Сейчас

+28˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+28˚C

Ясная погода, Без осадков

Ощущается как 28

1 м/с, сев

767мм

35%

Подробнее

Пробки

5/10

Модное веяние или профессия мечты: что заставляет людей снова получать образование

9926
Фото: Freepik.com
ПоделитьсяПоделиться

Получать новую профессию во взрослом возрасте люди решаются, когда первое образование не очень пригодилось или когда хочется найти дело по душе. Бывает и так, что мечта есть, а знаний не хватает. О том, как и чему стоит снова пойти учиться и как быть, если выбранная профессия оказалась из числа модных и массово востребованных, говорили участники круглого стола «Фонтанки».

— Как показывают 27 лет работы в сфере обучения дизайну, новые профессии, безусловно, нужны людям, у которых уже есть высшее образование, а может быть и не одно, — считает Надежда Лазарева, основатель Международной Школы Дизайна. — Если говорить о дизайне, то многие люди хотят обучиться этой профессии во многом из-за того, что любовь к обустройству дома является архетипичной для человека. Очень многие вспоминают детские творческие мечты, которые подкрепляются многочисленными журналами, а также личным желанием обустроить новую квартиру, новый дом. Но больше половины заинтересованных хотели бы не только применять знания в личных целях, но и практиковать как дизайнер интерьера.

ПоделитьсяПоделиться

В таком желании, по ее словам, есть свои плюсы и минусы: так как профессия очень привлекательна, то сегодня едва ли не в каждом вузе, начиная от химико-технологического и заканчивая институтом радиоэлектроники, есть факультет дизайна.

— Появляется сразу много вопросов: Кто там обучает? Где взять современных дизайнеров — преподавателей, чтобы обучать такое количество народу? — задается вопросом Надежда Лазарева. — Естественно, за качество такого образования никто не отвечает. В этом большая проблема узких трендовых профессиональных сфер.

— Большинство людей, которые приходят учиться к нам в школу, идут за своей мечтой. В юности образование часто получают «для родителей», выбор специальности делается не вполне осознанно, — говорит Любовь Булавкина, руководитель факультета «Дизайн одежды» школы дизайна DH. — Когда же человек становится взрослым, самостоятельным, зачастую он обнаруживает, что занимается совершенно не тем, чем хотел бы. И желание реализоваться, найти занятие по душе сподвигает его на получение новой профессии. Есть своя специфика в обучении взрослых людей творческим специальностям: надо раскрепостить человека, снять опасения «я не умею рисовать, и поэтому у меня не получится», помочь ему поверить в свои силы, помочь вспомнить как это — придумывать, творить, дерзать.

По ее словам, методики школы выстроены соответствующим образом: на старте от людей не требуется никаких специальных навыков, люди учатся всему «с нуля», для них создают максимально благоприятствующую атмосферу.

«Самое важное здесь — что у человека есть мотивация, реальное желание учиться новой профессии и потом в ней реализоваться», — добавила она.

Николай Кодинов, руководитель центра трудоустройства Национальной академии дополнительного профессионального образования, заметил, что выпускники вузов повышают квалификацию или проходят переподготовку по ряду причин.

— Первая — это, конечно, родители, но даже «ненужное», на первый взгляд, образование несет в себе массу плюсов: оно дает базовые знания, без которых невозможно изучение узких специальностей, — поясняет он. — И если после этого человек понимает, что хочет заниматься тем, что будет приносить ему не только доход, но и удовольствие, базовое образование будет также помогать в новой профессии.

В целом, по его словам, идут учиться люди, у которых есть пытливость ума, которые хотят саморазвиваться и думают не только о сегодняшнем дне, но и о том, что они смогут передать детям и внукам.

— В Высшей инженерной школе представлено больше 20 программ профессиональной переподготовки в разных областях, связанных так или иначе с информационными технологиями, — рассказал Иван Брык, старший преподаватель Высшей инженерной школы Санкт-Петербургского государственного политехнического университета Петра Великого. — Интересный тренд современности связан с тем, что люди проходят переподготовку, чтобы получить бинарную профессию, а не сменить вид деятельности.

