«Добиться такого ускорения невозможно чем-то одним». Как и кем будет строить новый «Метрострой»

«Метрострой Северной столицы» спешит закрыть вопрос с долгами по зарплатам старого «Метростроя», чтобы рабочие уже думали только о будущем. Замдиректора МССС Дмитрий Орлов рассказал «Фонтанке», что там виднеется.

16
автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / архив
автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / архив
ПоделитьсяПоделиться

Накануне городское правительство, как и предсказывала «Фонтанка», представило три сценария погашения задолженностей перед метростроевцами по их прошлому месту работы. Именно эти долги заставили рабочих вернуться к практике спонтанных экскурсий по аллее Смольного, что совсем не нужно ни чиновникам, ни новому работодателю и подрядчику — «Метрострою Северной столицы» (МССС). «Фонтанка» поговорила с заместителем директора компании Дмитрием Орловым о том, чем предприятие живет сейчас и чем надеется жить в ближайшие 2 года.

Дмитрий Орлов
Дмитрий ОрловФото: пресс-служба МССС
ПоделитьсяПоделиться

Люди

— Я сразу уточню: мы с вами говорим исключительно как с подрядчиком? То есть вопросы стратегии строительства метро, 2045 год и далее — это не к вам?

— Стратегию мы можем только комментировать с точки зрения исполнителя, но планирование — это прерогатива города.

— Тогда давайте по самой актуальной истории — погашение задолженностей по прежнему месту работы сотрудников. Вроде бы город придумал, как именно перечислить «Метрострою» деньги — в виде авансовых платежей по аренде. А теперь выясняется, что это один из сценариев, а в дорожной карте, помимо него, еще два.

В дорожную карту включают все возможные сценарии. Задача — заложить порядок действий, чтобы вопрос зарплат был с гарантией урегулирован. Но условия, по которым мы берем в аренду производственные площадки, также представляют коммерческую целесообразность для АО «МССС». Предоплата арендных платежей на несколько месяцев вперед — коммерческое решение, обоснованное условиями госконтракта на проектирование, реконструкцию и строительство метрополитена Санкт-Петербурга.

— Вы топ-менеджер коммерческой компании, пусть и на 65 % принадлежащей городу. Как бизнес принимает решение вкладываться в обязательства другой компании?

— Ни для кого не секрет, что нынешние работники МССС — это в основном бывшие работники ОАО «Метрострой». Мы знаем, что у них тяжелая история: сначала банкротства дочерних обществ «Метростроя», потом и основного предприятия. На это накладывается опыт невыплат. Мы понимаем озабоченность каждого из сотрудников и разделяем ее. При этом решение о выплате долгов «Метростроя» путем перечисления АО «МССС» авансовых платежей за аренду принято на уровне города. А мы как городская компания принимаем и выполняем его. Однако это не значит, что одномоментно отвлечь из оборота компании около 500 млн рублей просто. Тем не менее мы рады, что реализация этой коммерческой договоренности позволит погасить задолженности перед метростроителями.

— То есть это добрая воля компании, но обусловленная тем, что в совете директоров большинство кресел — у города?

— Компания исполняет решения, принятые советом директоров.

— Вы сами сказали про «дочек» «Метростроя». Их задолженности входят в сферу погашения за счет платежей МССС?

— Решения, принятые на совете директоров, охватывают только задолженности ОАО «Метрострой», ограниченные 2021 годом.

— Но вы перечисляете средства на погашение долгов и перед теми 3,1 тыс. рабочих, которые перешли в МССС, и теми, кто остались в «Метрострое» для проведения банкротства или нашли другую деятельность?

— Да, решение принято для всех.

— А те работники, кто уже перешел в МССС, потеряли в зарплатах? Есть те, кому пришлось согласиться на меньший оклад?

— Основная задача, которую ставил город перед нами при приеме сотрудников «Метростроя», — сохранить уровень дохода. И мы эту задачу выполнили. Есть единичные случаи, когда в соответствии с нашим штатным расписанием мы не могли предложить должности или позиции, которые они занимали в старой компании. Но каждую такую ситуацию мы отрабатываем.

— А что вообще изменилось для рабочих с переходом в новую компанию? Они работают на том же оборудовании, строят те же объекты, офис никуда не переехал...

— Во-первых, есть понимание планов на будущее: крупнейший контракт, список объектов на 20 с лишним лет. Во-вторых, больше нет внутрикорпоративного конфликта, город — контролирующий акционер, это утверждено акционерным соглашением; то есть теперь нет предпосылок для образования каких-то долгов и неоплаченных работ.

Мы предоставим работникам ДМС, страхование жизни и другие стимулирующие мероприятия. Принципиальное отличие состоит еще и в том, что мы сделали для всех единые тарифы, из которых вычисляется базовая часть зарплаты. Поясню: раньше у «Метростроя» было много разных «дочек», их объединили, при этом в каждой была своя тарифная сетка. В результате рабочие получали разный доход за одну и ту же работу. Сегодня мы стараемся это исправить. По тарифу вычисляется базовая часть ежемесячных выплат; потом к ней добавляется сдельщина, при этом рабочие знают свой план на месяц вперед.

— Хорошо, предположим, город взял на себя социальную нагрузку, перевел всех, кто хотел. Есть ли вероятность, что в будущем штат начнут разгружать и увольнять людей?

— Наши объемы работ будут постоянно увеличиваться — и кратно. Профессионалы, которые качественно и эффективно работают, нам нужны!

Техника

— Город выделяет 7,1 млрд рублей на приобретение техники. Сейчас можно сказать, что именно и в каком количестве потребуется?

— Если говорить о самом заметном — проходческих комплексах «Метростроя», то сейчас они у нас в аренде. Для того чтобы выполнять растущие заказы города, мы рассматриваем как их выкуп, так и приобретение новых щитов. Но и само производство щита — вопрос небыстрый. Нельзя просто прийти на условный рынок и сказать — дайте мне вот этот, их делают на заказ, под определенные геологические условия и задачи.

В целом в вопросе обеспечения людей техникой и оборудованием мы за комбинированный подход — закупаем то, что нужно, используем то, что можно. То есть программа закупки выстраивается таким образом, чтобы в первую очередь закупить те механизмы, которые отработали свой ресурс. Для остального — аренда с последующим замещением.

— То есть нет сроков освоения этих 7,1 млрд?

— За 2022 год мы точно не закупим оборудования на эту сумму, но за 2 года освоим их. План по оборудованию расписан на 2 года. В докапитализации компании также участвует группа ВТБ, которая выделяет 3,8 млрд рублей. Эти средства пойдут на аренду и выкуп имущества «Метростроя». Мы знаем, что нам точно надо для ускорения темпов строительства и, соответственно, по этим объектам будем участвовать в торгах — завод ЖБИ, площадка Управления механизации, производство эскалаторов, Строительное управление на Рощинской.


— Вам в любом случае придется бороться на торгах за это всё, включая и основной щит «Надежда» для двухпутных тоннелей?

— Да, конечно, мы непосредственный участник этих процессов.

— Но какое время вы можете держать имущество «Метростроя» в аренде?

— Это зависит от плана проведения торгов, который конкурсный управляющий представляет и утверждает на собрании кредиторов. Можно точно сказать, что любой управляющий заинтересован в скорейшей реализации.

— Тогда как же вы оплачиваете аренду на годы вперед, чтобы погасить долги по зарплате?

— Законодательство не запрещает это. Как вариант, арендованное имущество уходит на торги с обременением — в виде этой самой аренды. И в любом случае эти договоры будут подписаны только в том случае, если такое право конкурсному управляющему даст комитет кредиторов.

— Ну, это же формальный взгляд. По сути, управляющий фактически утверждает свои планы у МССС — как у держателя большинства голосов в совете.

— Я бы выбрал другую формулировку. Конкурсный управляющий утверждает предлагаемое им решение на собрании кредиторов, где на сегодня большинство у АО «МССС». При этом конкурсный управляющий понимает, что его решения могут быть оспорены миноритарными кредиторами через суд, поэтому ко всем вопросам подходит довольно щепетильно.

Строительство

— Вы можете сказать, когда основной щит «Надежда» приедет на Туристскую и пойдет на север, к «Планерной»?

