Сейчас

+2˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+2˚C

Пасмурно, Без осадков

Ощущается как 0

1 м/с, ю-в

757мм

86%

Подробнее

Пробки

3/10

Страх

164

Похоже, страх перед генетически модифицированными продуктами достиг и Петербурга. Многие горожане уже опасаются покупать импортное растительное масло, поскольку полагают, что оно сделано из кукурузы и сои с измененными генами.

Однако специалисты-генетики уверены: в данном случае никакого риска для нас нет. То есть употреблять генетически модифицированные продукты можно спокойно. Почему? Об этом наш разговор с Сергеем Георгиевичем Инге-ВеЧтомовым, президентом Вавиловского общества генетиков и селекционеров, заведующим кафедрой генетики и селекции Санкт-Петербургского государственного университета, членом-корреспондентом РАН, доктором биологических наук.

- Что подразумевается под словами "генетически модифицированные растения"?

- Правильнее говорить: различные сорта, которые созданы на основе генной инженерии, или же - трансгенные растения.

Скажем, вы хотите улучшить сорт по какому-то одному показателю. Путем традиционной селекции этого добиваться долго и трудно. Ведь растения обычно дают лишь одно поколение в год (в теплице - до трех поколений). Пока вы будете выбирать, скрещивать, опять выбирать и опять скрещивать, пройдет лет десять - пятнадцать. К тому же учтите: у растения несколько десятков тысяч генов (кстати, у человека, этого "венца творения", - не намного больше), и надо путем скрещивания подобрать нужную вам комбинацию.

Теперь все можно делать гораздо проще. Ученые "вытаскивают" интересующий их ген в пробирку и "подсаживают" куда нужно. Новый сорт создается непосредственно на лабораторных столах в рекордно короткие сроки, поскольку при этом не требуется выжидать, когда "подрастут" десятки поколений растения.

Для нас, живущих в зоне так называемого рискованного земледелия, трансгенные растения - настоящая находка. Ведь им можно придать, к примеру, такие специфические черты, как устойчивость к морозам в бесснежные зимы и к вымоканию весной.

- Растения, выведенные путем селекции, и трансгенные растения имеют измененные гены. Значит, мы давным-давно едим генетически модифицированные продукты, даже не подозревая об этом?

- Совершенно верно. Все сельское хозяйство (и растениеводство, и животноводство) в принципе работает с растениями и животными с измененными генами. Если наши окультуренные сорта "отпустить" обратно в лоно дикой природы, они потихоньку потеряют свои полезные для нас свойства, то есть начнется обратный процесс селекции - тоже с изменением генов.

А причина скандала вокруг генетически модифицированных продуктов вполне понятна. Это деньги, коммерция. Традиционная селекция сдает позиции, но поскольку в нее вложены огромные средства, терять их компаниям не хочется. Зачем уходить с рынка? Да и людей, занимающихся селекцией, можно понять: дело, которому они посвятили жизнь, оказывается, можно делать совсем иначе, а переучиваться уже поздно.

- Но разговор-то идет об опасности сортов, созданных на основе нового метода...

- Опасность действительно существует, но отнюдь не та, которой пугают обывателей. Нам внушают, что употребление трансгенных растений может сказаться уже на нашем генофонде. Но, как говорил известный американский генетик Френк Андерсен, за 5 миллионов лет существования человечества все было сделано для того, чтобы защитить наследственную информацию от проникновения извне чужеродных генов. Мы же постоянно едим не только овощи с фруктами, но и мясо с рыбой. И это - с имеющимся в них набором генов. Но ничего не происходит: человек не "забирает" чужие гены и не превращается ни в животное, ни в растение. Опасность таится в другом.

Одно из направлений селекции - перенос в растение генов устойчивости, например к воздействию химических веществ, губительно действующих на сорняки. При обработке "химией" сорняк погибает, а ценная культура остается. На первый взгляд это хорошо. Но поскольку культурные растения - сородичи диких, существует опасность, что измененные гены начнут "гулять" по лесам, по полям и со временем спровоцируют появление более устойчивых к "химии" сорняков. А зачем нам такие сорняки?

Мораль очевидна: прежде чем высевать новый сорт в массовых масштабах, должен быть проведен тест на "побочные эффекты".

- А если в растения "подсадить" совершенно чужеродный ген, например от рыбы?

- Сейчас ведутся работы по приданию растениям морозоустойчивости. Растениям "пересаживают" определенный ген, ответственный за устойчивость к холоду, взятый от ледяной рыбы. Той самой, что продается в магазинах.

Но бояться не надо - этакого монстра, полурастения-полурыбы, не получится. Пересаживается один ген из десятков тысяч, к тому же он не будет вести себя точно так же, как, допустим, в рыбе.

Интересно, что в искусственных условиях гены можно сделать гораздо лучшего "качества", нежели они существуют в природе. Нет, природа не глупее нас с вами. Но в природе гены "подбираются" с оптимальным соотношением для функционирования в конкретном организме. А мы для исследования выбираем один ген, показатели которого можем изменить.

Все наши сельскохозяйственные животные и растения имеют улучшенные гены, но по большому счету, с точки зрения матушки-природы, они получились уродами, поскольку нуждаются в тепличных условиях. Без помощи человека им не выжить. Отпустил, скажем, хрюшку в лес. Что ее ждет? Правильно, ее хищник задерет. Она ж не способна защищаться, в отличие от своего дикого сородича - кабана. Вот вам и улучшенные гены.