По его словам, поскольку информационные технологии сегодня глубоко проникли во все сферы жизни, то их использование возможно там, где человек уже состоялся.

— Историку вполне может пригодится Python для научных исследований, медику могут быть полезны базы данных, — объяснил Иван Брык. — Бизнесмен, которому нужно продвижение в социальных сетях, может не тратить деньги на специалиста, а инвестировать в себя. И спрос на это, конечно же, есть — во многом благодаря компаниям, которые занимаются продвижением данной темы и будоражат сообщество. Среди наших студентов есть примеры, когда человек, закончивший консерваторию, в конечном счете стал заместителем генерального директора государственного промышленного предприятия по разработке в области IT. Или врачи, которые стали специалистами в области медицинских информационных систем: у них очень большой пласт знаний о том, что нужно, как это необходимо внедрять, как спроектировать и сделать интерфейс, чтобы не только программисту было удобно, но и медику.

— Рынок труда постоянно меняется. Многие люди осознают необходимость приобретения новых навыков и компетенций, повышения экспертности, т.к. ранее полученных знаний бывает недостаточно, чтобы быть конкурентоспособным, — рассказывает о мотивации снова пойти учиться Алексей Тяпин, руководитель управления по развитию и цифровизации «Восточно-Европейского Института психоанализа». — Желание получить новую профессию может возникнуть у человека в связи с переоценкой профессиональных целей, желанием увеличить уровень заработка и личными амбициями, а также ростом требований к должности, сокращением на работе или даже невостребованностью имеющейся профессии. Часто это происходит в связи с развитием технологий и автоматизации производства, появлением новых отраслей и профессий — таких как IT, цифровая экономика, зеленая энергетика и др.

Он добавил, что обучение по программам дополнительного профессионального образования (ДПО) для слушателей Института Психоанализа — это возможность произвести переоценку имеющегося жизненного опыта, реализовать желание исследовать психическую сферу человека, помогать людям в решении психологических проблем и разрешить собственные трудности, связанные с личным опытом, отношениями или кризисными ситуациями.

Да и в целом в обществе растет запрос на психологическую помощь и поддержку. Согласно исследованию ВЦИОМ, каждый восьмой россиянин обращался за профессиональной психологической помощью. За 13 лет доля таких людей выросла в 2 раза: с 6% в 2009 г. до 12% в 2022 г.

По данным Национального исследования здоровья населения России (НИЗН), около 20% российского населения нуждается в психологической помощи и поддержке. При этом обеспеченность специалистами в России — 4 психолога на 100 тыс. населения (по данным ВОЗ). Это свидетельствует о значительной потребности в специалистах по психическому здоровью.

Угнаться за модой


Иногда желание сменить профессию связано с модными трендами. Например, «войти в айти» хотят все, потому что слышат, что в этой сфере люди много зарабатывают. И тут человеку предстоит определиться: действительно ли это «его» дело — или он просто попал под веяние времени, где психологи, дизайнеры и айтишники стали весьма популярны.

— Мы живем в классное время: нам не нужно ехать на другой конец города в библиотеку по предварительной записи, чтобы получить какую-то информацию, — говорит Иван Брык. — У людей есть огромный набор вариантов. Будь это информационные технологии или дизайн, человеку нужно окунуться в какую-то предметную область, чтобы попробовать себя. График обучения, формат обучения, методики — на рынке образовательных услуг сейчас очень много предложений.

Иван Брык, старший преподаватель Высшей инженерной школы Санкт-Петербургского государственного политехнического университета Петра Великого
Иван Брык, старший преподаватель Высшей инженерной школы Санкт-Петербургского государственного политехнического университета Петра ВеликогоФото: Валентин Егоршин/ «Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

Например, студенты Высшей инженерной школы могут учиться онлайн или выбрать комбинированный формат (онлайн-лекции и практики в классе), а кому-то подходит только полностью аудиторное обучение. Многие программы переподготовки предполагают модульность. Человек может прийти на первый модуль, познакомиться с форматом и графиком, понять, будет ли ему комфортно работать в таком режиме, чтобы реализовать свой потенциал.

