устраивать излишней шумихи, которая, с одной стороны, мешает расследованию, с другой - приводит к развешиванию ярлыков. Очень часто подобные скандалы используются в политических целях. Мы не занимаемся политикой. Мы - сторонники спокойного нормального расследования, когда нас не дергают, не подталкивают, не вбрасывают нам что-нибудь. С этим и связана закрытость дела Малышева. Мы хотим провести эксперимент чистого расследования в рамках одного конкретного уголовного дела...

В общем, получить какую-либо дополнительную информацию у Владимира Гольцмера нам не удалось. Такое же партизанское молчание сохраняли и старший следователь по особо важным делам Владимир Лещенко, и другие члены следственной группы.

Тогда мы решили обратиться за комментариями к противоположной стороне и позвонили адвокату Малышева Семену Хейфецу. Каково же было наше изумление, когда Семен Александрович заговорил теми же словами, которыми нас потчевали в прокуратуре.

- Зачем давать информацию по этому делу? - искренне удивился адвокат Хейфец. - Следствие только началось. Друзья мои, дайте возможность следствию попытаться хоть однажды быть объективным. Я считаю, что человек, честь и достоинство которого связаны с нашим городом, человек, который занимается добрыми делами уже столько лет, заслуживает, чтобы мы не горячились. Давайте пощадим человека. Моя точка зрения, что в действиях Валерия Ивановича нет состава преступления. Я убежден, что произошло недоразумение, ошибка.

Не получив информации и от адвоката, мы позвонили в «ЭКСИ-банк», однако там даже разговаривать на тему Малышева не пожелали: «Никаких комментариев».

Тогда мы набрали домашний номер президента банка Прасковьи Копаневой. Самой Прасковьи Семеновны дома не оказалось, а ответивший по телефону мужской голос сказал, что обвинения, выдвинутые против Малышева, кажутся ему - дословно - забавными. Мы оставили для Копаневой телефонные номера, по которым она при желании сможет связаться с Агентством журналистских расследований, однако вплоть до сдачи газеты в печать звонка от Прасковьи Семеновны так и не последовало. Вероятно, она тоже избрала для себя тактику молчания.

ЭТА ТАКТИКА, однако, не срабатывает. Нам все равно удалось, хоть и с большим трудом, узнать то, что упорно скрывают прокурор Гольцмер, следователь Лещенко, адвокат Хейфец, вице-губернатор Малышев, банкир Копанева и другие участники этой истории. И сегодня мы впервые оглашаем основные пункты предъявленного Малышеву обвинения.

Итак, Валерий Иванович обвиняется в том, что:

1) 14 июля 1997 года получил льготный кредит от «ЭКСИ-банка» в размере 25 тысяч рублей сроком на 4 года под 10% годовых (учетная ставка Центрального банка РФ в то время составляла 180%);

2) 25 ноября 1997 года получил еще один льготный кредит от «ЭКСИ-банка» в размере 250 тысяч рублей сроком на 5 лет под 19% годовых (при ставке ЦБ 28%). Часть этих денег (110 тысяч рублей) вице-губернатор Петербурга конвертировал в валюту и перевел в Финляндию, на счета фирмы, которая занималась ремонтно-строительными работами в его загородном доме, расположенном в поселке Рождествено;

3) и наконец, 19 ноября 1998 года получил все в том же «ЭКСИ-банке» беспроцентный кредит в размере 500 тысяч рублей сроком на 10 лет (при учетной ставке 60% годовых).

Прокуратура считает, что эти кредиты - не что иное, как тщательно замаскированная взятка, преподнесенная Малышеву от лица президента «ЭКСИ-банка» Прасковьи Копаневой.