- Были ли эксперименты по пересадке в растения генов животных и человека?

- Да, особенно по пересадке генов животных. Благодаря генной инженерии в Новосибирске даже создали растения, которые вырабатывают вакцины на основе свойств животного белка. Такие растения можно использовать вместо традиционных лекарственных препаратов.

И мы в лаборатории Петербургского университета неоднократно "подсаживали" гены мышей и человека на обыкновенные дрожжи.

- А это не аморально - экспериментировать с генами человека?

- Наука в принципе аморальна. Но тем не менее научный прогресс остановить невозможно.

Конечно, ни один ученый в здравом уме и твердой памяти не станет экспериментировать на человеке (а на Западе к тому же все чаще раздаются голоса в защиту прав животных).

Но уже существует генотерапия, определяющая наследственные заболевания человека и способная "заменить" неправильно работающий ген на правильный.

Что касается диагностики генетических заболеваний, в том числе диагностики внутриутробной, то о ее возможностях всем известно. А вот о пересадке генов мало кто знает. Например, лечение гемофилии - наследственной несвертываемости крови - может заключаться в том, что от больного, у которого не работает один из генов, отвечающих за свертываемость, берут кроветворные клетки. В них вводят нормальный, "здоровый" ген. Затем эти трансформированные клетки возвращают в организм пациента. Что же происходит дальше? Новые клетки будут какое-то время размножаться, и правильный ген, подсаженный в них, будет работать нормально. Этот способ помогает достичь ремиссии заболевания.

Метод подходит и для лечения инсулинозависимого диабета. Диабетику можно вводить клетки поджелудочной железы, которые будут вырабатывать инсулин, что позволит некоторое время обходиться без инъекций инсулина. Если же подсадки новых клеток с правильным геном проводить периодически, у больного появится шанс забыть об уколах. К слову, такой способ компенсации ряда заболеваний достаточно распространен в экономически благополучных странах. Нам, при российской нищете, его не потянуть по деньгам.

- Сейчас в ряде стран обсуждается проект введения обязательного "генетического паспорта" на всех граждан...

- Это очень спорный вопрос. Во-первых, мы не сможем дать точную информацию о генетически обусловленных болезнях. Хотя геном человека и расшифрован, генетика далеко не все знает ни о функционировании ДНК, ни о том, как работа генов меняется в зависимости от внешних условий, в которых оказался человек. То есть реально можно будет говорить только о предрасположенности к болезни. К тому же неизвестно, как конкретный человек воспримет эту информацию. Есть много мнительных людей, которые, узнав о возможных грустных перспективах в плане здоровья, "зациклятся" на не существующей пока болезни, что может привести к трагическим последствиям.

Во-вторых, информация о "генетических паспортах" будет храниться в каком-то банке данных. А наши хакеры, как известно, умеют все. В общем, появится прекрасная возможность для шантажа.

Хотя само знание о предрасположенности к тем или иным недугам может подчас спасти человеку жизнь. Приведу пример. У небольшого процента людей есть генетически обусловленная предрасположенность к заражению крови. На это обратил внимание советский генетик Юрий Рычков, подсчитавший, что частота гнойных осложнений после ранений осталась неизменной со времен Крымской войны - несмотря на достижения медицины и фармакологии. Оказалось, что за развитие сепсиса несут ответственность гены. Были определены генетические факторы риска. Эти сведения можно было бы использовать во благо военнослужащих. Скажем, не посылать определенных ребят в "горячие точки", поскольку даже не самое тяжелое ранение может для них оказаться смертельным из-за сепсиса. Увы, это открытие в генетике так и осталось не замеченным властями.

- Насколько я знаю, ваша лаборатория приступила к изучению прионов...

- Но до раскрытия тайны передачи "коровьего бешенства" от животных к человеку еще очень далеко. Мы пытаемся понять базовый механизм действия и передачи "вредных" прионов на примере дрожжей (клетки дрожжей по своей организации близки к клеткам человека). Мы уже знаем, как сделать нестабильный прион, который не будет передаваться от клетки к клетке.

- Нас уверяют, что в России не зарегистрировано ни одного заболевшего "коровьим бешенством". На ваш взгляд, эта информация правдива?

- Такую информацию невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть. Дело в том, что скрытый период губчатой энцефалопатии ("коровьего бешенства") составляет десять - пятнадцать и более лет. А сколько зараженного мяса россияне успели съесть - большой вопрос. Навряд ли мы узнаем правду о поставках в страну импортных мясопродуктов.

Пока что в мире зарегистрировано восемь десятков случаев этого заболевания, полученного от крупного рогатого скота. Относительно немного, если учесть, что мясо от одной коровы достается на обед сотням людей.

- После расшифровки генома человека мир заговорил о кризисе генетики. Мол, все важное уже сделано. Какое будущее ждет генетику?

- Она будет развиваться и дальше. Это однозначно. Да, сейчас любят повторять: геном прочитан. Но, между прочим, в 1994 году первым был расшифрован геном дрожжей. Так уже тогда ведущие генетики призывали коллег не просто к расшифровке геномов, а к изучению механизмов работы генов. К слову, что касается прионов, то "раскусить их" путем чтения генома нельзя. Гены у больной и здоровой коровы одинаковые. А почему белки прионы ведут себя по-разному - вот в чем вопрос.

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

Комментарии 0

Пока нет ни одного комментария.

Добавьте комментарий первым!

добавить комментарий

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close