— К примеру, с 3 июля в Высшей инженерной школе планируется летняя школа по программированию в интересном формате. Обучение в летней школе можно использовать для проверки себя, а после успешного прохождения — продолжить обучение на профессиональной переподготовке осенью, — комментирует Иван Брык.

Психология тоже становится все более популярной — особенно в современных условиях роста эмоционального напряжения и количества стрессовых, тревожных и депрессивных расстройств.

— В России на самом деле не хватает квалифицированных специалистов в каждой из «модных профессий», где ценятся практический опыт и системные знания, в том числе и в психологии, — говорит Алексей Тяпин. — Обучение по программам ДПО подойдёт тем, кто решил сменить профессию, но хочет совмещать начало практики с работой по прежней специальности. Средний возраст слушателей программ 30+ подходит для карьерного перехода, т.к. приходят на помощь приобретенный жизненный опыт и умение сопереживать.

По его словам, совмещение разных профессиональных сфер может быть непростой задачей. Профессия психолога обязывает к качественной организации рабочего времени и регулярному повышению квалификации, поэтому лучше заранее оценить время, необходимое для каждой роли и понять, реально ли справиться с обязанностями обеих сфер без ущерба для качества работы.

— Это естественно, что люди хотят учиться и работать в развивающихся, перспективных и высокооплачиваемых областях, таких как IT или дизайн, — говорит Любовь Булавкина. — Например, сейчас активно расширяется сфера работы графического дизайнера — это и мультимедиа, и создание различных приложений, и гейм-дизайн и многое другое. Поэтому мы уделяем много внимания тому, чтобы человек вышел от нас со всем набором профессиональных компетенций: ежегодно актуализируем учебные программы, проводим встречи с представителями дизайн-индустрии, организуем производственные стажировки. В программы включен специальный курс по самопродвижению.

А для того, чтобы понять, твое это или не твое, в школе DH всегда рекомендуют начинать знакомство с профессией с коротких программ — тест-драйвов. За несколько занятий человек получает возможность попробовать на практике выбранную профессию, выполнить небольшой проект и понять, соответствует ли реальность его ожиданиям.

— Так и хочется сказать: ты уже взрослый человек, ты можешь позволить себе то-то новое. Попробуй! Главное здесь — переступить через страх. Страх нового с годами становится сильнее, но если человек рискует и делает шаг, это может стать для него началом совершено иной, замечательной жизни, — говорит Любовь Булавкина.

— Боятся, наверное, все — или испытывают сомнения. Но эти ощущения, как правило, уходят после пробных занятий — так называемых тест-драйвов, — рассказала Надежда Лазарева. — Это могут быть и прикладные уроки, где люди пробуют рисовать и видят, что у них получается, и открытые лекции, где объясняются очень важные для осмысления вещи. Не все понимают, что профессиональный дизайн интерьера — это не плод фантазии, это довольно жесткие правила и методики. Только их использование приводит к качественному результату.

По ее словам, каждому студенту школа дает почувствовать те грани, которые ему особенно близки: можно стать стилистом, а можно — планировщиком. Есть люди, которые работают в тандеме или втроем, такие группы часто закладываются уже во время обучения. Идет как бы разделение функций по талантам.

— Кто-то хорошо коммуницирует с заказчиком, кто-то великолепно генерирует идеи и умеет их подавать, а кто-то может руководить всей работой коллектива, — добавила Надежда Лазарева. — Люди даже внутри профессии ищут какое-то свое предназначение, и им необходимо в этом помогать.

Конечно, как только появляется тренд на новую профессию, она сразу же появляется во всех учебных заведения.

— В Национальной академии дополнительного профессионального образования достаточно программ, связанных с педагогикой и психологией, но самое главное — чтобы обучение было не только трендовым, но и давало профессиональные знания, — говорит Николай Кодинов. — Когда мы проводим открытые уроки и выдаём тестовые занятия, мы помогаем слушателям разобраться в новых трендах. А благодаря подкастам с официальными лицами федеральных компаний они узнают практическую сторону новых животрепещущих трендов.

Он добавил, что самореализация и самосовершенствование, а в частности, научение чему-то новому, стоят на вершине пирамиды Маслоу: когда все базовые потребности закрыты, то уже можно сосредоточиться на развитии.

Серьезный подход


С точки зрения человека, который первый раз обращается к этой теме, достаточно сложно выбрать подходящие курсы: рекламы много, а на что смотреть — непонятно.

— Существует огромная разница между высшей профессиональной школой на западе и в российском университетском образовании, — комментирует Надежда Лазарева. — Там — четкий вектор на практику, чтобы ты не изучал, ты знаешь: это тебе нужно. На западе нет начитывания лекций — они представляют собой беседу с преподавателем. И очень много работы за общим столом, где ты самостоятельно делаешь свою работу. В Международной Школе Дизайна используется международный профессиональный стандарт, охватывающий все сферы дизайна.

Надежда Лазарева, основатель Международной Школы Дизайна
Надежда Лазарева, основатель Международной Школы ДизайнаФото: Валентин Егоршин/ «Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

Дилемма заключается в том, что учить можно и 5, и 10 лет, но на такой долгий срок никто не согласится, а «галопом по Европам» тоже не хочется. Поэтому, по словам Надежды Лазаревой, сложилась система в виде спирали, идущей вверх, которую по некоторым точкам осваивают студенты. При этом важны не только профессиональные навыки, но и общефилософские знания — иначе можно так и остаться планировщиком вместо того, чтобы стать настоящим дизайнером, считает она.

— Мы учим по британским методикам, учим быстро понимать сложные вещи, — добавила она, — и объяснять заказчику: почему вот это хорошо будет, а это — плохо. И потом, когда уже дизайнер уйдет с объекта и начнется этап обживания, клиент скажет: «Господи, какой у меня дизайнер», — и все поймет.

— Чтобы выбрать место учебы, важно прийти в пространство, в котором вы собираетесь учиться, посмотреть, поговорить с преподавателями, со студентами, посетить дни открытых дверей, почувствовать атмосферу места, — говорит Любовь Булавкина. — Если она созвучна, если пространство наполнено интересными идеями, творчеством, профессионализмом — стоит присмотреться к этому заведению. Школа DH старается создавать именно такое пространство.

По ее словам, безусловно, стоит обратить внимание на методику преподавания.

— Мы совершенствовали методику двадцать лет — в этом году у Школы DH юбилей. Она рассчитана на то, чтобы за короткий срок (2 года) человек получил профессию и смог работать на выходе. У нас на первом месте стоит качество, качество и качество, — рассказала она. — В нашей методике нет никакой «воды», ее создавали практикующие дизайнеры. И преподают у нас исключительно работающие в индустрии дизайна специалисты. В этом смысле мы очень строго подходим к подбору преподавателей, так как убеждены: только через практику можно погрузить человека в эту среду, иначе все это будет оторвано от реальности, несовременно и т.п.

Также у школы большой объем взаимодействия с другими учебными заведениями — институтами, школами дизайна, в том числе — европейскими, с которыми идет обмен подходами к обучению, методическими знаниями, заданиями. И преподаватели отбирают для своей методики лучшие находки.

— Еще хотелось бы сказать о приоритете очного обучения, — добавила Любовь Булавкина. — Наше глубокое убеждение: получить качественное образование в сфере дизайна, используя только дистанционные методы обучения, невозможно. Конечно, есть какие-то отдельные инструменты, дисциплины, которым легко научить онлайн. Могут быть обстоятельства, когда человек может учиться только дистанционно. Но если вы хотите серьезного образования, если есть намерение работать в этой области — конечно, необходима живая передача, большой объем практических занятий, много-много общения с преподавателями.

— Важно понимать, что компании, которые обещают быстро обучить профессии, — лукавят, — отметил Иван Брык. — Чтобы состояться даже как специалист начального уровня, человек должен потратить достаточно много времени, только тогда можно говорить о приобретении новой профессии или квалификации.

Также нужно обращать внимание, насколько подробно представлена информация о программе и учебном заведении, проводятся ли дни открытых дверей, есть ли возможность прийти посмотреть на занятия.

— Бывает, заходишь на лэндинг, где написано «профессия за два месяца» и есть кнопка для оплаты. А что же внутри? На основе чего программа разработана? Какие темы рассматриваются? Какие практические работы выполняются? — говорит Иван Брык. — Человек, который выбирает, что изучать, должен для себя нарисовать модель: что он хочет получить в конце, каким специалистом стать.

Например, можно сопоставить требования рынка, указанные в вакансиях, с образовательной программой, на которую человек хочет пойти. Ну и, конечно, отзывы выпускников тоже стоит учитывать.

— Важно, чтобы было сообщество, которое поддерживает и выпускников, и студентов, т.е. была возможность пообщаться и узнать все из первых рук, от выпускников, в том числе от самих педагогов, — рассказывает Николай Кодинов. — Еще один аспект — это наглядность результата. Когда человек прошел обучение на нашем бесплатном вебинаре, то он может получить сертификат о том, что прошел эту тему, и сразу применить полученные навыки в реальной жизни. Самое главное — понимание студента, что он не просто получит знания, а что его будут поддерживать и после обучения.

— Институт Психоанализа развивает шесть программ ДПО по психоанализу, клинической психологии, аналитической психологии, психологическому консультированию, психологической работе с семьёй, детьми и подростками, — говорит Алексей Тяпин. — Каждая из них — уникальный комплекс регулярно обновляющихся учебных материалов, подобранных с целью разнообразить обучение, сделать его интересным и эффективным, погрузить слушателей в атмосферу психологии и психоанализа, обучить внимательному, системному и творческому мышлению специалиста.

А чтобы не отставать от рынка и оставаться в лидерах, ВЕИП с 2013 года развивает дистанционные технологии, создав собственную платформу для обучения. «Платформа адаптирована под любой тип мобильного устройства, что позволяет с комфортом учиться тогда, когда нет доступа к стационарному компьютеру», — отметил Алексей Тяпин.

Он добавил, что работа психолога требует систематической и методически выверенной подготовки.

— Существуют сомнения в эффективности краткосрочных программ подготовки. Материал экспресс-курса «Станьте психологом за 3 месяца» подходит только для того, чтобы познакомиться с психологией, — поясняет он. — Но заявленная цель дискредитирует дополнительное образование, подрывая доверие к возможности освоить новую профессию. А подобный курс не даёт системных теоретических и практических знаний, понимания этического компонента профессии и компетенций, необходимых для начала практики.

Чтобы слушатели получили необходимые знания и практические навыки, в Институте Психоанализа продолжительность обучения по программам дополнительного профессионального образования составляет от 1 года до 2 лет.

В целом, как отмечают эксперты, у информационного общества есть большие преимущества: в сети можно найти все, что угодно. Но в этом же и недостатки, так что необходимо тщательно фильтровать информацию и не верить красивой рекламе, если кроме нее нет каких-то подробностей об обучении.

Гарантии трудоустройства

Не секрет: зачастую тех, кто ищет новую работу, привлекает и перспектива высокооплачиваемого труда. На практике же найти такую вакансию оказывается не так легко. Есть ли вообще какие-то «гарантии трудоустройства» и можно ли их в принципе обещать?

— Конечно, на начальном этапе обучения сложно давать человеку какие-то гарантии: мы не знаем даже, насколько ответственно он будет относиться к учебе, — это становится понятно только в процессе, — говорит Любовь Булавкина. — В то же время мы многое делаем, чтобы вхождение в профессию прошло для студента максимально комфортно. Привлекаем профессионалов к чтению лекций и проведению занятий, приглашаем их участвовать в экзаменационных комиссиях. Это люди, работающие в индустрии, ведущие дизайнеры и руководители дизайн-студий, заинтересованные в новых сотрудниках. Они знакомятся со студентами в процессе учебы, видят проекты, могут предложить им практику у себя на производстве, взять студента к себе на стажировку или сразу на работу. Мы выполняем большое количество креативных, эффектных в подаче учебных проектов, а дипломный проект — это часто уже работа с реальным заказчиком. Таким образом, на выходе у наших студентов — качественное и интересное портфолио.