— Его привезут в Петербург из Москвы, где он работал, нужно еще будет провести дефектовку, закупить расходники, что-то надо будет обновить. Мы ориентируемся на второй квартал 2022 года.

— И дальше строительство в те сроки, которые указаны в отраслевой схеме?

— Да, но давайте я поясню, как происходит вообще формирование сроков. Город принимает генплан, на основании которого центр транспортного планирования понимает, какое количество людей и в каких районах появляется. Делается предложение по формированию сети общественного транспорта, кого будет вывозить трамваями, кого — метро, и т. п. Из этого рождается отраслевая схема — какие станции и где нужны, к каким линиям их подключать.

— Но прямо сейчас у вас заключен только рамочный контракт на основании правительственного постановления (те самые 37 объектов и 602,7 млрд) и два конкретных допсоглашения на уже строящиеся участки:«Казаковская» — «Путиловская» и «Спасская» — «Горный институт». Вы дальше не заглядываете?

— Скоро будут заключены допсоглашения на исправление недоделок по уже готовым участкам зеленой и фиолетовой линий, этот вопрос мы закроем в 2022 году. Мы ориентируемся на отраслевую схему, но составление техзадания и каждого конкретного допсоглашения — это задача заказчика, города. Если говорить про упомянутые три станции — «Казаковскую», «Путиловскую» и «Горный институт» («Большой проспект»), то перед нами правительством Петербурга поставлена задача ввести эти объекты в 2024 году.

— Гендиректор МССС прямо сказал, что сейчас надо искать субподрядчиков, чтобы выдержать контрактные сроки. А где их взять-то, если «дочки» «Метростроя» схлопнулись, а он с ними в основном и работал?

— Это вопрос правильный. Но строительная отрасль у нас развита, многое будет зависеть от предложения, компании будут смотреть на то финансирование и сроки, которые будет готов устанавливать город. Это уже чистый бизнес.

— Вы ждете, что они найдутся в Петербурге?

— Да. Я могу сказать однозначно, что и московские подрядчики смотрят на наши планы, но они смотрят на всю страну в целом.

— А прямо сейчас весь объем вы выполняете собственными силами?

— Да, потому что проходка — это всегда была специфика метростроевцев. Но чтобы запустить станцию, надо будет заниматься и другими работами, в том числе отделочными, благоустройством, прокладкой сетей. Так что, в зависимости от этапа, будут появляться и сторонние компании.

— Это относится и к проектированию? Или вы хотите завести собственное проектное подразделение?

— Об этом рано говорить, но нам бы точно хотелось в данном вопросе опираться на сильную службу заказчика, заниматься управлением проектом, а проектирование отдать профессионалам.

— Сейчас вы найдете субподрядчиков и собственных рабочих. А что будет, когда надо будет строить в разы больше? Когда действительно надо будет строить по 4 линии одновременно «футбольными» темпами?

— Добиться такого ускорения невозможно чем-то одним, это комплекс мер: техническое перевооружение с сокращением ручного труда, замена оборудования на более производительное, увеличение штата, работа с профтехническими образовательным учреждениями. Если мы ничего не будем делать, то, конечно, через 2 года встанет вопрос, где взять людей. Но мы уже работаем по всем направлениям.

Беседовал Николай Кудин,
«Фонтанка.ру»

автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / архив
автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / архив
Дмитрий Орлов
Дмитрий ОрловФото: пресс-служба МССС

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (16)

Уже давно можно было приобрести оборудование местного производителя. Например щиты Ясиноватского завода. Эти щиты работают по 30. 40 лет. Цена совсем другая по сравнению с иностранными компаниями.

А чё не так?
Застройщик никаком своим не несет золотые яйца.
Никак остается -для действительноправоохранительныхорганов Россиской Федерации.
Ну, вы , влистательные...

Чапаев и пустота!
Люди знали, что Метрострой банкрот. Люди знали, что подряды и много денег отдадут им!
Но!
Они даже не почесались на тему закупки оборудования, поиска субподрядчиков, проектировщиков. Огромные суммы ВТБ можно было бы использовать для предварительной закупки щитов, для закупки расходников, обучению и найму рабочих и специалистов!
Новые люди у кормушки, но мысли и действия полных непрофессионалов!
Деньги уйдут, а метро не будет! Увы!

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...