Кроме того, в формулировку обвинения вошли еще два эпизода взяточничества:

4) по версии следствия, 14 июля 1997 года Малышев получил от Копаневой мобильный телефон «Nokia-2110» (очень древняя модель), которым пользовался вплоть до апреля 2000 года. Телефон при этом находился на балансе банка, и банк же оплачивал вице-губернаторские счета. За 3 года накопилась кругленькая сумма - 230 тысяч рублей, и это, как полагает прокуратура, тоже взятка;

5) как следует из предъявленного обвинения, в январе 1999 года Малышев также получил от Копаневой финскую мебель (дивана - 2, журнальных столика - 2, шкафа-купе - 3) стоимостью не менее 50 тысяч рублей.

Вот, собственно, и все. По версии следствия, перечисленные блага достались Малышеву не просто так, а в качестве вознаграждения за покровительство «ЭКСИ-банку». В подтверждение факта покровительства прокуратура приводит следующие эпизоды:

1) 14 июня 1995 года был образован Заявочный комитет на проведение Олимпийских игр 2004 года в Санкт-Петербурге («Фонд-2004»), президентом которого стал Валерий Малышев;

2) 30 мая 1996 года «Фонд-2004» открыл счет в «ЭКСИ-банке», и тогда же на этот счет от Комитета финансов мэрии Санкт-Петербурга были переведены 200 миллионов неденоминированных рублей. Тем самым, как полагает прокуратура, банк получил коммерческую прибыль;

3) под поручительство Комитета финансов «Фонд-2004» получил у «ЭКСИ-банка» четыре кредита на сумму 11 миллионов рублей и 36,5 тысячи долларов. Кредиты были погашены за счет бюджетных средств. В результате банк опять-таки получил прибыль.

В этом нагромождении цифр и процентов смущают два нюанса.

Во-первых, если верить прокуратуре, взятки в виде льготных кредитов, сотового телефона и мебели «ЭКСИ-банк» начал давать Малышеву спустя год после того, как вице-губернатор оказал банку покровительство. Обратите внимание на даты: май 1996 года (открытие счетов «Фонда-2004» в «ЭКСИ-банке») и июль 1997-го («ЭКСИ-банк» выдает Валерию Ивановичу первый кредит). Мы привыкли, что взятка предшествует совершению чиновником каких-либо действий в интересах взяткодателя. А тут - все наоборот. Сначала - действия, потом - взятка. Впрочем, уголовное право допускает такую ситуацию. В комментарии к статье 290 УК РФ записано, что взятка может быть получена как до (в таком случае это подкуп), так и после совершения взяточником определенных незаконных действий (и тогда она называется вознаграждением).

Со вторым нюансом сложнее. Согласно законодательству, коммерческий банк вправе сам решать, кому выдавать кредиты и под какой процент. Это личное дело банка. В данном случае - личное дело Прасковьи Копаневой. Более того - срок возвращения первого кредита (самого маленького) истек только в минувшую субботу, 14 июля, сроки по двум другим кредитам истекают соответственно через год и через семь лет. Сотрудники прокуратуры должны понимать, что доказать в данном случае состав преступления, именуемого взяткой, практически невозможно. Если только фигуранты дела - Малышев и Копанева - сами не признаются в совершенном деянии. Но разве похожи они на сумасшедших?

Напомним, что в рамках дела ПСБ прокуратура уже пыталась привлечь к уголовной ответственности заместителя председателя Комитета по благоустройству и дорожному хозяйству Вячеслава Стругова. Сюжет был почти идентичный. Весной 1999 года Стругов разместил в Промстройбанке бюджетные счета структурных подразделений своего комитета, а летом ему выдали крупный валютный кредит (почти 100 тысяч долларов), который на момент возбуждения дела так и не был возвращен, хотя все сроки давно миновали. Дело ПСБ закончилось пшиком. Не такая ли судьба уготована и делу Малышева?

По оценке квалифицированных юристов, к которым мы обратились за комментарием, единственное из нынешней формулировки обвинения, что может реально угрожать благополучию Валерия Малышева (а 4-я часть статьи 290 УК, по которой проходит вице-губернатор, предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от семи до двенадцати лет), - это история с мобильным телефоном «Nokia». В данном случае щедрость банка вряд ли можно чем-то оправдать, и это действительно похоже на взятку. Все остальное - финская мебель и льготные кредиты - вряд ли вообще дойдет до суда, поскольку с юридической точки зрения крайне зыбко.