Любовь Булавкина, руководитель факультета «Дизайн одежды» школы дизайна DH
Любовь Булавкина, руководитель факультета «Дизайн одежды» школы дизайна DHФото: Валентин Егоршин/ «Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

Вообще, по наблюдениям эксперта, очень многие студенты начинают работать уже на первом году учебы. Она отметила: недостатка в спросе на рынке нет — все, кто хотят получить работу, находят ее. Это может быть должность помощника дизайнера, стажера в компании, многие выпускники открывают собственные студии или работают как фрилансеры.

— У нас на сайте есть персональные страницы выпускников и информация о том, что мы берем заказы. Поэтому к нам в школу часто обращаются люди из различных компаний, которые ищут сотрудников, пишут и частные заказчики. Таким образом, мы помогаем нашим выпускникам двигаться в профессии в первое время. Но без желания самого студента реализоваться в профессии, без его активности ничего не сделать, — добавила Любовь Булавкина.

— Основная наша специальность — дизайн интерьера, и у нас есть компании-партнеры, в том числе застройщики, с которыми мы постоянно контактируем, решаем их практические задачи, — рассказала Надежда Лазарева. — Также мы ездим в шоурумы, разговариваем со специалистами самых разных направлений. По графическому дизайну — ездим на полиграфическое производство. Всегда надо поработать руками, ощутить пространство, не просто по видео посмотреть. И потом партнёры могут выбрать себе классного специалиста, представляя, что он умеет.

Чтобы сблизить учебу с практикой, проводятся более узкие курсы. Например, когда в моде были маленькие уличные кафе между домами, то в школе был организован такой курс — и люди легко находили после него работу. Сейчас, по словам Надежды Лазаревой, в Петербурге взрывной спрос на общепит — и школа учит студентов именно этому. В таком дизайне много тонкостей, требуется соблюдение разных норм и правил — будь то большой премиальный ресторан или небольшая «забегаловка».

Таким образом, отмечает она, есть и обратный запрос со стороны работодателей, которым нужны люди, умеющие применять свои знания на практике, а не только «рисовать» на бумаге.

— Поиск работы в новой профессии, начало собственной практики, поиск клиентов и конкуренция с опытными коллегами — это серьёзный шаг, — отмечает Алексей Тяпин. — Начинающему специалисту необходимо укрепить профессиональную идентичность, приобрести практический опыт, рекомендации и связи. Высшее учебное заведение может создать среду для приобретения деловых и профессиональных связей, контактов, дать понимание рынка труда, участие в профильных мероприятиях и конференциях.

Он рассказал, что выпускники программ ДПО Института Психоанализа могут делать первые шаги в своей новой профессии ещё во время обучения. Например, искать место для стажировки и практики. Это может быть волонтерство в организациях, предоставляющих психологическую поддержку или помощь людям (кризисные центры, группы поддержки, благотворительные организации). Также они могут заниматься продвижением своих услуг через личный сайт, блоги, социальные сети, листинги специалистов, сервисы по подбору специалиста, проводить групповые занятия или воркшопы по темам, связанным с психологией.

И, конечно, развивать общение в профессиональной среде с помощью публикаций экспертных мнений или статей, участия в конференциях и круглых столах.

— Я бы всё-таки разделял процессы трудоустройства и обучения, — говорит Иван Брык, — Когда человек приходит устраиваться на работу, он себя продаёт компании: свои знания, умения, активность, потенциал. И гарантировать, что конкретный слушатель всем этим обладает, невозможно. Вот он придёт на собеседование в первый раз в шортах, в следующий раз — в тапочках, а потом опоздает. Даже если мы возьмём HR-специалистов к себе в учебный центр, но слушатель будет так невнимателен к деталям на собеседовании, мы, конечно, свои обязательства не выполним: на самом деле такой человек устраиваться на работу не хочет.

С другой стороны, те, кто хочет работать, начинают проявлять активность еще во время учёбы, говорит он. Понятно, что если человек совсем далёк от сферы, в которой учится, то ему сложнее понять, где он может работать и кем. Для этого проводится карьерное консультирование.

Также Иван Брык отметил, что работодатели по-разному относятся к студентам вузов и взрослым людям, проходящим переподготовку.

— Студенты нужны всем, всегда, в больших объёмах, и основная задача — это отобрать из них лучших, — поясняет он. — Любая компания скажет: приведи ко мне 100 студентов, я из них двоих выберу, они бесплатно поработают 3 месяца, а потом я одного оставлю — и будет всё замечательно. Студенты еще формируются как личности и профессионалы, их проще адаптировать под бизнес-процессы и культуру компании. Когда же в коллектив на начальную позицию приходит человек 30+, то 22-летние ребята, закончившие вуз по профилю, будут выше него по должности. Но такие люди обладают другими положительными свойствами: у них за плечами +10 лет жизни, общение с людьми, возможно, опыт руководства, успехи в своей области; они уже могут брать на себя ответственность, заниматься планированием. И вот мы объясняем, как выгодно себя подать, чтобы не перечёркивать всё, чего добились в «прошлой» жизни, а сделать это аргументом для работодателя.

Иван Брык высказал мнение: если очень хочется устроиться на работу в какую-то компанию, то можно прийти туда и предложить бесплатно поработать три месяца — от такого вряд ли кто-то откажется. А за 3 месяца как раз можно понять, впишется ли человек. Но в этом случае нужен определенный финансовый запас, чтобы иметь возможность бросить прошлую работу и бесплатно трудиться на «работе мечты».

— У нас каждый выпускник, который закончил профессиональную подготовку и обратился к нам в течение трех месяцев, может бесплатно получить карьерные консультации: как правильно составить резюме, как успешно пройти собеседование, — рассказал Николай Кодинов. — Консультации проводит наш HR-специалист, которая занимается, в том числе, и приемом на работу.Также мы помогаем в трудоустройстве через Telegram-каналы, где размещаем открытые вакансии партнеров, резюме выпускников.Или, что самое интересное, публикуем подкасты с руководителями высшего звена. Это даёт возможность тем, кто хочет трудоустроиться, понять, как устроена компания-партнер изнутри, задать вопрос напрямую гостям — и уже на этом моменте решить, подходит ли ему эта компания или нет.

— Для работодателя получить резюме из канала, который им знаком, это не то же самое, что получить сотни откликов на вакансию на том же «Хедхантере», это уже другой уровень доверия к специалисту, особенно если они уже знакомы с кем-то из наших выпускников, — пояснил он.

Профессия как хобби

Часто люди идут изучать что-то не для того, чтобы сменить работу, а, например, чтобы развивать какое-то хобби, которое в дальнейшем может заодно приносить какие-то деньги.

— Хобби — это, наверное, возможность отдохнуть от всего, что нас окружает, — заметил Иван Брык. — Не поверите, но даже у программистов бывает увлечение — программировать. Например, на работе он создает какую-то автоматизированную систему, а дома занимается собственным сайтом — для удовольствия.

По его словам, в жизни довольно часто встречается, что такое занятие дает возможность для подработки. А если человек готов сделать шаг, то увлечение может стать специальностью. «Все зависит от того, насколько мир, который его окружает, позволит ему это сделать, — добавил Иван Брык. — Обстоятельства постоянно отвлекают нас от хобби».

Поэтому важно давать возможность развивать увлечения в детском возрасте, пробовать как можно больше, чтобы потом человек выбрал профессию в соответствии со своими склонностями. Это относится и к IT-специальностям.

Надежда Лазарева привела примеры, как обучаясь дизайну, студенты увлеклись живописью — и теперь выставляют картины, продают их. Как дизайнеры интерьера увлекались предметным дизайном.

— То есть мы специально этому не учили, но у нас была такая обстановка на курсе, которая давала возможность развиваться в разных направлениях, — говорит она. — И это великолепно, когда человек что-то делает с искрой в душе, находит узкую нишу, которая сначала становится хобби, а потом — профессией.

— У нас есть специальные программы для тех, кто хочет познакомиться с дизайном и создать что-то для себя. Мы считаем, что это очень важно — поддерживать в людях желание творить и получать новые знания. В процессе обучения студенты выполняют дизайн своего дома или сада — или создают платье под руководством профессионала. Зачастую пройдя один курс, люди идут потом на следующий, например — спроектировав свою квартиру, идут на курс «Дизайн своего сада», — говорит Любовь Булавкина. — Когда человек занимается любимым делом, то полученный опыт всегда найдет применение. Можно использовать его для себя или проектировать что-то для друзей, близких или соседей.

— Психологические знания, полученные при профессиональной переподготовке, могут дополнять профессиональные компетенции основной работы, например, в бизнес-аналитике и продажах, — считает Алексей Тяпин. — Также знания по психологии могут быть полезны специалистам любых помогающих профессий: от врачей до пожарных.

По его словам, в бизнес-аналитике можно применять психологические принципы и методы для исследования и понимания потребностей и мотивации клиентов, исследования рынка и анализа данных о поведении потребителей. В области продаж понимание принципов влияния, коммуникации и мотивации поможет строить эффективные отношения с клиентами, понимать их потребности и предлагать подходящие решения. Можно применять психологические принципы в переговорах, управлении конфликтами, прогнозировании поведения клиентов и разработке маркетинговых стратегий.

В конце концов, если у вас есть профессиональные знания в какой-то предметной области, вы можете предлагать вебинары или индивидуальные консультации, добавил Алексей Тяпин.

— Вообще, все люди рождаются талантливыми, вопрос только в том, кто и как этот талант сохранит и, соответственно, дальше раскроет, — заметил Николай Кодинов. — И тут часто возникает история, что на одной чаше весов есть талант, а на другой необходимость зарабатывать деньги, закрывать базовые уровни пирамиды Маслоу. Поэтому со временем талант становится хобби и вспоминается, когда человек становится финансово обеспеченным. А новая профессия — это когда хобби после 10000 часов становится уже ремеслом, и ты начинаешь этим зарабатывать. Тут и появляется потребность получить новые качественные навыки.

Николай Кодинов, руководитель центра трудоустройства Национальной академии дополнительного профессионального образования
Николай Кодинов, руководитель центра трудоустройства Национальной академии дополнительного профессионального образованияФото: Валентин Егоршин/ «Фонтанка.ру»
ПоделитьсяПоделиться

— Никогда не поздно повернуть с ранее выбранного маршрута и поменять вектор профессионального развития, — уверен Алексей Тяпин. — Психология — профессия второй половины жизни. Взрослому человеку, окончившему ДПО по психологии, часто помогают в работе богатый жизненный опыт, развитое умение сопереживать и профессиональная зрелость.

В целом участники круглого стола отметили: если стоит вопрос, какую профессию получать кроме основной, то стоит выбрать ту, которая связана с soft skills, — потому что можно быть максимально крутым архитектором, программистом, но если не можешь себя презентовать, рассказать об этом, то тебе будет сложно добиваться успеха.

— И нужно с самого начала учиться презентации своих идей, — добавила Любовь Булавкина. — Каким бы ты ни был гениальным дизайнером, если ты не можешь донести свою мысль, ничего не получится. А так вариантов для применения дополнительной профессии может быть множество — главное, чтобы они устраивали самого человека.

Мария Мокейчева, Алина Сизова, Алексей Азарной

Фото: Freepik.com
Иван Брык, старший преподаватель Высшей инженерной школы Санкт-Петербургского государственного политехнического университета Петра Великого
Иван Брык, старший преподаватель Высшей инженерной школы Санкт-Петербургского государственного политехнического университета Петра ВеликогоФото: Валентин Егоршин/ «Фонтанка.ру»
Надежда Лазарева, основатель Международной Школы Дизайна
Надежда Лазарева, основатель Международной Школы ДизайнаФото: Валентин Егоршин/ «Фонтанка.ру»
Любовь Булавкина, руководитель факультета «Дизайн одежды» школы дизайна DH
Любовь Булавкина, руководитель факультета «Дизайн одежды» школы дизайна DHФото: Валентин Егоршин/ «Фонтанка.ру»
Николай Кодинов, руководитель центра трудоустройства Национальной академии дополнительного профессионального образования
Николай Кодинов, руководитель центра трудоустройства Национальной академии дополнительного профессионального образованияФото: Валентин Егоршин/ «Фонтанка.ру»

ЛАЙК0
СМЕХ1
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ1

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close