В самом деле, на возможном судебном процессе Копанева может запросто заявить, что дарила Малышеву диваны, столики и шкафы не из корыстных соображений, а из дружеских чувств. У богатых свои причуды. Кто-то дарит на день рождения огромную бутылку шампанского за полторы тысячи долларов, а кто-то - финскую мебель. Это опять же их личное дело, и надо сильно потрудиться, чтобы найти в этом дарении криминальную подоплеку.

Ну а доказать свою дружбу с семейством Малышевых Копаневой будет проще простого. Не секрет, что старший брат и сын Валерия Ивановича занимаются бизнесом. Петр Иванович является учредителем четырех фирм (ООО «Тренд», «Торговый дом «Северный», Строительное ТОО «Вест» и «Торговый дом «На Варшавской»), две из которых имеют счета в «ЭКСИ-банке». Такая же ситуация и с сыном вице-губернатора, Алексеем Валерьевичем. Этот молодой человек участвует в деятельности пяти фирм (ПКФ «Рона», ООО «Центр ландшафтной архитектуры», ООО «Виктория», ООО «Олимпик-Авто», ЗАО «Олимпик-Сервис»), три из которых, как несложно догадаться, имеют счета в «ЭКСИ-банке». Ближайшая родственница Петра Ивановича Малышева имеет с Прасковьей Копаневой совместный бизнес - вместе они являются соучредителями ООО «Ника».

В общем, тут так все переплетено, что сам черт не разберется, не то что Генеральная прокуратура, - где подарок, а где взятка, где дружба, а где коррупция...

НАМ СЛОЖНО оценивать перспективы «дела Малышева» и еще сложнее искать в этом деле политическую подоплеку. То, что она есть, - не вызывает сомнений. Ибо все громкие скандалы последнего времени, имевшие место на берегах Невы, приурочивались либо к выборам, либо к операциям по переделу сфер влияния.

В последнее время Валерий Малышев курировал строительство Кольцевой автодороги. Это очень большие деньги, пожалуй, самые большие из тех, что будут крутиться в Петербурге в ближайшие годы. Это очень лакомый кусок. По некоторым данным, брат Валерия Ивановича - Петр Иванович - принимал самое живое участие в деятельности ОАО по строительству кольцевой автодороги вокруг Санкт-Петербурга «КАД СПБ». Кстати, счета этого ОАО тоже были открыты в «ЭКСИ-банке». Возможно, кого-то не устроил такой расклад. Возможно, чьи-то фирмы не получили выгодные подряды и, следовательно, бюджетные деньги. Возможно, эта финансовая река обошла стороной другие, более крупные банки.

Мы далеки от мысли защищать Валерия Малышева. Если он действительно взяточник, то должен понести самое суровое наказание. Другое дело, что обвинения, выдвинутые против вице-губернатора Генеральной прокуратурой, и вправду являются если не «забавными», то весьма и весьма странными, несолидными, что ли.

Любой мало-мальски высокопоставленный чиновник имеет сегодня доверенных коммерсантов и банкиров. В нестабильной финансово-экономической обстановке чиновникам удобнее работать с людьми, которых они знают, с которыми дружат и которые не подведут - не обанкротят банк, не сбегут на Канары. Коррупция ли это? Да, коррупция. Но почему тогда не пересажать всех? Почему начали с Малышева, вся вина которого, судя по формулировке обвинения, сводится к тому, что он взял на постройку дачи кредит в частном банке, а не украл эти деньги из бюджета, как поступили бы многие другие нечистые на руку руководители.

Ну а про «Nokia-2110»... Вполне возможно, что эта доисторическая трубка будет стоить Валерию Ивановичу нескольких лет тюрьмы или, как минимум, должности. Очень жаль, что государство не в состоянии выделить второму лицу своего столичного города приличный мобильный телефон.

Олег ЗАСОРИН газета "Тайный советник"

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор